Александр Лысенко: "Работать без оглядки". 19-01-2009 Общие новости - UA-футбол

Общие новости

С "Днепром" Лысенко прошел все – от вылетел в первую союзную лигу до без 15 минут полуфиналиста Кубка чемпионов
Общие новости
19.01.2009
понедельник
08:23
Александр Лысенко: "Работать без оглядки"
Рейтинг публикации
С "Днепром" Лысенко прошел все – от вылетел в первую союзную лигу до без 15 минут полуфиналиста Кубка чемпионов

Александр Лысенко – целая эпоха в истории «Днепра». В составе днепропетровского клуба он провел ровно 300 официальных матчей. Не больше, не меньше! С «Днепром» Лысенко прошел все – от вылетел в первую союзную лигу до без 15 минут полуфиналиста Кубка чемпионов. В интервью легендарный футболист поведал историю взлетов и падений.

– Александр Петрович, для начала хотим вас поздравить. Вы единственный, кто играл и на старом «Металлурге», и на построенной на его месте «Днепр-Арене»! Было это в 1978 году с одесским СКА...

– На Кубок...

– Да. Вы единственный из того состава, кто выходил играть в матче ветеранов. Кутузов и Демьяненко в том конкретном матче не играли. Получается, вы этакий «сплав времен» олицетворяете. Для вас это что-нибудь означает?

– На «Металлурге» это была единственная игра с моим участием именно на Кубок. Мы сыграли вничью, а потом на выезде проиграли. Было очень грязно, плохое было поле. «Металлург» и для меня, и для моей команды «Днепр», конечно, намного меньше значит, чем «Метеор». Потому что все успехи у нас на «Метеоре» были. А сыграть на «Днепр-Арене» я, конечно, мечтал. С того момента, как она только начала строиться. Правда, тогда говорили, что «Днепр» будет играть или с «Баварией», или с «Миланом». Но я считаю, правильно сделали на открытие именно чемпионские игры «Днепра»: нашу, 1983 года, и 1988 года. Все .ребята, которые выходили в этот день на поле, были довольны. Я с Олегом Тараном разговаривал, с Колей Павловым, да со всеми!

Они очень рады, что именно им выпала честь открывать игры на таком стадионе. Единственное, мне жаль только, что так мало сыграть удалось за свою чемпионскую команду. Дело в том, что мне доверили руководить командой 1988 года, потому что нет уже Кучеревского, а колтун не смог приехать. А я тогда был третьим тренером. Так что получилось выступить за обе эти команды. В первом матче сыграл минут 15 и побежал переодеваться, чтобы вывести команду на игру против киевского «Динамо».

ПОЛТАВА – ХАРЬКОВ – ДНЕПРОПЕТРОВСК

– Александр Петрович, вы родились под Полтавой, футбольный же ваш путь начался в Харькове. Как все эти переезды происходили?

– С 10 лет, помню, кроме футбола ничем больше не интересовался. Поиграл за сборную Полтавской области. Потом попал в Харьковский спортинтернат. Родители сначала были против. Для них само слово «интернат» было неприемлемо! Но потом ничего, отцу понравилось даже, когда они с мамой ко мне в Харьков приезжали. Так что я два года там и проучился. Тогда в Украине только четыре интерната таких и было.

– А ваши родители со спортом не связаны никак?

– Нет. У меня отец в торговле начальником был. Все еще удивлялись, как это сын начальника пошел в футбол? А я футбол очень любил! Отец сначала и не думал, что это станет делом моей жизни.

После интерната меня сразу взяли в харьковский «Металлист», он тогда во 2-й лиге выступал. В 1975 году мы вышли в 1-ю лигу союзного чемпионата. А уже в 1976 году меня пригласили сразу в три команды: «Днепр», «Динамо» (Киев) и «Шахтер». Я в каждую из них и написал заявление, хотя по тем временам это преступление было. Но молодой тогда был, очень хотелось попасть в высшую лигу... Меня затем Лемешко к себе вызвал, он как раз «Металлист» принимал, и говорит: «Я знаю, что ты написал заявление. Но я. «Металлист» сейчас буду делать. Так что хочешь – уходи, а хочешь – оставайся». Куда там, все мои мысли были уже о высшей лиге!

Из «Динамо» Пучков ко мне приезжал, он тогда селекцией занимался. Говорил, Лобановский меня очень хочет в команде видеть, два часа меня убалтывал. Зашли мы с ним где-то на какую-то почту, там я заявление и написал. Потом Сальков звал в «Шахтер», но почему там не сложилось – не знаю. В итоге я в «Днепре» оказался.

