Олег Базилевич: Для нас трудностей не существовало ᐉ UA-Футбол

Общие новости

Общие новости

Александр Стельмах
16.12.2009
среда
14:01
Олег Базилевич: "Для нас трудностей не существовало"
Рейтинг публикации

Досье.

Олег Петрович БАЗИЛЕВИЧ.

Заслуженный тренер СССР и Украины.

Родился 6 июля 1938 г. в г. Киеве.

Воспитанник киевского клуба «Строитель» (первый тренер - Камзолов), затем - футбольной школы молодежи (тренеры - Владимир Балакин и Александр Щанов).

Карьера игрока (нападающий): «Динамо» Киев (1957 – 1965, 161/53), «Черноморец» (1966, 35/6), «Шахтер» (1967 – 1968, 32/9).

Достижения: Чемпион СССР (1961), обладатель Кубка СССР (1964) .

Карьера тренера: «Десна» Чернигов, «Шахтер» Кадиевка (1971), «Шахтер» Донецк (1972 - 1973, 1986), «Динамо» К (1974 - 1976,), «Динамо» Минск (1977 - 1978), «Пахтакор» (1979), ЦСКА (1982, сентябрь - 1983, июнь), «Заря» (1984), «Славия» София (1987 - 1988). Ст.тренер сборной СССР (1974 - 1976). Главный тренер олимпийской сборной Болгарии (1988 - 1989), Главный тренер олимпийской сборной Кувейта (1995 - 1996). Главный тренер сборной Украины (1992, октябрь - 1994, сентябрь). Председатель комитета ФФУ по работе со сборными (1998 - 2001).

Достижения: Чемпион СССР (1974, 1975), обладатель Кубка СССР (1974), обладатель Кубка Кубков (1975), обладатель Суперкубка (1975), бронзовый призер Олимпиады (1976).

Несмотря на обилие новых имен в тренерском цехе, успеха продолжают добиваться «матерые волки». Луис Арагонес в свои 70 привел сборную Испании к европейскому триумфу. Раймонду Гуталсу удалось выиграть Лигу Чемпионов в 72 года. Далеко не молоды уже сэр Алекс Фергюссон и Фабио Капелло. Все также в строю отнюдь не «юные» Трапатонни и Блажевич, добившееся существенного игрового прогресса со сборными Ирландии и Боснии. Совсем недавно еще один «пенсионер» Отто Рехагель в чистую переиграл нашего 46-летнего Алексея Михайличенко. У нас же опытные наставники не в почете. Хотя, наверняка опыт Олега Базилевича вполне может еще пригодиться не только отечественным клубам, но и сборной.

«Изюминки, которая позволила бы решать поставленные задачи, нет».

- Олег Петрович, «путевку» в большой футбол Вам дала ФШМ. Расскажите, что это за структура и почему ее закрыли, несмотря на довольно высокую эффективность?

- Это какие-то чиновничьи загадочные телодвижения! Расстаться с такой структурой, я считаю, было ошибкой. ФШМ исключительно плодотворно работали и в Москве, и в Ленинграде, и в Белоруссии, и в Грузии. Очень много воспитанников школ попали не только в основные составы клубов высшей лиги, но и стали «сборниками». В этом была заслуга, прежде всего, квалифицированных тренеров. В Киеве, например, работали Александр Щанов, который недавно умер, царствие ему небесное, и Владимир Николаевич Балакин. Они были высокопрофессиональными специалистами и дали нам настоящую футбольную школу, основами которой мы пользовались потом в течение всей своей карьеры. Было очевидно, что это подразделение невероятно эффективно и почему оно было распущенно, мне не понятно. Все-таки в чиновничьих кулуарах разыскать истину тяжело.

- Сегодня могли бы они функционировать?

