Владимир Данилюк: Хорошо, что не забил в финале Кубка СССР ᐉ UA-Футбол

Общие новости

Общие новости
29.07.2010
четверг
15:24
Владимир Данилюк: "Хорошо, что не забил в финале Кубка СССР"
Рейтинг публикации

Легендарный нападающий львовских «Карпат» назвал поименно самых безжалостных советских защитников, рассказал о том, как сохранил крестик на шее во времена дикого атеизма и поведал, почему считает Герда Мюллера хвастуном.

«Карпаты» нынче на подъеме. После пятого места в прошлогоднем чемпионате Украины, которое многие восприняли как сенсацию, команда спустя десять лет вернулась в еврокубки и, обыграв исландский «Рейкьявик», впервые в истории прошла первую стадию евротурнира. Тлумак, Федецкий, Ощипко, Худобяк, Кожанов, Батиста сегодня во Львове на самом деле популярны. Однако эта любовь еще не выдержала испытания временем. Нет гарантии, что первые серьезные неудачи не подорвут пока еще хрупкую веру болельщика в команду. Что поделать, если в годы независимости «Карпаты» отучили своих поклонников не только от стабильных успехов, но и от футбола, который принято называть «искренним». Не тем, что проповедовал Эдуард Малофеев. А тем, что льется от души.

Нынешние «Карпаты» Олега Кононова примерно так и играют. Чем заставляют болельщиков со стажем проводить ностальгические параллели с командой образца 1969 года. Той самой, единственной невысшелиговой, которой удалось завладеть Кубком СССР. Потом был еще феерический 1976-й, когда львовяне дважды оказывались за шаг от тройки призеров, но оба раза финишировали четвертыми в советской вышке. Немудрено, что сейчас Кожанова сравнивают с быстроногим Грещаком, Батисту – с забивным Данилюком, а Годвина – с надежным Савкой.

Собственно, в разговоре с корреспондентом «СПОРТглавреда» грозный нападающий Владимир Данилюк, забивший в составе «Карпат» 88 голов (42 – в высшей лиге СССР), пытается провести тот хрупкий мостик, объединяющий славное прошлое с настоящим.

«В НАШЕ ВРЕМЯ ЗАЩИТНИКИ КОМПЕНСИРОВАЛИ НЕДОСТАТОК МАСТЕРСТВА ГРУБОСТЬЮ»

В одном из своих недавних интервью выдающийся немецкий форвард 70-х Герд Мюллер сказал, что в современном футболе он сумел бы назабивать еще больше, чем в годы своей молодости. Согласны с человеком, с которым вас часто сравнивали по игровым качествам? – таков был первый вопрос к пану Владимиру.

Герд лукавит. Уверен, что сейчас он забивал бы нечасто. Сегодня команды в обороне организованнее, чем в 70-е годы. Посмотрите, что несмотря на возросшую интенсивность в современном футболе, к примеру, итальянские команды пропускают очень мало. Говорить проще всего. Я сам играл в те времена и, сравнивая, могу сказать, что в наши годы нападающим предоставляли больше пространства. Потому тогда множество голов забивались на добивании, за счет выбора позиции в штрафной площадке. Современные нападающие должны владеть дальним ударом, причем – идеальным. Кроме того, вы же не забывайте, что сегодня команды играют по совершенно иной схеме с одним нападающим и пятью полузащитниками. Мы играли в три форварда. Это был совершенно иной футбол.

Вместе с тем, Мюллер говорит, что в 60-70-е судьи закрывали глаза на грубые действия защитников в борьбе с нападающими. Дескать, теперь судейство стало намного более бережливым по отношению к техничным игрокам…

Вот с этим соглашусь полностью. Более того, могу заметить, что в наши времена защитники были менее мастеровитыми. Недостатки в технической готовности они компенсировали чрезмерной грубостью. Нам, нападающим, сильно доставалось. Не забывайте также, в каких бутсах мы играли в те годы. Большущие алюминиевые шипы – в таких тебе проедутся по ноге так, что можно потерять сознание. Собственно, я сам неоднократно страдал из-за чрезмерной грубости оппонентов. За годы карьеры перенес пять переломов различной степени тяжести. Кроме того, у меня перебит нос, разорваны связки на колене, были тяжелые травмы голени и голеностопа.