В команде тогда большая перестройка шла, все «старики» из нее уходили. Романюк, Христян, Найда, а нас взяли из второй, первой лиг. В этом, наверное, и была ошибка «Днепра». В 1978 году мы вылетели из «вышки». Такое вот начало карьеры неудачное у меня вышло.

– Сколько вы в общей сложности в «Днепре» провели?

– 10 лет. Я пришел в 1977 году и играл по 1987 год включительно – 10 лет в одной команде! Хотя мастера спорта Украины мне за это так и не дали (улыбается).

ОПАСНО СЛИШКОМ ДОВЕРЯТЬ МОЛОДЫМ

– Вас сразу в защиту поставили?

– Нет, довелось на разных позициях поиграть. В «Металлисте» играл правого защитника, у меня здорово там получалось. А в «Днепре» сначала поставили правым полузащитником, затем центральным... Там что-то не пошло у меня. Плюс резкий переход из первой лиги. Хотя ведь и первая лига в Союзе тогда была хорошая. А в 1978 году уже налаживаться стала у меня игра. Мы тогда поехали в Ленинград на какой-то турнир, и мне дали приз как лучшему защитнику.

– Александр Петрович, в вашей карьере не было ни одной команды СКА или «Динамо». Как сложились отношения с армией?

– А я здесь служил, в Днепропетровске! Была военная часть при ЮМЗ (Южном машиностроительном заводе, который сейчас носит имя легендарного директора А.М.Макарова. – Ред.), внутренние войска. И вот меня, Толю Демьяненко и Серегу Мотуза отдали туда. Мы приняли присягу – играли в «Днепре» и служили. Представьте, Толю Демьяненко потом забрали в «Динамо» именно через внутренние войска, хотя он не хотел идти!

– Пришла в голову интересная мысль. 1978 год, «Днепр» вылетел. Но если брать игроков поименно, то все они в прошлом или будущем брали самые высокие награды. Трошкин, Матвиенко, Демьяненко в разные годы выигрывали Кубок Кубков. Вы, Кутузов, Кузнецов, Крамаренко были чемпионами страны. Последний – в московском «Динамо». В команде образовался такой сплав опыта и перспективной молодежи! Что же произошло в том злосчастном 1978-м?

– Много сразу молодых ребят взяли. Произошла резкая смена поколений. А этого ни в коем случае нельзя делать так резко. У нас тогда полностью поменяли линию обороны. Вы же понимаете, как это тяжело для команды! Плюс пришли бывалые игроки – Трошкин, Матвиенко, уже, можно сказать, в возрасте. К тому же оба сборы с нами не проводили – травмы у них были или болезнь, сейчас уже не помню. Факт, что в сезоне они поздно играть начали. Да и состав долго тасовали – пробовали ставить ребят на разные позиции.

– Поговаривали, что те же Трошкин и Матвиенко не играли на поле в полную силу?

– Да, такое впечатление сложилось. Но я же не знаю, в чем была причина! Частые травмы, врачи их освобождали... Мало они у нас поиграли. В команду пришел Йожеф Сабо, и на сборы мы уже ехали без них. Он их убрал из команды, может быть, потому, что лучше их знал по киевскому «Динамо» (на самом деле из команды был исключен Трошкин, а Матвиенко доиграл до конца сезона-1978. – Д.М.).

– Какие-то импульсивные поступки Сабо запомнились?

– Сабо тоже недолго пробыл в «Днепре». К тому же я тогда получил очень серьезную травму. Играл без щитков, и ногу буквально разорвали. Три месяца, пролежал в нашей 56-й больнице, мне табло «Метеора» из окна было видно. А на нем все время: 0:1, 0:2, 0:1, 0:2... Проигрывал все время «Днепр»... Доктор наш командный Черный меня навещал. Придет, колбаски какой-нибудь принесет – и побежал в команду. Когда я уже в раздевалку смог прийти Сабо, глядя на меня, и говорит: «А кто это?» То есть он даже не знал, что я такой есть. Молодой парень, кому я тогда нужен был! (Улыбается.) Потом, помню, на сборы с Сабо съездили. Но пошли слухи, что закончится финансирование команды. Сабо сразу после этих сборов и уехал, еще до начала сезона.

ЖЕНИТЬСЯ КАК БЫ МЕЖДУ ФУТБОЛОМ

– В те времена вы стали часто бить пенальти...

– В первой лиге у нас многие пытались пробить и не получалось. Павленко подходит – не забивает, Куцев не забивает, еще кто-то пробовал – то же самое. И я уже пошел бить, что называется, от безысходности. И забил! С Ивано-Франковском, как сейчас помню, в домашнем матче. Ну и решили, раз забил – будешь и дальше бить. И я бил.

