Сергей Ателькин: "Кафу поломал мне ребра, Тюрам отдал свой телефон". 11-01-2010 Общие новости - UA-футбол

Общие новости

Общие новости
11.01.2010
понедельник
10:48
Сергей Ателькин: "Кафу поломал мне ребра, Тюрам отдал свой телефон"
Рейтинг публикации

Сергей Ателькин забивал во всех четырех финалах Кубка Украины, в которых участвовал. В 1997-м стал первым игроком, перешедшим из нашего чемпионата в серию А, а в 2000-м его гол впервые вывел "Шахтер" в Лигу чемпионов. На прошлой неделе Сергею исполнилось 38

— Если бы в твоей жизни не было футбола, кем бы ты мог стать?

— Скорее всего, шахтером. Тогда эта профессия была и престижной, и высокооплачиваемой. У меня отец — шахтер, да я и сам я учился в горном техникуме в Енакиево. Но, отучившись два курса, попал в дубль "Шахтера" и оказался перед выбором: продолжать учебу или посвятить себя футболу. Старший брат Юрий, выступавший во второй союзной лиге, убедил бросить техникум и начать карьеру футболиста.

— Помнишь свою первую зарплату в "Шахтере"?

— В дубле получал 170 рублей. А когда зачислили в основу, перевели на ставку в 340. Почти сразу же я подписал первый контракт с клубом на пять лет. "Шахтер" незадолго до этого стал хозрасчетной организацией, и начала вводиться контрактная система. Так вот, мне по первому контракту были предоставлены автомобиль — ВАЗ-2106 — и двухкомнатная квартира в районе гастронома "Москва". Дебютировал в основе еще в чемпионате СССР 1990 года, но свой голевой счет открыл аж весной 1992-го в первом чемпионате Украины. В матче с винницкой "Нивой" заменил Реброва, сразу побежал в штрафную и первым же касанием головой отправил мяч в ворота.

— Ты застал времена, когда система призыва на воинскую службу позволяла армейским командам забирать таланты из других клубов. Не пришлось с этим столкнуться?

— Я заочно окончил Славянское авиационное училище, где находилась военная кафедра общества "Авангард", и по окончании мне присвоили воинское звание — младший лейтенант. Тогда это был легальный и достаточно распространенный среди спортсменов нашей области способ отбиться от армейских скаутов. Славянское училище окончили и Сергей Бубка, и Александр Ягубкин.

— Футболисты — люди достаточно суеверные. Ты каким-то приметам следовал?

— Я всегда мыл свои бутсы не сразу после матча, а за два дня до следующего. Даже если играли в дождь, в грязь, — я их положу в пакетик и не трогаю. Тренировался в других, а игровые доставал только за два дня до игры.

— Какая была самая серьезная травма за карьеру?

— В одном из матчей серии А Кафу поломал мне ребра. "Лечче" играл с "Ромой". При счете 0:2 я забил один ответный гол, а вскоре мог забивать и второй — пробросил мяч себе на ход и выскакивал на вратаря. Так Кафу по-борцовски схватил меня руками и принял на колено. Я потом три месяца лечился и надолго потерял место в составе. Хорошо еще, что перелом без смещения, а то бы и легкие могли пострадать.

— Ты почти два года провел в Италии и Португалии — двух общепризнанных винодельческих странах. Стал ценителем местных вин?

— Помню, когда играл в "Боавиште", у нас в команде был парень, который с завязанными глазами безошибочно различал вина одного сорта, но разного срока выдержки. Даже за обедом в день игры нам не возбранялось выпить по фужеру сухого — и для аппетита, и для поднятия тонуса. Кстати, обед — вообще тема отдельного разговора. Пока все не поели, никто из-за стола не встанет. Капитан команды за этим строго следит. Когда он видит, что все поели, командует: "Встали!" — и все идут на выход. На выходе из ресторана есть небольшой холл с баром — кофе по желанию. Тут же можно выкурить легкую сигарету. Причем все это открыто, ни от кого не прячась. Но никто не злоупотреблял. А к чему я действительно пристрастился в Италии, так это к оливковому маслу. Сейчас даже отбивные им поливаю.

— Как у тебя обстояли дела с языком?