- Сейчас общество переживает переходный период, поэтому сказать, что нашли замену подобным подразделениям, нельзя. Раньше в основе всего стояло государственное финансирование, и соответственно, было четкое формулирование всех этапов подготовки футболистов. Теперь же все как-то непонятно. Клубы вроде занимаются данным вопросом, имеют собственные академии, школы, но изюминки, которая позволила бы решать поставленные задачи, нет. А главная цель – это техническое оснащение молодых футболистов! Встречаясь с иностранными клубами, мы видим, что противостоят нам хорошо подготовленные люди именно в техническом плане. Как осуществить у нас, как я ее называю, техническую революцию, не знаю. Подразделения, работающие в данном направлении, вроде есть, но, по-видимому, эффективность учебно-тренировочного процесса явно пробуксовывает. Мне приходится читать лекции на (как они раньше назывались) курсах повышения квалификации (сейчас это лицензионный центр), так вот, тот контингент, который работает с молодежью оставляет желать лучшего.

- Не кажется ли Вам, что у нас сейчас кризис тренерских кадров, как на юношеском уровне, так и выше?

- Противоречивая, неустоявшаяся ситуация. С одной стороны, есть школы, чья эффективность оставляет желать лучшего. В то же время, наша сборная под руководством Калитвинцева выиграла чемпионат Европы. Сейчас вот команда Яковенко удачно выступила в Бельгии. Это показатели эффективности работы, но все же явно чувствуется нехватка квалифицированных кадров.

- Как с этим бороться?

- Работать надо! Может быть, следует создать при Федерации Футбола некий промежуточный контролирующий орган. Раньше, например, Управление футбола имело методологическое подразделение, в котором работали серьезные специалисты. Они регулярно выезжали в клубы и оказывали квалифицированную методическую помощь. Неудивительно, что мы с юношами выигрывали чемпионат мира, удачно выступали в европейских турнирах. И даже межклубные контакты показывали, что мы неплохо работали. Просто, как говорил когда-то Володя Куц, когда его спрашивали: «Что делать, чтобы так бегать?» - «Надо бегать!». Вот и здесь – надо работать! И чем больше будет добросовестных, с горячими сердцами преподавателей, тем вероятнее, что мы этот кризис преодолеем.

«В техническом образовании мелочей нет».

- Не считаете ли Вы, что слишком большой упор делается на «физику» на юношеском уровне, и «страдает» от этого техника?

- Вы абсолютно правы. Самый легкий и короткий путь в достижении результата лежит через комплексную физическую подготовку, за счет которой часто компенсируют уровень технического мастерства. Отсюда так называемый брак. Результата они добиваются на каких-то местных соревнованиях, а подготовить квалифицированных, «тонких» футболистов, таких как Блохин, Мунтян, Протасов, Литовченко, Михайличенко не могут. Тут необходим комплексный подход для разрешения проблемы, возникающей при переходе из юношеского футбола во взрослый. Михайличенко, например, пять лет провел в дублирующем составе, Пузач – шесть. Это была серьезнейшая работа по формированию их как личностей, которая не прошла даром.

- Вашим игровым достоинством была игра головой. Почему и в Советском Союзе, и сейчас в Украине в этом немаловажном компоненте игры мало настоящих мастеров?

- Эта та же проблема, о которой мы говорили раньше. Этому просто не придают должного значения. А ведь в техническом образовании мелочей нет! Нужно владеть как можно большим количеством приемов и способов участия в игре. Почему я хорошо играл головой? Во мне была заложена координационная основа, так как я немножко занимался гимнастикой у чемпиона Советского Союза Ибадулаева, который работал в Киеве. Я у него где-то около года «стажировался» на будущего гимнаста, но он меня во время остановил, посоветовав заниматься футболом.

- Можно сказать, что тренер пожертвовал собственными достижениями ради своего воспитанника.

- Да. Всегда вспоминаю его с благодарностью, потому что я еще мог долго там заниматься.

- В прошлом основу «Динамо» составляли киевляне, сейчас, наоборот, местным уроженцам неимоверно тяжело пробиться в состав. Перед Вами стоял выбор: играть в «Динамо» или покинуть родной город?