А вот с «Кубанью» не получилось забить, хотя игру мы выиграли 2:1. Там интересно получилось: после того, как я не забил пенальти, кто-то мяч отбивает – назначают угловой, мы с него забиваем. А если бы ничья была – могли бы из первой лиги вылететь. Так что этот пенальти я хорошо запомнил...

А уже в высшей лиге я забил 12 пенальти кряду. Увы – 13-й не удалось! Это была игра с «Динамо» (Тбилиси), счет 2:1. И в следующем матче с «Зенитом» не забил. Потом я уже подошел к Емцу и сказал: «Хватит, пусть Протасов бьет. Ему нужно забивать».

– Что изменилось в команде с приходом Емца и Жиздика?

– Многое! До них команда опять начала сыпаться уже в выешей лиге, но там было плохо, что мы вообще никем не усилились. Первые три игры в сезоне проиграли украинским командам: «Шахтеру», «Черноморцу» и «Динамо» (Киев). Вот у руководства и возникло решение пригласить наших, местных – Емца и Жиздика. Я знаю, что они долго сопротивлялись, не хотели идти. Но когда пришли, привели с собой много своих ребят Погорелова, Надеина, Шуршина, Устинова и других. Из старого состава, молодежи, остались: я, Кутузов, Мотуз и Крамаренко... Хорошо я помню первое собрание, когда Емца представляли. Собрали футболистов, и начальство начало докладывать новому главному, кто как паршиво играет. Ну и до меня очередь дошла. Слышу, один говорит: «Лысенко...». Думаю – ну все, вышибут из команды, а тот продолжает «...ничего так бегает по флангу». Прямо от сердца отлегло.

Жиздик и Емец решили делать ставку на своих ребят. Наверное, в этом и была сила того «Днепра». Да и с дисциплиной по-другому стало. Мы на базу заезжали в 9 утра, а домой я попадал к 9-ти вечера. Наверное, в теперешнем «Днепре» такого нет!

Емец с Жиадиком, те вообще и жили на той базе. Они все силы бросили, чтобы сделать команду. И для нас база была как родной дом, хотя в те времена она совсем не такая была, как сейчас.

– Как же у вас личная жизнь сложилась – при таком жестком графике?

– Женился я в 1981 году. Это как раз тяжелый сезон был для «Днепра». Подошел к Жиздику и сказал: «Я женюсь». И в июне расписался. Мы даже свадьбу с супругой не играли. Только расписались, и все.

Затем у нас была игра с «Таврией» в Симферополе, а после нее летний перерыв, то ли месяц, то ли три недели. И мы всей командой с женами и детьми поехали отдыхать в Евпаторию, в пансионат «Днепр». Вот это очень нас сплотило! Нам отдельный корпус выделили, все условия создали для отдыха. Очень правильное решение было руководства с этой поездкой.

– ЕСли не секрет, сколько тогда зарабатывал футболист? И кем вы числились в трудовой книжке?

– В трудовой у меня записано «Инструктор по спорту». Зарплату мы на Южмаше получали. Первая зарплата у меня в «Металлисте» была 60 рублей. Потом, через время, когда стал больше играть, на командном собрании объявили: «Лысенко за повышение мастерства переводят на зарплату, – такая пауза, – 110 рублей!». Потом в «Днепре» была зарплата 120 рублей, затем 150. Квартиру, правда, в «Днепре» дали. Родители дом под Полтавой продали и ко мне переехали.

А премии? Премиальные мы почувствовали, уже когда стали чемпионами. Тогда ведь как было? Занимает команда с 1-го по 3-е место – спорткомитет платит ей премиальные. С каждого выигранного матча какой-то процент. После пяти лет в «Днепре» моя очередь на машину подошла. Помню, в 1982-м я свой первый автомобиль приобрел – «жигули» «пятерку», цвет «голубая Адриатика». Многие ребята тогда свои машины продали, а мы с Серегой Мотузом оставили. Правда, уже в следующем, чемпионском, 1983 году нам «Волги» дали.

ДОСТИЧЬ ОТМЕТКИ «17»!

– Самый удачный какой для вас год был?

– 1982-й. Я тогда и игр больше всех отыграл, и пенальти 5 из 5-ти забил. А 1983 год начался для меня не очень хорошо. 20 апреля в домашней игре с «Торпедо» (Кутаиси) я сломал ногу. И вот ведь что интересно: первый тайм до конца доиграл! Пора выходить на второй, а нога болит и болит. Доктор везет меня в нашу 56-ю больницу, а команда после игры вся едет на базу. Плохо отыграли тогда, 0:0, не обыграли Кутаиси. И я из больницы приезжаю на базу уже на костылях. Там все не поверили, что у меня перелом. Помню, захожу в столовую поужинать, а нога в гипсе. Емец подошел, обнял и так по-отечески сказал: «Ничего. Еще поиграешь». И вот из-за этого перелома я целых четыре месяца потерял.