— Поначалу так вообще ничего не понимал. Мне очень помог Сергей Алейников. Он после "Юве" доигрывал в "Лечче" и остался жить в этом городе. Руководство клуба специально наняло его переводчиком, когда я появился в команде. Никогда не забуду, как у меня заболела дочь, и Сергей по ночам подрывался и вместе со мной мотался по аптекам, поднимал врачей. Мы до сих пор поддерживаем отношения. Но через полгода руководство клуба сказало: "Все, хватит его опекать. Пусть теперь он сам". И меня сама жизнь заставила учить язык. Отличный совет мне дал игрок сборной Югославии Деян Говедарица, игравший тогда в "Лечче". Те фильмы, которые я смотрел раньше на русском, брал в прокате на итальянском. То есть сюжет фильма я знаю, примерно помню, что говорят герои в том или ином эпизоде. И когда поверх всего этого накладывается итальянский текст, ты начинаешь понимать смысл сказанного. И поверьте мне, итальянский оказался не таким уж и сложным. А когда я переехал в "Боавишту", то мне даже переводчик не понадобился. Я уже через три месяца на португальском самостоятельно общался с журналистами — языки оказались похожими.

— Как тебя называли в Италии?

— Ате или Руя — русский. К слову, никогда не забуду свою краткосрочною командировку в "Парму", где я поиграл под руководством Анчелотти. Я об этом раньше никогда не рассказывал.

— Так восполни пробел…

— По окончании сезона 1997—1998 я не поехал домой в отпуск, поскольку в случае отъезда зарплату за месяц мне бы не начислили. Вдруг вызывают меня в клуб и говорят: "Сергей, есть вариант поехать с "Пармой" на турнир в Испанию. У них перед ЧМ легионеры разъехались, не хватает одного нападающего". Я от такого предложения, конечно, не отказался. Представьте, неделю играл в одной команде с Буффоном, Кьезой, Дино Баджо. А служебный телефон, который мне выдали на это время, принадлежал уехавшему на ЧМ Тюраму. Кстати, на том турнире я познакомился с Карпиным и Мостовым — "Парма" играла с их "Сельтой".

— Какие три мяча для тебя самые памятние?

— Победные мячи в кубковых финалах — в 1997-м с "Днепром" и в 2001-м с ЦСКА. Ну а самый важный гол — в ворота пражской "Славии", который позволил нам выйти в ЛЧ. То вообще был сумасшедший матч. На четвертой добавленной минуте мы подаем угловой, я бью головой в "девятку". Как их вратарь потянул тот удар, мне до сих пор непонятно. Но молодец Воробей, что оказался в нужное время в нужном месте и сыграл на добивании. А в дополнительное время он отдал мне должок — обокрал защитника и выдал голевой пас.

— У Блохина есть книга воспоминаний "Гол, который я не забил". Тебе в этом контексте какой матч вспоминается?

— Наверное, игра плей-офф Хорватия — Украина в Загребе в 1997-м. При счете 0:1 я не реализовал, скажем так, 99-процентный момент. Бил, казалось, наверняка, но мяч попал в колено бросившемуся под удар защитнику и перелетел через перекладину. А вскоре хорваты забили нам второй. Сравняй я тогда счет, думаю, и та игра, и моя судьба в сборной сложились бы по-другому.

Имя: Сергей Ателькин

Родился: 08.01.1972 в Кировском (Донецкая обл.)

Выступал за "Шахтер", "Кремень", "Лечче", "Боавишту", "Металлург" Д.

Ныне — селекционер "Шахтера".

Супруга Ателькина, Настя, мало интересовавшаяся футболом, поначалу и понятия не имела, кто пытается добиться ее расположения. "Прозрение" наступило во время знакомства с ее родителями — отец Насти, заядлый болельщик "Шахтера", тут же идентифицировал будущего зятя. Сейчас в семье подрастает трехлетний сын Кирилл. "Удар у него поставлен, в квартире с ним в футбол уже не поиграешь", — смеется Сергей.

Читайте самые интересные новости футбола в Facebook и Viber
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Эдуард Кинзерский, Сегодня
Подпишись на рассылку от UA-Футбол
Только самое важное за неделю!
Нажимая на кнопку вы даёте согласие на обработку ваших персональных данных
Вы удачно подписаны на рассылку!
Ошибка отправки формы!
Загрузка...


Реклама
comments powered by HyperComments
 

© UA-Футбол 2002-2017.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]