Андрей Телесненко: Любовь к команде - с молоком матери ᐉ UA-Футбол

Общие новости

Защитник, теперь тренер и обязательно патриот своего города и клуба
Общие новости
02.09.2008
вторник
13:01
Андрей Телесненко: "Любовь к команде - с молоком матери"
Рейтинг публикации
Защитник, теперь тренер и обязательно патриот своего города и клуба

Судьбы Андрея Телесненко и «Черноморца» переплелись в далекие 80-е, и с тех пор (с некоторыми перерывами) воспитанник одесского футбола служит нашей команде. Защитник, теперь тренер и обязательно патриот своего города и клуба.

- Расскажите, как вы пришли в футбол…

- Это было очень давно, еще в прошлом тысячелетии. Сначала я занимался легкой атлетикой, но параллельно с этим играл за команду своего ЖЭКа, помните, проводился турнир «Кожаный мяч». Постепенно футбол взял свое, и сначала я пошел в футбольную школу «Спартак», где работал тренером Юзеф Клацман и Валерий Бокатов. Там позанимался месяца 3-4, но в один прекрасный момент туда пришла моя мама, которая увидела, что уровень там все-таки невысок, приходило очень мало человек, тем более, что это было зимой. Она посмотрела, взяла меня за руку и отвела в школу «Черноморец». Я попал к Олегу Григорьевичу Щупакову, потом тренировался у Георгия Филипповича Кривенко, так в этой школе я и дошел до дублирующего состава.

- Со «Спартака» вы начинали из-за места жительства? Этот район дал одесскому футболу многих талантливых игроков…

- Нет, у меня это не было связано с местом жительства. Я жил тогда на Фонтане, возле парка Ленина. Там у нас все время проходили какие-то детские футбольные турниры, просто ставили ворота и играли. Это сейчас у детей другие интересы, компьютер на первом месте, а у нас были только улица, футбол, школа и дом, других занятий в то время не было.

МЫ БЫ ВЗЯЛИ МЕДАЛИ ДЛЯ ОДЕССЫ

- Как у вас складывалось в дубле?

- Тогда дубль тренировал Семен Иосифович Альтман, с которым я, получается, знаком уже около 30 лет. Когда я пришел в школу, он тренировал там детей 1965 года рождения. Потом он принял дублирующий состав, но продолжал следить за нами, молодыми, и благодаря его чутью я оказался в дубле. Альтман пригласил группу футболистов моего возраста в резервный состав, в том числе и меня. Я дебютировал в 16 лет в матче против «Нистру», хотя в те годы дублирующие составы были очень солидными, там играло много возрастных футболистов, которые по той или иной причине не попадали в основу, иногда восстанавливались после травм. В любом случае, в СССР турнир резервистов был очень серьезным и престижным соревнованием. Четыре года я отыграл в дубле, в промежутке отслужил в армии, в спортроте. Тогда, опять же, мне было очень сложно, молодому парню пробиться в основной состав одесского СКА, где играли такие мастера, как Смаровоз, Тарханов, Колядко, Марусин, Владимир Малый. Но я тренировался вместе с ними. Когда служба в армии подходила к концу, мне предложили остаться на сверхсрочную, но я сразу отказался, не хотел связывать свою жизнь с армией. После этого меня отправили в часть, потому что я не хотел играть за них дальше. Уволившись в запас я вернулся в «Черноморец», но так получилось, что как раз в этом году команда вылетела в первую лигу, и ряду молодых футболистов не нашлось места в составе. Мне уже исполнилось 20 лет, очень хотел играть, и спасибо Виктору Захаровичу Зубкову, который тогда принял николаевский «Судостроитель», за то, что он пригласил меня в эту команду. Я провел год в «Судостроителе», отыграл практически все матчи. В следующем году «Черноморец» вернулся в высшую лигу, и меня опять позвали в команду Полосин и Альтман. И я вернулся. В 1988 году сыграл 8 игр, но в том сезоне, да и следующем, меня постоянно преследовали травмы, связанные с паховыми кольцами. Сейчас такие травмы лечатся проще, делают операцию, но тогда требовалось очень много времени на реабилитацию. Сложно было восстанавливаться, потом опять набирать форму, после чего снова случался рецидив.

Кроме того, чемпионат СССР был очень сильным турниром, существовала очень серьезная конкуренция за место в составе. Не было иностранцев, как стало модно сейчас, все были своими, но я считаю, что чемпионат СССР был на высоком уровне, пожалуй, один из лучших чемпионатов того времени в Европе.

- В конце 80-х раскрылось ваше поколение – вы, Цымбаларь, Гусев, братья Никифоровы, чем можно объяснить появление такой плеяды?