– Со «Спартаком» в том сезоне вы играли как раз 17-й матч...

– Да. До этого в матче с «Динамо» (Киев) после травмы тренеры мне сказали, что если я выхожу, то у меня впритык получается 17 матчей. То есть тогда было ясно, что идем на медаль. А давали их тогда, только если сыграешь 50% матчей. Тренерский совет сел и все игры посчитал. Выяснилось, что если я против «Динамо» не выйду, то медали не получу. И вот они меня выпустили. Я понимаю, что тренеры очень рисковали. А мы вышли и 2:1 их обыграли! Но нам повезло немного, что у киевлян в том матче был молодой состав, а более опытный Блохин вышел лишь во втором тайме. Мы к тому времени вели уже 2:0. Он потом пенальти забил – 2:1, но игру выиграл «Днепр».

Одна игра мне еще запомнилась с «Динамо» (Минск), уже после киевлян. У меня температура была 38,5, и я никому об этом не говорил, только доктору тихонько сказал. Мы вышли и минчан обыграли.

Со «Спартаком» это была уже последняя игра, игралось спокойно. Когда еще с киевлянами встречались, мы знали, что 3-е место мы не упустим. А потом стало понятно, что и за чемпионство сможем побороться.

– Если касаться того легендарного пенальти, что со «Спартаком» реализовали, тиран забил три мяча, у него не было желания сделать покер?

– Я читал недавно интервью Олега. Он говорит, что было у него такое желание. Но, наверное, были у нас какие-то правила, законы. И я шел забивать как штатный пенальтист. До этого ведь забивал. А Дасаев, между прочим, угадал, прыгнул в ту же сторону, но не взял мяч...

ТОТ ГОЛ «БОРДО»

– Вспомните первые европейские игры с турками и болгарами.

– Первая игра больше всего запомнилась тем, что когда летели самолетом, у нас отказал двигатель. Мы садимся, а там внизу стоят пожарные, «скорые»... Только потом до нас только дошло, что могло случиться.

А по игре, конечно, первый матч с турками мы очень плохо сыграли. Хотя та команда и сла¬бая была. Это была первая игра у нас на европейском уровне. Там мы 1:0 проиграли. А дома уже обыграли «Трабзонспор» 3:0.

Помню «Левски». Мы проиграли там 1:3, как же они радовались тогда. Они думали, что все уже решено. А мы ответную играли дома 7 ноября. К нам зашел Виктор Иванович Бойко – секретарь райкома партии и говорит: «Вы знаете, какой сегодня праздник?» А мы про праздник ведь и не думали, мы думали только, как хорошо сыграть в футбол. И мы вышли, и 2:0 обыграли их!

– Не было никакого дискомфорта от того, что в Кривом Рогу играли?

– Нет. Ведь мы готовились к этому. Со временем Кривой Рог стал для нас как родной. Мы приезжали в гостиницу заранее. В гостинице у каждого был свой номер. Я выбирал себе один и тот же номер на первом этаже. Помню, в день игры я всегда поспать любил. Заведено так было у меня.

И вот перед игрой с «Хайдуком» в 1986-м ложился спать – было солнышко. Открываю глаза – снегом замело вое! Так и играли по снегу. (И проиграли 0:1. А потом и в ответном матче попали – 0:2. – Ред.)

А с «Бордо», когда играли, погода была хорошая. Ранняя весна, поле высушили тогда. Хотя, может, если бы плохое поле было, 0:0 сыграли б. Нас бы устроил тогда такой результат.

– Чего тогда не хватило?

– Команда у них сильная была. Там же 7 или 8 чемпионов Европы в этой команде играло! У нас тоже команда приличная была. Не хватило каких-то 15-ти минут. Ребята шутили даже, что если бы я не забил, 0:0 сыграли бы и прошли бы дальше... (бордосец Тюссо сравнял счет на 75-й минуте -1:1, а серию пенальти выиграли французы. Лысенко открыл счет на 12-й минуте потрясающей красоты ударом головой. – Ред.) И ведь обидно: могли выйти в полуфинал, мастеров спорта международного класса нам тогда бы дали. Выходили на сам «Ювентус» с Платини и Бонеком!

– Все были уверены, что по пенальти мы уж точно выиграем – Краковский хорошо брал 11-метровые...