- Нет, передо мною уже была явная цель – играть в «Динамо». Дело в том, что в ФШМ подобрался довольно талантливый коллектив. Я помню, на втором «курсе» (а это была двухгодичная школа) мы обыграли основной состав «Динамо» со счетом 4:2. На центральном стадионе против нас играли Грамматикопуло, Коман, Фомин, Зазроев, Терентьев. Эта победа, пусть и в товарищеском матче позволила нам более уверенно стоять на ногах, видеть приближающуюся цель – основной состав. Биба, Трояновский, через год Лобановский, Ануфриенко, я – это все воспитанники школы.

«На ушах» стоять приходилось часто».

- Трудно было закрепиться в составе такой команды, как «Динамо» Киев?

- Понимаете, тогда так не думали. Для нас трудностей не существовало – была цель! Мы все были фанатично преданы футболу. Для меня попасть в состав вместо Грамматикопуло было голубой мечтой. Поэтому о трудностях речь не шла, а нужно было что-то делать, доказывать свою состоятельность. Помог и эксперимент со сборными. Созданная в 1956 голу юношеская сборная, которая была полностью составлена из выпускников ФШМ, получила уникальный шанс поработать вместе с первой сборной СССР! Это была фантастика! После основной тренировки каждый из тех выдающихся футболистов (Нетто, Стрельцов, Сальников, Парамонов, Симонян) занимался с нами. Мы не только улучшали свое техническое оснащение, но и видели, что такое профессиональный подход. Я тогда понял, что, в первую очередь, нужно работать над техникой. И не только я – все кто там были, это осознали. А там было много хороших ребят из Москвы, других городов… Всех уже не вспомнишь.

- Но все же вскоре Вам пришлось покинуть родной клуб. Легко Вам дался этот шаг?

- Очень просто. В то время думать было некогда. Кадровые вопросы решались очень быстро. Нас вызвали в спорткомитет и объявили решение руководства клуба. Это были издержки той системы, которая с одной стороны способствовала росту мастерства футболистов, а с другой ставила точку на карьере, вне зависимости от того, хочешь ты этого или нет. Нужно перевести Олега Петровича в Одессу? Перевели! И я, будучи квалифицированным игроком, играл не на европейском уровне, а на уровне провинциальных клубов. Конечно, это было нелогичное решение, но что делать. Такова была система – все решали за нас! Это было, безусловно, неправильно. Например, Лобановский закончил в 29 лет, я в 30. Исходя из уровня нашей подготовки, лет пять мы могли спокойно поиграть. Не стесняясь, я могу сказать, что на нас ходили! В первый год нашего пребывания в Донецке по итогам первого круга мы заняли третье место. Это о чем-то говорит!

- То был футбол дуэлей. Против кого Вам было «сражаться» наиболее трудно?

- Слабых защитников в советском футболе не было. Существовала целая философия игры в обороне, поэтому пройти их было неимоверно трудно даже ценой собственных падений, травм. Была очень жесткая принципиальная игра со стороны оппонентов. Практически в каждой команде были свои мастера, которых обойти было тяжело. Например, в московском «Динамо» Глотов, в «Спартаке» Крутиков, Петров, в минском «Динамо» Савостиков. И чтобы выйти победителем в дуэли, приходилось прикладывать очень много усилий, демонстрируя все свое мастерство. Но зато если ты уже преодолевал этот барьер, то появлялся шанс не только для тебя, но и для всей команды.

- Били сильно?

- Как сказать, «на ушах» стоять приходилось часто.

«Перейти в «Шахтер» - это было наше решение».

- Вы играли под руководством многих тренеров. Кто, на Ваш взгляд, мог проявить себя и в современном футболе, в котором акценты сместились в финансовую сторону?

- Немножко некорректный вопрос. Я думаю, если бы изменилась ситуация, поменялось бы и поведение тренеров.

- Кто из них максимально комфортно чувствовал бы себя в современном футболе?