Помню наш матч с московским ЦСКА. Бегу по правому флангу, а их левый защитник (даже не вспомню сейчас, кто это) как даст мне по ноге. Не останавливаюсь, но чувствую, что в бутсе стало очень тепло. Потом, когда разорвали гетру, оказалось, что обувь наполнена кровью. Прилег на беговую дорожку, меня уложили на носилки и так в карете скорой помощи в больницу и увезли. Там наложили швы.

Потому и забил в официальных матчах 88 мячей, хотя всегда мечтал перешагнуть рубеж в 100 голов в составе «Карпат». Я много пропустил из-за травм, долго после них восстанавливался. Только выйду на пик формы – следует очередное повреждение. Как следствие, два месяца потеряны. Потом приходилось опять отстаивать свое право на место в основе. Правда, наш футбольный архивариус Иван Яремко подсчитал, что 100 мячей за «Карпаты» я все же забил. Если точнее, то голов у меня было 125, но с учетом модных в те годы международных товарищеских матчей.

Кого из защитников вспоминаете с особым «трепетом»?

Особой жесткостью отличались наши, украинские защитники – Виктор Звягинцев из «Шахтера», Александр Журавлев из ворошиловградской «Зари», Стефан Решко из киевского «Динамо». Все – стопперы, то есть те, кто играл персонально. Также вспоминаю, но уже по-доброму, защитника московского «Динамо» Валерия Зыкова. Помню, вызвал меня, 20-летнего парня где-то в 67-м году Гавриил Качалин в олимпийскую сборную. В одном из контрольных матчей Зыков получил задание играть против меня персонально. А вышло так, что это я, нападающий, больше бегал за ним. Молодой еще был, неопытный. Москвич меня тогда сильно погонял.

А вообще, у меня было прекрасное чувство мяча. К примеру, после подачи углового мяч в штрафную площадь летит не более пяти секунд. Сделаю в этом интервале два шага – мяч попадает мне в голову и влетает в ворота. Часто замыкал передачи на дальней стойке. А еще много мячей забивал благодаря нашей тактической заготовке, когда мяч длинной передачей адресовался на высоченного Яноша Габовду. Тот сбрасывал головой вперед, а я на скорости врывался в штрафную один на один с вратарем. Благодаря Габовде, Царствие ему Небесное, мы с Геннадием Лихачевым забили немало голов. Я ведь сначала играл справа в нападении, Лихачев слева, а Габовда в центре. Потом, когда Янош закончил карьеру, меня перевели в центр, а справа действовал Богдан Грещак.

Издали вы тоже забивали?

Штук пять, не больше. Запомнился тот, что забил московскому «Спартаку» левой ногой в ворота Александра Прохорова.

«КОМАНДУ, ВЫИГРАВШУЮ КУБОК СССР-1969, СОБРАЛ ЕВГЕНИЙ ЛЕМЕШКО»

Но свой самый памятный гол вы, наверное, не забили. Имею ввиду упущенный вами шанс в первом тайме финального матча Кубка СССР 1969 года против ростовского СКА…

И хорошо, что не забил. Не удивляйтесь. Тогда я, кстати, убежал от защитников с центра поля и, выйдя один на один с вратарем, угодил с пяти-шести метров в стойку. Сравняй я счет так рано, возможно, более опытные армейцы настроились бы на второй тайм должным образом. Но они отнеслись к нам чересчур надменно. Помню, в конце перерыва ростовчане, проходя мимо нас, обронили: «Деревня, выходи играть». Нас это сильно задело, потому вторую половину начали с большим рвением. Когда же сравняли счет и вышли вперед, поняли, что должны отстоять результат любой ценой, потому что шанс выиграть такой трофей в будущем нам вряд ли представится.