– Они так здорово пробили – он ни одного не взял! Помню, что били все в один угол, в девятку. Взять у Краковского не было никаких шансов. А мы договаривались заранее, кто за кем будет бить. Я должен был идти первым. Вдруг, когда началась серия, Литовченко говорит: «Я пойду бить первым!» Ну, иди, ты капитан, тебе и решать. Пошел и не забил. Мы все, кто потом били, забили. Но вот этот Генин пенальти... Я помню, посмотрел на Емца перед серией, а у него губы покусанные, все в крови – так переживал!

ЗАНОЗА ОТ «ШАХТЕРА»

– А на внутренней арене какое самое обидное поражение?

– Сидит у меня заноза по поводу Кубка сезона в 1984 году. В первом матче в Донецке мы уступили 1:2. Дома весь матч давили, и Коля Федоренко минут за 20 до конца забивает такой нужный гол. А заканчивал я ту игру с капитанской повязкой – Гену Литовченко удалили. Супруга моя на футбол особо никогда не ходила, а на ту игру выбралась. Потом после матча мне рассказывала, что когда 1:0 мы повели, была уверена в победе. Да мы и сами были уверены. На столике возле кромки поля, сувениры стояли для победителей. Жена уже прикидывала, куда их дома определить. И тут на последней минуте Соколовский нам гол забил. Мы тогда все в шоке были. Я супруге еще потом показывал газету «Футбол-Хоккей», в которой на всю страницу капитан «Шахтера» Соколовский был сфотографирован с Кубком. Я ей говорил, что это место должно было быть мое. С тех пор жену на матчи не беру!

– А как тогда у вас с конкуренцией было?

– До 1984 года я ее, не ощущал. Затем появился Сорокалет. Помню, играем ранней весной с московским «Динамо» в их манеже. А там до тренерской скамейки от бровки расстояние полметра, и в первом тайме я постоянно мимо Емца пробегал. Что-то его не удовлетворяло, и он мне постоянно угрожал, что усадит на скамейку. Слышу, как главный подзывает к себе Сорокалета и говорит – мол, готовься сейчас вместо Лысенко выходить. А еще первый тайм шел. Саша уже подходит к бровке заменяться, и в этот момент мне дают длинный пас на ход. Я подхватил мяч, дошел до угла штрафной и пробил точно в дальнюю девятку. Бегу меняться, а Емец Сорокалета обратно на скамейку усаживает. 3:2 мы тогда выиграли.

– 1987 год. Вы почти не играли за основу при Кучеревском. Насколько вам интересно было играть за дубль?

– Когда Емец ушел в 1986-м, он мне позвонил и говорит: «Я принимаю команду, «Нистру» (Ки-шинев), пойдешь ко мне?» У них стояла задача за пару лет вернуться в. высшую лигу. Витя Кузнецов тогда к ним ушел. Я сказал, что подумаю. Приехал на базу, а меня вызывает Жиздик, он, видимо, как-то узнал, и говорит: «Знаю, что тебя туда зовут. Но ты поиграй еще годик за дубль, помоги Надеину занять 1-е место, – тогда Игорь Надеин тренировал дубль, – потом при команде будешь работать. Выбирай». И я остался. В 1987 году я еще два матча отыграл за основу. А в конце 1987-го Жиздик с Кучеревским мне проводы устроили. Последняя игра была с «Динамо» (Минск). У меня фотография есть, где меня на руках с поля вынесли.

Жиздик предложил мне работу в группе резерва. Ее при футбольном клубе создали. Жиздик говорит: «Собирай ребят по области, по Днепропетровску. Ребят, которые заканчивают школы футбольные». У нас уже был тогда «Днепр-75», спорт-интернат...

Это еще одна команда, до дубля?

– Да. Это очень правильно Жиздик сделал. Сейчас при клубе также есть школа «Днепр».

И я начал ездить, искать талантливых ребят. Тогда ко мне попали: Полунин, Дирявка, Паляница, Коновалов. Ребята 1971-72 гг., выпускники нашего интерната. Мне просто повезло, что все эти ребята молодые попали ко мне. Я их собрал, и мы поехали сразу на сборы в Ялту. Жиздик дал нам мячи, комплект формы. Там мы жили в старенькой гостинице «Авангард» при одноименном стадионе. Воды, помню, там горячей не было. И вот я 20 дней провел с этими ребятами. Еще вчера сам был футболистом, а сегодня уже тренер... Эта группа резерва начала играть на область. Потом мы с этими ребятами играли за дубль, а еще позже, уже при Коле Павлове – за «Днепр».

– Как у вас складывались взаимоотношения с Кучеревским, с Павловым – как у главного и помощника?

– У меня проблем с ними не было. С Кучеревским мы работали втроем: он, Колтун и я. Но я, правда, больше с дублем был. А Кучеревский с Колтуном теснее работал. Тот был вторым тренером.