- На мой взгляд, в те времена наиболее квалифицированным, с точки зрения подготовки, был Вячеслав Дмитриевич Соловьев. Он полностью отвечал бы требованиям современного футбола, так как прошел армейскую школу Аркадьева. Преемственность этого интеллигентного тренера, а его команда 5 раз подряд выигрывала первенство СССР, поражает!

- Вы завершили свою игровую карьеру достаточно рано, в 30 лет. Этому способствовал конфликт с тренером «Шахтера» Ошенковым?

- Нет, не в конфликтах дело. Допустим, из киевского «Динамо» нас перевели в «Черноморец». В Одессе я и Валерий Васильевич поняли, что спортивный результат стоит на втором месте: ребята участвуют в процессе. Присутствовал не очень профессиональный подход. Перейти в «Шахтер» - это же было наше решение. В Донецке тогда была целенаправленная команда, в которой можно было задуматься и о результате. И в принципе, так оно и получилось. Окончание же карьеры с конфликтом с тренером не связано. Просто мои притязания как игрока не всегда совпадали с притязаниями тех ребят, которые играли в Донецке.

- Насколько известно, Вы и Лобановский имели влияние на руководство «Шахтера», и часто Ваше мнение не совпадало с тренерскими соображениями.

- Так было не только в Донецке, так происходит в любой команде. Мы были опытными и более мастеровитыми футболистами, поэтому «наверху» к нам прислушивались. К сожалению, Ошенков видел в нас конкурентов, а не помощников. Иначе мы могли бы еще поиграть. Каждый матч должен иметь свой сценарий. В зависимости от соперника, его подготовки, квалификации, сильных и слабых сторон выстраивается тактика на игру. Мы же играли, да и до сих пор некоторые команды играют, без какой-либо концепции, стратегии. Просто играли! Тренер назвал состав, и все, вперед.

- Когда Вы поняли, что хотите стать тренером?

- Еще во время своей игровой карьеры. Обычно, когда футболист завершает выступать, он пытается найти пути дальнейшего самовыражения, переквалифицироваться, например, в управдомы или в тренеры. У меня был опыт, который я приобрел, играя в одной из сильнейших команд СССР.

«Тренерская профессия должна быть востребованной».

- Сейчас у Вас еще есть желание консультировать, оказывать более молодым коллегам методическую и другую помощь?

- Почему только консультировать? Я мог бы и тренировать. Ведь это, прежде всего, комплексная работа, которая подразумевает наличие интеллектуального потенциала и представления о том, как это нужно делать. Поэтому я, несмотря на свой уже не юный возраст, не отказался бы поработать. Почему нет? Проблема, в том, что я не отношусь к категории людей, которые «пробивают» себе дорогу. Я считаю, что тренерская профессия должна быть востребованной. Это мое убеждение. И ходить по кабинетам и что-то там рассказывать не совсем правильно. Кто интересуется футболом, тот знает мою биографию. Я жду. К слову, достаточно много квалифицированных тренеров сейчас у нас в стране не востребованы. Возьмем, например, Анатолия Демьяненко, который имеет огромнейший опыт. Однако специалисту, сделавшему с «Динамо» «золотой» дубль и регулярно бивший донецкий «Шахтер» времен Луческу (кто подобной стабильностью может похвастаться?), в украинских пенатах применения не находится. Разве это правильно?

- Вам было бы интересно поработать с украинскими клубами-«середняками», которые не ставят перед собой больших целей?

- С любой командой всегда можно правильно сформулировать цель. Тренерская профессия в этом и заключается, что ты должен повышать уровень команды. Если ты взял «среднюю» команду, сделай из нее хорошую. Взял хорошую команду, сделай из нее очень хорошую. Эта трансформация и является результатом работы, которая приносила мне всегда большое удовлетворение.

- Сейчас немного другие условия для работы. Раньше тренер мог строить команду, сейчас же практически в любой момент президент, владелец клуба может попросту устроить «распродажу» без учета мнения тренера. Это Вас не настораживает?