В «Карпаты» вы попали из райцентра – Стрыя. Вообще, начиная играть в футбол в таком маленьком городке, вы рассчитывали стать футболистом серьезного уровня?

У меня все школьные годы были связаны с футболом. Потому, наверное, по-иному быть не могло. Я жил рядом со стадионом вагоноремонтного завода (ВРЗ). При заводе была футбольная команда. Сначала бегал, подавал мячи старшим ребятам, а с четвертого класса пошел в ДЮСШ, где моим тренером был Теодозий Сысин. Теодозий Федорович умер в молодые годы, в 50 лет, но в сердце моем оставил большой след. Помню, как он мне подарил ботинки. В те годы позволить себе нормальную обувь мог не каждый, а у меня с тренером был одинаковый, 42-й размер. Вот он мне и подарил свои ботинки. Это было большое счастье.

А «Карпаты» возникли как-то сами по себе. Сначала меня забрали в Дрогобыч, где была команда второй лиги. За второй круг я, 18-летний парень, забил восемь мячей. И вот играем товарищеский матч с «Карпатами». Сыграли мы тогда 0:0. Помню, тогда я сильно замучил опекавшего меня опытного защитника Владимира Валионту. После матча ко мне подошел тогдашний тренер «Карпат» Николай Дементьев и предложил переехать во Львов. Сначала не согласился. Так потом Дементьев и его помощник Эрнест Юст приезжали ко мне домой, в Стрый. В итоге согласился. Все-таки 300 рублей в месяц для молодого парня – большие деньги. Тогда так казалось. Но вышло, что согласившись на выгодные условия, фактически предопределил свою судьбу.

Вам сразу доверили место в основном составе?

Когда приехал из Дрогобыча, «Карпаты» уже находились на сборе в Алуште. Собственно, там себя и зарекомендовал. Забил на турнире «Подснежник» несколько голов. В то время команду уже как раз возглавил Евгений Лемешко, который очень быстро отсеял многих 28-30-летних игроков. Помню, проводим мы двухсторонку на львовском стадионе «Динамо». Лемешко сам играл в поле, хотя в бытность футболистом стоял в воротах. Евгений Филиппович обладал классным ударом с обеих ног, которому могли позавидовать даже действующие игроки.

Так вот, после двухсторонки тренер нас собирал и говорил своему помощнику Юсту: «Эрнест, зачитай». Потом звучали фамилии отчисленных футболистов. По два-три после каждой подобной игры. Вот так за три двухсторонки команда почти поменялась. А Ростислав Поточняк из нападающего превратился в либеро. Однажды Лемешко говорит мне: «Зайди ко мне». Думаю: «Ну, все, теперь и меня отчислит». Но Евгений Филиппович наоборот сказал, что рассчитывает на меня. Фактически, ту команду, которая в 69-м выиграла Кубок СССР, собирал именно Лемешко.

Но в «Карпатах» Евгений Филиппович задержался недолго…

В том, что Лемешко ушел, виноват директор завода «Электрон» Степан Петровский. Он крутился возле футбола, хотел влиять на процессы в команде. Узнав, что на его место хотят поставить Сергея Шапошникова, Евгений Филиппович развернулся и ушел. Лемешко – человек гордый, он не стерпел, когда за его спиной плелись какие-то интриги.

Место Лемешко на посту главного тренера занял Эрнест Юст. Многие футболисты «Карпат» благодарны этому тренеру за то, что он сохранил нам здоровье. Он никогда не гонял нас, не выжимал все соки. К примеру, у него никогда не было деспотичных упражнений калибра три по четыреста метров с интервалом в две минуты для передышки. Попробуй выдержи такие испытания, тем более, когда на улице стоит невыносимая жара.