А вот Коле Павлову уже я больше помогал. Он организатор хороший, а я с командой больше занимался. Бывало, звонит мне: «Меня завтра не будет. Проведи тренировку». Я готовился и проводил. Одну, вторую, третью провел, потом едем на выезд, выигрываем. Коля говорит: «О, молодец! Готовь дальше».

ГЛАВНЫЙ ТРЕНЕР

– Ушел Павлов. Вы заняли место главного тренера «Днепра»...

– Да, это очень тяжелый период был. Конец сезона. Финансирование команды прекратилось. На собрании объявили, что Коля Павлов уходит. Я толком даже и не знал об этом заранее, как-то все тихо было.

Начали уходить и футболисты: Максимов, Похлебаев, Коновалов, Беженар, еще раньше Михайленко... Тогда вообще состава не было. Осталось всего четыре защитника: Горилый, Яковенко, Скрипник и Дирявка. Ну, а работать кому-то надо? Я знал, что будет очень сложно. Собрал ребят и сказал: «В «Днепре» всегда команда будет. Потому что Днепропетровск – город футбольный. Дважды чемпионами были. Это же все не просто так». Сложно было еще и потому, что все футболисты хотели уезжать. Я каждого вызывал и с каждым разговаривал. Тот же Горилый: «Я уйду. Сказали, что здесь ничего не будет». Говорю: «Володя, будет команда!» Он ведь после травмы... Я ему и говорю: «Давай поедем на сборы! Там все и решишь!». Сборы в конце декабря. А нам негде тренироваться. Денег не было, зарплат не было. Я ездил по всему городу, договаривался, где команде тренироваться. Мы в Инфизе неделю тренировались, неделю – на «Метеоре». Зима, холодно... Одно дело где-то сборы проводить, а другое дело – в зале, для этого не предназначенном... В итоге на оставшиеся еще от Павлова деньги – 20 тысяч долларов – поехали в Болгарию на сборы.

– За футболистов, что ушли, «Днепр» ничего не получил?

– Нет, ни копейки. Тогда было не так, как сейчас, что контракты с каждым футболистом подписаны. Тогда все было по-другому, да я, честно говоря, и не вникал в эту кухню.

Приезжаем мы в Болгарию. Появилась информация, что у команды нашлись спонсоры. Стало полегче! Ну, а мне было тяжко в том плане, что постоянные разговоры ходили о новом главном тренере. То Лобановского прочили в «Днепр», то иностранца за большие деньги. Вот и сейчас Бессонов и.о. (разговор проходил до официального назначения Владимира Бессонова главным тренером. – Авт.), и ходят слухи то про Гранта, то еще про кого. Так же и у меня было. Не дали мне даже до конца второго круга доработать.

Хотя начали чемпионат мы хорошо. Только одно поражение от «Черноморца». После этой игры мы поехали на сборы в Германию, за спиной у меня пошли разговоры, что берут какого-то немца. Вызвали меня потом, все рассказали. Я мог и уходить тогда, тем более, что компенсация в этом случае мне полагалась хорошая. Но я решил остаться и помочь Штанге. Тем более что языка он не знал совсем. Помню, игра с «Зарей» была одной из первых при нем. Я ему написал два варианта состава. Он посмотрел и говорит: «Саша, ты определяй, я ничего не знаю. И установку ты проводи». Потом уже освоился он, начали выигрывать. С ним интересно было работать, я многое взял от него, и записей много осталось. Бернд мне говорил: «Саша, ты физик, я тактик». Так и было у нас, я тренировками больше занимался, а он – тактикой. Фишки расставить, схему игры продумать...

ВЫЖИТЬ ШТАНГЕ

– А появление новых игроков, тот же немец Зассен?

– .Он пришел к нам с лишним весом. Я сказал: «Бернд, что это за футболист?» – «Саша, хороший, – говорит, – футболист. Вы его таким сделаете, если поработаете с ним». Но как-то не сложилось. Бывало, в 4 утра смотришь в окно, а он через забор куда-то с кем-то там идет. Как говорят: «Горбатого могила исправит». Вот мы и не смогли его исправить. Я слышал, что так он где-то и умер у себя на родине. (В 2004 году Зассен окончательно спился и умер. В 36 лет! Это надо же – единственный немец, игравший на просторах СНГ, и тот алкоголик... Впрочем, поехал бы к нам какой-то другой дойч?! – Ред.)

А футболисты при Штанге вернулись все. Правда, того же Паляницу мы бесплатно отдавали, а покупали уже за 50 тыс. долларов – деньги большие по тем временам были. Из «Динамо» троих игроков купили, тоже за немаленькую сумму.

– Вы были в команде до финала Кубка?