- Взаимоотношения между президентом и главным тренером должны быть четко сформулированы еще до подписания контракта. И если взаимопонимание есть, я проблем не вижу. Другое дело, если тренер, подписав контракт, попадает «в плен» к президенту клуба. В таком случае, ни о какой творческой работе речь не идет. К сожалению, владельцы клубов не всегда выполняют договоренности. Принято считать, что они должны помогать развитию футбола, но не «делать» футбол. Это не я придумал, это тезис, который используется в Европе: человек, имеющий возможности, помогает создавать футбольную структуру, делать же команду нужно тренерам-профессионалам. У нас на сегодняшний день данная схема реализовывается не во всех клубах. Есть даже патологические подходы!

- Чтобы успешно работать, нужен свой тренерский штаб. Есть ли он у Вас, либо Вы будете сотрудничать с местными кадрами?

- Каждый случай нужно рассматривать отдельно. Многое зависит от ситуации в клубе. Есть коллективы, которые нуждаются лишь в старшем тренере. Уровень же помощников там достаточно высок. Ситуация может быть и наоборот: клуб будет нуждаться в формировании всей структуры. Единомышленников же у меня много, так как я работал с очень большим количеством очень квалифицированных футболистов. Есть молодые воспитанники, которые хоть и прошли не через мои руки, но через мои глаза. Так что здесь проблемы нет.

- Чем Вы сейчас занимаетесь в «Динамо»?

- Я возглавляю научно-исследовательский центр в ФК «Динамо». Также я работаю с другими тренерами из структуры «Динамо»: с Мунтяном, Калитвинцевым, Литовченко. Есть школа, академия. Это все подразделения, которые попадают под внимание научно-исследовательского центра.

- С Газзаевым у Вас налажен тесный контракт?

- Нет.

«На первом месте дисциплина».

- Тяжело ли Вам дался переезд на периферию? Все-таки по сравнению с Киевом, Одессой, Донецком Чернигов и Кадиевка – это небольшие города.

- Да, это были небольшие города в географическом смысле, но с точки зрения футбола, это были крупные центры. Например, до меня в Кадиевке работали очень квалифицированные люди, которые понимали, как нужно селекционно выстроить работу. Поэтому там подобрался довольно неплохой коллектив. Как результат, дома мы ни одной игры не проиграли. Для меня это был не эксперимент, а творческая самостоятельная работа, которая позволила мне выйти на более высокий уровень. Понять, чем ты занимаешься и в каком направлении нужно двигаться. Там присутствовала определенная свобода, которая способствовала моему профессиональному самовыражению. Для меня открылся путь к более серьезным вещам, которым в дальнейшем пришлось заниматься. Мою работу довольно высоко оценили, и по окончании одного из сезонов меня перевели в Донецк для решения уже более серьезных задач. Это было распоряжение Центрального комитета компартии Украины.

- Как восприняли игроки «Шахтера» ваш приход? Все-таки с некоторыми из них Вы еще «вчера» играли?

- Это было творчество! Наверное, это был один из самых запоминающихся этапов моей работы. Во-первых, на меня ложилась большая ответственность, так как передо мной была поставлена четкая задача – выйти в высшую лигу.

- Времени на раскачку Вам не дали?

- Да, времени не было. Мы сидели в кабинете у Якова Петровича Погребняка, и он мне сказал, что такой футбольный край без высшей лиги жить не может. Я согласился, так как хорошо знал ребят, знал свои возможности. Можно сказать, что с открытым забралом шел на выполнение данной задачи.

- Первый круг у «горняков» под Вашим руководством получился не совсем удачным.

- Я принял «Шахтер» за неделю до начала чемпионата. То есть, никакого подготовительного периода не было. Это была большая потеря, как для тренера, так и для футболистов. Поэтому практически весь первый круг пришлось потратить на создание боеспособного коллектива, который был в состоянии решать поставленные задачи. Слава Богу, мы справились. Может, мой тренерский энтузиазм повлиял, может, руководители клуба помогли сконцентрировать внимание ребят на решении задачи. Во втором круге команда работала уже как фабрика очков. А ведь уровень той первой лиги был очень высок, не чета нынешнему первенству. Было очень много добротных команд. Приятно даже вспомнить тот период, тот мой энтузиазм. Безусловно, помогла кадиевская школа.