К примеру, идем мы на зарядку в Ялте. Легко растянулись, побегали трусцой. А представители других команд рядом таскают мешки с песком, обливаются потом. Три тренировки в день да еще и теория. Весь день заняты! И я не скажу, что встречаясь с этими соперниками потом в матчах чемпионата, мы выглядели слабее в физическом плане. У нас еще со времен Дементьева всегда была одна тренировка в день.

«В «КАРПАТАХ» КАЖДЫЙ ГОВОРИЛ НА ТОМ ЯЗЫКЕ, НА КОТОРОМ ЕМУ БЫЛО УДОБНО»

Говорят, что Юст был не столько тактик, сколько психолог…

Правильно говорят. Он уважал футболистов, не эксплуатировал их. Большинство тренеров дают программу - и футболист побежал. Но игрок ведь – не машина, а живой человек. Программы и методики нужны. Но внедрять их нужно с умом. Юст делал все для того, чтобы на матч мы выходили как с легкими ногами, так и со свежей головой, не уставшими психологически.

Больше всего мы резвились во время традиционных двусторонок – «женатые» на «холостых». Вот там были настоящие страсти! Иногда едва не до драк доходило. Я, к слову, первый раз женился в 22 года. В составе «женатых» всегда играл не в нападении, а в защите. Мне всегда хорошо получалось отбирать мяч. А поскольку выиграть в такой дуэли было принципиально, то становился в обороне вместе с Валерием Сыровым и Ростиславом Поточняком. Пройти нас было невозможно! Правда, когда страсти на поле закипали и была опасность, что мы поломаем друг друга, то Юст тут же давал свисток и прекращал игру.

Существует мнение, что «Карпаты» ваших лет были сильны еще и националистическими чувствами…

В основном команда была составлена из представителей Западной Украины. Потому, конечно, чувства любви к Родине у многих были особенные. Правда, проявлять в эти годы их никто не решался. Было опасно. Я, к примеру, себя большим националистом не считаю. Хотя когда от меня потребовали снять с шеи крестик, я наотрез отказался. Сказал, что этот крестик мне подарила мама и он будет со мной всегда. Играл с ним всюду – что дома, что на выезде. А вот в партию вступать не хотел. Зачем мне это? У нас в команде коммунистами было пять человек – врач и четыре футболиста.

А общались мы между собой на том языке, на котором было удобнее. К примеру, тренер Юст говорил исключительно по-русски, с мадьярским акцентом. То же самое касается и коренных россиян Валерия Сырова, Геннадия Лихачева и Александра Ракитского. Правда, нас они понимали хорошо и переходить с ними на русский не приходилось. Повторюсь, атмосфера у нас была отличная. Во время разминки наш вратарь Миша Лупул по кличке «генерал» даже мог подшутить над тренером и крикнуть в его манере на русском: «По последнему!»

Мы, галичане, почувствовали себя в «Карпатах» чужими, когда в 1972 году команду возглавил москвич Валентин Бубукин. Вот он местных ребят действительно недолюбливал. Можно сказать, после его прихода «Карпаты» стали русифицировать. Этот тренер убрал из «Карпат» многих галичан, в частности, капитана команды Игоря Кульчицкого, Богдана Грещака. На их место пришли российские футболисты. Меня Бубукин не трогал.

Когда «Карпаты» играли в Москве, часто слышали в свой адрес прозвище «бандеровцы»?

Почему только в Москве? Порой даже в Тбилиси, Ереване или Баку местные жители так обзывали. Странно было.

«МУХА В РОЛИ ПТИЦЫ УДАЧИ»

После победы в Кубке «Карпаты» дебютировали на континентальной арене. Судьбу встречи с румынским «Стяуа» решил гол, пропущенный в концовке первого матча во Львове. Считаете, был шанс пройти румын?