– И после финала. Финал был в мае, а я доработал до конца сезона.

– Чем финал запомнился?

– Мы готовились к нему очень серьезно, может, даже чересчур. Где-то мы футболистов берегли, где-то ставили второй состав.

Еще запомнилось, как до игры на базу привезли новенькие «Мерседесы» для троих киевлян. А нашим ребятам сказали: «Потом. Выиграете, тогда получите!» Несправедливо, конечно, было. Но тогда был начальник команды, был главный тренер. И мнение второго тренера не так уж и слушали. Может, они думали по-своему как-то заинтересовать ребят? Но я-то был ближе к ребятами, видел их реакцию – мол, как это так? Киевляне только пришли в команду, им уже на базе стоят новенькие авто, а нашим – нет!

Но в итоге все пролетели и мимо машин, и мимо банкета. Его заранее в ресторане готовили. Мы не должны были проигрывать эту игру, мы были выше наголову. Но «Шахтер» проявил характер. Они были более кубковой командой, хотя сейчас уже так не говорят.

– А пенальти не тренировали?

– Тренировали, конечно, но мы все были уверены, что выиграем. Все руководство было полностью в Киеве. Они даже на игру не пошли, ждали нас в ресторане, смотрели матч по телевизору. Думали, что мы там выигрываем и сразу приезжаем к ним в ресторан. Ну, а вышло видите как?

Пенальти – то уже такое... Эх, столько моментов не использовали!

После того как проиграли, все разъехались по домам. И начали всех в Киев вызывать по одному. Ваня Вишневский поехал, Олег Таран ... А меня почему-то не вызвали. И я догадался, что виноватым сделали меня. Потому что Штанге советовался со мной и по заменам. Он предложил Москвина, а я предложил Юдина. Юдин – игрок более оборонительного плана. Тогда мне это казалось наилучшим вариантом. Может, и не надо было подсказывать главному в этой ситуации. При Павлове Коле я раз подсказал, а Коля говорит: «Подожди, ты можешь где-то подсказать, но решаю я. Потому что главный тренер отвечает за результат». А Штанге ведь как? Когда команда выигрывала, причем с крупным счетом, он ходил вдоль бровки и руками все размахивал (у него еще кличка была тогда – «Дирижер»), а когда сложность – терялся. Хотя сейчас работает в Белоруссии, не то чтобы удачно, но работает.

В КРИВОМ РОГУ

– Так почему же вы решили уйти из «Днепра»?

– В конце сезона вызвали меня в клуб и говорят: «Так, Саша, мы делаем «Днепр-2». Под тебя. Будет команда во второй лиге играть». Я сразу же отказался. Тем более, «Днепр-2» так и не играл во второй лиге, а начал на область. На этом уровне после «Днепра»...

Наверное, это была моя ошибка. Нужно было не уходить, а играть с молодыми ребятами. А вместо меня позвали Колю Федоренко. Я сам же его и предложил.

– Расскажите о работе в «Кривбассе».

– У команды была сложная ситуация. Финансирования особо не было, игроков не было, президент вообще куда-то пропал. Мы с Передником начали работать. Леша был главным тренером – команда шесть матчей кряду проиграла. Вызвали меня перед игрой с Винницей: «Ты руководишь командой, а Передник будет тебе помогать!» – «Алексей не против?», Опрашиваю. – «Нет». Ну, я и согласился. Я тогда сразу позвонил Стеценко, попросил игроков. В «Днепре» тогда руководил Грозный, было много футболистов. Причем сегодня позвонил, а завтра уже заканчивается период заявок! И мне из «Днепра» дали Котюка, Филимонова, Плотко, Платонова, короче, 7 или 8 человек. У Винницы мы этими ребятами выигрываем 3:0. Там такой ажиотаж был в «Кривбассе»! Только сливали всем подряд, а тут новый главный тренер и сразу 3:0... Поставили передо мной задачу – в двух оставшихся играх взять 3 очка. А у нас остались Ивано-Франковск на выезде и «Черноморец» дома. «Черноморец» шел на 3-м месте тогда. В Ивано-Франковске мы проиграли, там пенальти нам дали и 2:1, а у «Черноморца» 1:0 выиграли – Котюк забил в девятку. После этого утвердили меня главным тренером.

Я еще помню, как меня Тигипко вызывал. Он хотел, чтобы «Кривбасс» был для «Днепра» как фармклуб. Я не против, для меня это было бы хорошо. Как сейчас – ребят, кто в «Днепре» не играет – в Кривой Рог! Но наше руководство не захотело.

Начали мы играть. А у нас средняя зарплата была 400 гривен. В 1998 году! С премиями, конечно, больше выходило. Чем сильнее соперник, тем большую премию нам платили. За «Черноморец», например. Обыграть их – это был большой успех. «Черноморец» на 3-м месте, а мы на 2-м сзади...