- В «Шахтере» в то время играл Виктор Прокопенко, достаточно заметная фигура. Почему у Вас с ним в Донецке не получилось?

- Просто были ребята, которые играли сильнее его. Поэтому я поговорил с Прокопенко и объяснил, что с его квалификацией сидеть на лавке не стоит, когда есть возможность вернуться в Одессу и играть за «Черноморец». Это стало возможным, потому что, еще выступая в первой лиге, мы уже проводили селекционную работу, думая над усилением команды. Мы пригласили в команду Васина, Старухина, который был явно сильнее Прокопенко. Эти ребята серьезным образом повлияли на наш игровой потенциал. В итоге получилась хорошая команда. И если бы не регламент, который предусматривал в случае ничейного исхода пробивать пенальти, мы бы в первом же сезоне в высшей лиге финишировали на третьем месте. Не зависящие от нас обстоятельства, с которыми, тем не менее, приходилось считаться. В Европе, к слову, подобного никогда не было.

- Со Старухиным у Вас проблем не было?

- Нам удалось найти взаимопонимание, и проблем не было. Тот год, который он играл под моим руководством, он провел на самом высоком уровне. Претензий у меня к Виталию не возникало. Потом уже, после того как я ушел, насколько мне известно, не все было гладко.

- А мог ли Старухин реализовать себя в большом клубе?

- Конечно. На него «ходили», он был достаточно результативным футболистом, который мог в каждой игре повлиять на результат.

«Собранный там коллектив ребят заслуживал того, что можно было отказаться от любой команды».

- Тот «Шахтер» достиг максимума, либо были еще ресурсы для дальнейшего роста?

- Я не могу брать на себя ответственность, делая серьезные предположения. Если бы я продолжил работу в Донецке, то искал бы пути дальнейшего роста команды. Селекционная работа продолжалась бы обязательно. Ведь это постоянный процесс, который позволяет ставить перед командой все более высокие задачи. В конце концов, мой переход в «Динамо» диктовался тем, что в Киеве тогда были сконцентрированы лучшие игроки нашего украинского региона плюс Виктор Колотов из Казани. Собранный там коллектив ребят заслуживал того, чтобы отказаться от любой команды. Это были выдающиеся футболисты!

- Тяжело было в Донецке проводить селекционную работу, и возможно ли было увести в то время игрока из-под носа «Динамо», «Спартака», ЦСКА?

- Тогда авторитет центральных клубов был очень высок, и преодолевать его редко удавалось. Например, в Киеве пришлось приложить максимум усилий, чтобы в «Динамо» оказался Виктор Колотов. С другой стороны, самому Виктору было интересно играть именно в «Динамо», так как это был чемпион страны. То есть, это обоюдное желание. «Динамо» нуждалось в высококвалифицированном футболисте, а самому Колотову предпочтительней играть в Киеве, чем, допустим за «Шахтер» или ЦСКА. Это и есть точечная селекция. Весь мир знает, кто такой Виктор Колотов. Каждый советский клуб желал его видеть в своих рядах, но разрешить этот вопрос можно было лишь усилиями с двух сторон. Если бы Виктор не хотел, никогда в жизни не играл бы в киевском «Динамо».

- Хватало ли старшему тренеру (или как в данном случае, двум тренерам) фокуса, для того, чтобы охватить полностью всю селекционную работу?

- Тогда большую роль играли частные контакты, которые, можно сказать, заменяли нам Интернет. Мы получали информацию от тренеров-коллег из других команд. Бывало, они нам рекомендовали того или иного исполнителя. У нас тогда не было таких жестких взаимоотношений между клубами, как сейчас. Многие вопросы решались общими усилиями. Без необходимости летать в Южную Америку. Все можно было найти у себя дома.