- Да, так совпало, плюс тогда начальником команды был Юрий Леонидович Заболотный, настоящий одессит. Он хотел, чтобы в команде играли одесситы. А самое главное, что мы сами этого хотели. Ведь еще в детстве бегали на Центральный стадион, перелезали через забор, потому что денег на билет не было, а посмотреть футбол хотелось. Можно сказать, впитали любовь к команде с молоком матери.

- Если бы не развалился Союз, на что могла бы рассчитывать ваша команда?

- Тогда у нас был прекрасный коллектив, сильные футболисты и хорошие люди. Виктор Евгеньевич Прокопенко и Семен Иосифович Альтман сделали очень хорошую команду. К нам пришли ребята из СКА – Сак, Зинич, Кошелюк, Демьяненко, кроме того, оставались наши ветераны – Щербаков, Савельев, Гришко. И зрелые Гусев, Гецко, Юра Никифоров. Действительно, если бы не распад СССР, мы могли бы претендовать на высшие места. Да и тогда, в последнем сезоне, когда «Черноморец» занял четвертое место, мы должны были выигрывать «бронзу». Но по разности мячей пропустили вперед «Торпедо». Если бы не развал, я уверен, что мы бы взяли медали для Одессы в следующем сезоне. Но тогда начался чемпионат Украины, в который заявлялись такие команды, как «Темп» (Шепетовка), «Нива» (Винница). Мы тогда даже городов таких не знали, не то, что команды. Не в обиду этим клубам и городам, но они всегда играли во второй лиге, а тут сразу оказались в высшей. Повторюсь, не хочу никого обидеть и с уважением отношусь к этим клубам, тем более что многие из них потом заставили себя уважать.

ЗВАЛИ В БЕЛЬГИЮ, НО ТЯНУЛО ДОМОЙ

В общем, начался чемпионат Украины, а мы проходили сборы в Финляндии. Там мне и Вите Гришко предложили заключить контракт с местным клубом. Я согласился и провел в Финляндии два года, о чем совсем не жалею. Там, может быть, был не сильный, но очень приличный чемпионат по качеству, самоотдаче, борьбе. Финский футбол сейчас поднимается, сборная на довольно хорошем уровне играет. А тогда там играли такие известные футболисты, как Андреев, Воробьев, Баранов, Базулев, Бирюков, Каюмов и многие другие.

- Можно сказать, что, как и израильский футбол, финский поднимали футболисты из бывшего Союза.

- Ну, не то, чтобы я поднимал финский футбол, просто у меня был контракт, обязательства перед клубом, а я такой человек, что если что-то делаю, то делаю это до конца, отдаю все силы, всего себя. Поэтому в тех командах, в которых играл, претензий ко мне, думаю, не было. По крайней мере, хочется в это верить.

- В то время для советских футболистов многое значили бытовые условия, это повлияло на ваш выбор клуба?

- Не могу сказать, что стремился уехать именно в Финляндию, меня все устраивало и в «Черноморце», но хотелось попробовать что-то новое, поиграть где-то еще. Когда у меня заканчивался контракт с «Оулу», Виктор Прокопенко позвал обратно в «Черноморец». В то же время финны хотели продать меня в команду бельгийской высшей лиги, но я решил вернуться в Одессу, потому что меня уже тянуло домой. Я вернулся в удачный период, когда мы взяли и «бронзу», и кубок, и серебряные медали.

- Тогда стало поинтересней играть?

- Да, было видно, что уже наступила какая-то стабильность, в чемпионате Украины наблюдался прогресс, клубы становились сильней. Нельзя сказать, что был какой-то небывалый интерес, но стало нормально. А может быть, просто я вырос, повзрослел.

ИЗ ИЗРАИЛЯ В ИЖЕВСК

- Как возник вариант с переходом в израильский клуб «Хапоэль» из Беэр-Шевы?

- После того, как в команде сменился главный тренер, и вместо Прокопенко пришел Буряк, наверное, у меня несколько не заладились отношения с новым наставником. Конечно, не я первый и не я последний. В результате, принял решение искать для себя новую команду, и как раз в это время подвернулся вариант с Беэр-Шевой, тем более, что там играл мой кум и друг Сергей Гусев. Под влиянием этих факторов я решился уехать в Израиль, подписал с клубом контракт и отыграл почти весь чемпионат, но потом получил серьезную травму. На восстановление ушел год, в течение которого вообще ничего нельзя было делать.

У меня закончился контракт, и клуб не стал его продлевать, в общем-то, понятно, кому нужен футболист, который не может играть? Я вернулся в Одессу и лечился здесь, а через год ко мне снова поступило предложение из Беэр-Шевы, но на этот раз я его не принял, у меня были другие варианты. Я поехал с Сашей Никифоровым в российский клуб «КамАЗ», который тренировал Беньяминас Зелькьявичус, тогда эта команда играла в высшей лиге. Но в итоге мы с ним, а также с Гусевым, который к нам присоединился, очутились в «Газовике-Газпроме». Тогда эту команду, как и «Хапоэль», тренировал Виталий Викторович Шевченко. В «Газовике» я отыграл год.