Заканчиваем первый круг с хорошими результатами, приезжаю 10 июня, а мне говорят, что у команды уже новый главный тренер есть. Пришли тогда Полищук, Таран, Башкиров. Старого президента убрали. Полищук меня вызвал и говорит: «Какая у тебя зарплата была?» – «400 гривен». – «Будет намного больше. Останешься?» Ну, думаю, поработаю с Олегом. Мне тогда еще выплатили долги, и я видел, что Полищук футболом болел. Так с Тараном полгода и проработали.

Я ездил, игры какие-то просматривал, игроков...

Болельщики у «Кривбасса» были очень хорошие. Перед игрой тренируемся – 1000 человек сидит на тренировке на центральном стадионе. Тренировку провели, они ко мне: «Почему мало, 40 минут всего?» Я говорю – завтра игра, к тому же дал интенсивные 40 минут. Нет, говорят, надо два часа тренироваться! Выиграли, я подозвал того болельщика и говорю: «Ну что?» Он: «Значит, правильно тренировались!». Вот такие там болельщики. Я удивился, когда потом чуть не стало команды. Правда, и сейчас там проблемы. Читаю, что Таран все время жалуется. Тяжело работать, когда ты все время думаешь, а что же будет завтра...

А ВОТ И «СПАРТАК»!

– А чем сейчас А.П.Лысенко занимается?

– Тренирую командочку (улыбается). Команда «Алан» от мясной фабрики, на область играет. Там все учредители – болельщики, уже 10 лет футболом занимаются: спонсируют, помогают. Сейчас купили мячи нам, третью форму, с транспортом и поездками всегда помогают. В турнире Кудрицкого мы четвертый раз участвуем. В чемпионате области из 12-ти команд заняли 6-е место.

Ребята все молодые. Вот сейчас «Днепр-75» создали, так туда четырех ребят забрали у меня. Был у меня такой Маховиков. Сейчас он в «Стали» алчевской играет. Я рад за него. Хотя мы ничего за него не получили. Были у нас планы заявиться во вторую лигу, но пока не получается.

– Несколько слов о ситуации в «Днепре».

– За «Днепром» я, конечно же, слежу. Стараюсь не пропускать домашних игр. Тем более, на новом стадионе.

– Вы по билету ходите?

– На открытие я пошел по пригласительному. В ВИП-ложе все сидели. И потом, когда сборная играла, нам из Федерации пригласительный дали за подписью Суркиса: «Шановний друже, запрошуємо тебе на матч». Я с удовольствием пошел и сидел аж на третьем этаже, в ВИП-ложе для почетных гостей.

В «Днепре» сейчас проблемы большие. Бессонов хочет ввести молодежь, но он уже понял, что делать это нужно постепенно. Процесс длительный, я по себе знаю... А сейчас поставь Кариозу, Каверина и Коноплянку одновременно – не будет игры!

Ротань мне в последнее время нравится. Прибавляет он от игры к игре. Ротань и Назаренко должны больше на атаку в подыгрыше работать. Нужно только найти обязательно одного забивного нападающего. Вообще, в команде должно быть минимум четверо нападающих. И варьировать тактику: где-то с двумя нападающими сыграть, где-то с одним.

Если Бессонову уже доверили работать, то он должен это делать спокойно, без оглядки на других возможных тренеров, а не так, как у меня было...

Еще мне не понравились после игры с «Динамо» (Киев) интервью ребят, имен не хочу называть. Они говорят: «Нам бы скорее в отпуск. Скорее бы все забыть и уехать». Вот это плохо, это плохой сигнал, что все хотят побыстрее разбежаться! У нас как было, когда заканчивался сезон? Хорошо ли, плохо ли – мы, наоборот, еще в команде работали, тренировались до отпуска. И за границу нам поездки Емец с Жиздиком делали вместе всей командой, с семьями то в Марокко, то в Индонезию.

Я считаю, что в команде кто-то должен сплотить ребят, чтобы коллектив был, а не сами по себе. Надеюсь, что скоро все наладится, и команда недолго будет на 7-8-м месте, это же не место для «Днепра»!

Ведь «Днепр» есть «Днепр», правильно?

Читайте самые интересные новости футбола в Facebook и Viber
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Футбол, Прессинг
Подпишись на рассылку от UA-Футбол
Только самое важное за неделю!
Нажимая на кнопку вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных
Вы удачно подписаны на рассылку!
Ошибка отправки формы!
Загрузка...


Реклама
comments powered by HyperComments
 

© UA-Футбол 2002-2017.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]