- Вместе с Вами по маршруту Донецк – Киев отправились Анатолий Коньков и Виктор Звягинцев. У первого карьера в «Динамо» сложилась удачно, у второго нет. Почему?

- По моему субъективному мнению, свою роль сыграл «запах родного костра». Виктор был патриотом своего футбольного края, не получивший подтверждения своим амбициям на футбольном поле. К тому же на позиции центрального защитника в то время играл уже Коньков. А Анатолий все-таки был футболистом мирового уровня. К слову, с Коньковым произошла удивительная трансформация. Когда я пришел в «Шахтер», он играл нападающим. Потом в Киеве начал играть в средней линии, опорным полузащитником. Причем действовал блестяще! В 1975 году, в товарищеском матче против сборной Италии в «Лужниках» он забил единственный мяч, предвосхитив наши желания видеть именно такого универсального опорного хава. К слову, продолжая тему универсализма, в Донецке, когда я пришел, Валерий Яремченко играл в линии нападения. Однако, поняв, что на пятачке перед воротами ему делать нечего, я перевел на его на фланг защиты, где Валерий вырос в одного из лучших в своем амплуа в Союзе!

- Третьим «горняком» в «Динамо» вполне мог стать Михаил Соколовский. На Ваш взгляд, смог бы он найти свое место под солнцем в той звездной компании?

- Сейчас сложно об этом говорить. Я не хочу ставить перед любым игроком непреодолимых планок. Все зависело от самого Соколовского. Наверняка, если бы он жил в той системе, работал по нашей методике, то вполне мог стать ведущим игроком «Динамо». Но Михаил и так прекрасно отыграл свой футбольный век в Донецке.

«В футбол играют не «булочки».

- Как Вас встретили в Киеве? Все-таки подавляющее большинство игроков того «Динамо» «открыл» Севидов.

- Это были не мои личные трудности, а наши с Лобановским, общие. Поэтому, наверное, их легче было преодолевать, потому что мы работали в дуэте. Сообща мы были в состоянии справиться с любыми препятствиями, с точки зрения педагогики. У нас был простой принцип: «Кто сильнее, тот и играет», поэтому здесь проблем не было никаких. Хотя, когда мы начинали свою работу, конечно, как сейчас говорят, были «терки». Для того, чтобы создать единый ансамбль тренеры и футболисты должны съесть не один пуд соли. Ну и мы «покушали» немного, но благодаря поддержке руководства республики, острые углы были сглажены. А главное, было найдено взаимопонимание между нами и ребятами. Вы знаете, в футбол играют не «булочки», а крепкие мужики, которые в состоянии постоять за себя. Пришлось много усилий приложить, в итоге все это привело к завоеванию Кубка Кубков, Суперкубка. Мы с самого начала поставили высокую планку, так как видели большой потенциал исполнителей. Это были выдающиеся футболисты, которые доказали это в 1975 году. Они ничем не отличалась, а некоторые и превосходили уровень зарубежных звезд.

- Насколько было ожидаемо предложение Лобановского стать рядом?

- У нас были тесные отношения, еще будучи игроками. Став на тренерскую стезю, мы продолжали общаться. Я успешно работал в «Шахтере». Команда прогрессировала и едва не заняла третье место. У Валерия Васильевича была хорошая команда в Днепропетровске. И у нас была договоренность: если его приглашают, он берет меня с собой; меня – я его беру. Речь о тандеме велась задолго до его создания.

- Когда «Динамо» не знало себе равных ни дома, ни в Европе, Вам было 37 лет, Лобановскому - 36. Зависти более старших и маститых коллег не ощущали?

- Ощущали, но сейчас не хочется дотошно разбираться в этом. Я ставлю себя на место своих коллег старшего поколения, которые так и не смогли решить наши задачи, поэтому понимаю, что их несколько недоброжелательная реакция была вполне естественна. Все мы – живые люди. Кто-то был к нам лоялен, а кто-то агрессивно себя вел, «наезжая» в полном смысле этого слова. Но, в конце концов, 1975 год все расставил на свои места, и все успокоились, так как результат был очень убедительный. А главное, что мы стали пропагандистами современного тотального футбола. Как говорят, «стояли на чолi».