- Каково было оказаться в Ижевске после Израиля в плане температуры?

- Адаптация у меня всегда проходила нормально, хотя разница между чемпионатами, конечно, была. В Израиле очень жарко, а до этого в Финляндии, наоборот, было достаточно холодно. Но финны, несмотря ни на что, бьются до последней минуты. Таким же был и уровень российской первой лиги, там силовой футбол, сплошная борьба – на месте не постоишь. Сейчас там футбол прогрессирует, уровень постоянно повышается. Мы стараемся успеть за Россией, но, честно говоря, пока что немного уступаем.

«ДНЕСТРУ» ТОЛЬКО УДАЧИ

После российского этапа я оказался в кишиневском «Зимбру», который принял Семен Альман. У меня были разные предложения, из «Ворсклы», «Черноморца» и других клубов высшей лиги, но, выбирая между Буряком и Альтманом, я, конечно, выбрал последнего. У нас сложились хорошие отношения, я доверял Семену Иосифовичу и, не задумываясь, пошел за ним. Кроме того, в этой команде уже играли Сергей Згура, Константин Кулик, потом к нам присоединились Руслан Гилазев, Геннадий Альтман.

- В Молдавии вы поиграли в Лиге чемпионов, Кубке УЕФА…

- Вместе с «Зимбру» мы два сезона подряд проходили два круга квалификации Лиги чемпионов и вылетали только в третьем, после чего играли в Кубке УЕФА. Пока ни одной молдавской команде не удавалось добиться таких же результатов. Выигрывали мы и чемпионат, и Кубок Молдавии, это тоже приятно вспомнить. Впрочем, сейчас это все уже история.

В последний год в «Зимбру» я работал под руководством Александра Спиридона, который сейчас помогает Мирче Луческу в «Шахтере». По окончании моей молдавской карьеры вернулся на родину, и Витя Гришко пригласил меня в овидиопольский «Днестр». Туда мы и отправились вместе с Гусевым, а Саня Бондаренко был уже там. В «Днестре» тогда было очень хорошее руководство, и эта команда стремительно прогрессировала.

- Можно сказать, что вы и другие бывшие футболисты «Черноморца» дали толчок этому клубу?

- Надеюсь, что это так, по крайней мере, мы к этому стремились. Все делали одно дело, молодежь чему-то у нас училась, где-то мы им подсказывали, сплав опыта и молодости в итоге принес свои плоды. Потом клуб стал тренировать Игорь Петрович Негара, квалифицированный специалист, который затем привел команду к первому месту во второй лиге, и в первом дивизионе «Днестр» тоже достойно себя проявляет. У меня остались там старые друзья, поэтому я частенько посещаю игры команды. Могу сказать, что и сейчас «Днестр» показывает такой же добротный футбол, прогрессирует, желаю им только удачи.

ПЕРЕД ФАНАМИ НУЖНО СНЯТЬ ШЛЯПУ

- Современные болельщики сильно отличаются от советских?

- Конечно, в союзные времена болельщиков было больше. Но наши одесские болельщики всегда во все времена были лучшими. Сейчас культура боления более слаженная, есть фейерверки, кричалки, ультрас. Но одесские фаны – особенные люди, перед которыми нужно снять шляпу. В любой ситуации они поддерживают команду, и верный болельщик всегда будет рядом. Я точно знаю, что наши фаны лучшие из тех, что я видел.

- Одесса – особенный город, а чем отличались одесские футболисты от коллег из других городов?

- Даже не знаю, было ли в нас что-то особенное, в принципе, все футболисты одинаковые. Возможно, мы были более патриотичными. Безусловно, на нас влиял наш чудесный город. Я здесь родился, в нашей команде играло много одесситов, как и до нашего поколения, те же Заболотный, Попичко, Молочков, Москаленко, Городенко, Тодоров, Фурс - все они были уроженцами Одессы.

Мы и сейчас говорим ребятам, что если они вышли на поле в футболке с эмблемой «Черноморца», то не имеют права уворачиваться от мяча, уходить от борьбы, играть не в полную силу, нужно полностью отдаваться за клуб, болельщиков, город и свое имя. Так было всегда, и мы всегда играли в футбол ради болельщиков. Не знаю, возможно, сегодня блага стоят для футболистов на первом месте, и, конечно, они были всегда, но для нас на первом месте всегда стояли клуб, Одесса, болельщики.

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Официальный сайт ФК "Черноморец" Одесса
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (0)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]


Продолжая просматривать www.ua-football.com, вы подтверждаете, что соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Согласен