- В последнее время на постсоветском пространстве появилось много «отцов» тотального футбола в СССР. Как Вы относитесь, например, к откровениям Владимира Маслаченко?

- Могу сказать, что Маслаченко много на себя берет. Тотальный футбол не является изобретением Маслаченко, Лобановского или Базилевича. Это интегральный процесс, который объединил в себя усилия лучших тренеров Европы, взявших на вооружение новые принципы организации игры. Это был не только рискованный, но и естественный шаг, который позволил совершить переход от футбола дуэлей к тотальному. Футбол постоянно развивается, и тотальный футбол 1975 года трансформировался в более передовые приемы ведения игры. Например, прессинг в 1975 году мы не использовали. Лишь в 1988 году Лобановский его использовал в полуфинальном матче против итальянцев. До этого же был локальный отбор. Против сборной Италии сборная СССР продемонстрировала футбол ХХl века. Я был на том матче в составе группы болгарских тренеров, и для меня это тоже стало откровением. Лобановский продемонстрировал максимальный прессинг: отбор начинался сразу после потери мяча! Маслаченко же просто не заметил этого перехода. Для него 1975 и 1988 года имеют одно лицо. Я, как профессиональный тренер, разницу вижу, а он нет. Как сказал Гельмут Шен: «Тотальный футбол – это футбол, в котором каждый игрок делает на поле все: и обороняется, и атакует».

- К слову, Вы забили Маслаченко один из самых красивых голов в своей карьере?

- Не один из самых, а самый. Гол, забитый в финале Кубка СССР, газета «Московский комсомолец» признал лучшим в том сезоне. Кстати, таким образом, я стал первым обладателем этого почетного приза.

- После «Динамо» Вы работали во многих командах, но лишь ЦСКА ставило себе высокие задачи. Почему пришлось уйти?

- В Москве передо мною была поставлена четкая задача – попасть «в зону УЕФА». Мы ее выполнили, однако новый сезон команда начала неудачно, вдобавок вылетели из Кубка УЕФА, поэтому мне пришлось уйти. Проблем же с военным руководством клуба у меня не было – команду курировали интеллигентные люди.

- О работе в «Заре» Вы не очень любите вспоминать?

- Почему? Это жизнь, и о каждом пройденном этапе я с удовольствием вспоминаю.

- В начале 90-ых Вы возглавляли сборную Украины. Реально ли было в тех условиях добиться чего-то существенного?

- Безусловно! Потенциал нашего футбола, несмотря на значительный отток игроков в Россию, оставался достаточно высоким и позволял нам решать большие задачи.

- В то время у Вас был конфликт с Сабо по линии сборная клуб?

- Нет, конфликта с Сабо у меня не было. Это были разногласия между Федерацией футбола и ФК «Динамо». Разные методологические подходы к подготовительному периоду стали основой тех расхождений. Я, со своей стороны, не проявил достаточной гибкости. Возможно, следовало немного перетерпеть, так как мы раньше времени почувствовали себя победителями, о чем сейчас сожалею.

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 1
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (2)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
maks1975 (kiev)
Материал хороший: лишний раз убеждаешься, что Базилевич недооценен руководством ФФУ, и для него нужно было создавать отдельный институт. Удивительно звучит: "Чем Вы сейчас занимаетесь в «Динамо»? - Я возглавляю научно-исследовательский центр в ФК «Динамо». Также я работаю с другими тренерами из структуры «Динамо»: с Мунтяном, Калитвинцевым, Литовченко. Есть школа, академия. Это все подразделения, которые попадают под внимание научно-исследовательского центра. - С Газзаевым у Вас налажен тесный контракт? - Нет"... Булаху: "Паша, найди получше фотографию Базилевича..."
Ответить
0
0
Веселый Рыкун (Харьков)
Очень много букаф.
Ответить
0
0
 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]