Думаю, да. В первом матче мы сильно волновались. Можно сказать, нам не хватило опыта. Играли с дрожью в ногах, потому и уступили 0:1. А во втором мы превосходили соперника, но свою роль сыграло предвзятое по отношению к нам судейство…

…и ошибка Михаила Лупула. Говорят, после нее карпатовский «генерал» просто сбежал с команды и о нем больше никто не слышал…

Не совсем не слышали. Он якобы устроился мясником где-то в Донецке. А вообще такое может произойти с каждым. Ошибка, конечно, была элементарной – Миша пропустил простой дальний удар. Не скажу, что мы его за этот гол сильно травили. Но что подшучивали – да, было. Сыграв 3:3, мы ведь еще потеряли по 80 рублей премиальных. Это при условии, что ставка в нашей команде составляла 140-160 рублей

Замечу, что премиальные Степан Петровский, которого мы прозывали «копейка-бублик», платил неохотно. Бывало, четыре игры в чемпионате СССР выиграем, а денег все нет и нет. Так мы, приехав на тренировку, демонстративно разошлись по домам. Остались только люди начальника команды Карло Микльоша – Роман Покора, Ростислав Поточняк и, вроде, Янош Габовда. Потом к нам ездили по квартирам и собирали для получения денег. Как следствие, мы вышли на следующий матч чемпионата и обыграли какую-то российскую команду 4:0.

Возвращаясь к Лупулу, скажу, что он мне запомнился случаем, произошедшим сразу после его прихода в «Карпаты». Говорит: «Давайте поспорим, что я ногой достану баскетбольное кольцо». Мы согласились. Собрали все по десять рублей и смотрим. Две первые попытки Мише не удались, а с третей он действительно зацепил корзину ногой! У Лупула был фантастический прыжок. Правда, недостатком Миши был лишний вес. Видимо, из-за него он был немного медлительным. Но этот недостаток компенсировался большой работоспособностью.

Если 1969-й, наверное, самый счастливый в вашей футбольной биографии, то 1976-й, видимо, самый горький?

Скорее, склонен с вами согласиться. В тот год проводилось два первенства СССР и мы оба раза были четвертыми. Причем осенью просто обязаны были становиться вторыми. Накануне последнего тура, в котором должны были встречаться с питерским «Зенитом», уже никто не сомневался, что мы – обладатели серебра. Во-первых, команда у нас была посильнее, во-вторых, предполагалось, что с «Зенитом» обязательно договорятся. Но что-то там в кабинетах не срослось. Питерцы уперлись, ведь им в случае победы светило пятое место и звания мастеров спорта. В итоге мы во Львове проиграли 0:3. Отмечу, что еще перед матчем на одном из заводов были отпечатаны медали с надписью «Карпаты» - бронзовый призер чемпионата СССР 1976 года». Считаю, это был плохой знак, потому что наперед в спорте ничего делать нельзя.

Вы верите в приметы?

Конечно. В 1977 году, помню, восстановился после травмы и готовился сыграть матч первой лиги против «Текстильщика» с Иваново. Тренер собрал нас на базе в Брюховичах. Во время теории смотрю – летает муха. Реакция тогда была отличной – поймал насекомое налету. Попросил тренера выйти и выпустил муху. Как оказалось, я действительно поймал удачу. На следующий день забил «Текстильщику» три гола. Газеты тогда пестрели заглавиями «Повернення Данилюка».

В «Карпатах» вы провели 13 лет. Не было возможности перейти в более титулованный клуб?

На волне успеха, после нашей победы в Кубке СССР нас многих приглашали в различные команды. Мне предлагал перейти в «Шахтер» и составить ударный дуэт с Виталием Старухиным тогдашний наставник горняков Владимир Сальков. Тогда же, в 1969-м, в «Днепр» приглашал Валерий Лобановский. Но со Львова уезжать не хотелось.

«МАШИНЫ НЕ ВОЖУ ПОСЛЕ ИЗБИЕНИЯ»

После завершения карьеры и по нынешний день вы работаете тренером в львовском училище физкультуры (ЛУФК). Первые ваши выпускники оставили след в футболе: Владимир Татарчук стал олимпийским чемпионом Сеула, Михаил Стельмах поиграл в киевском «Динамо», Ярослав Ланцфер был одним из ключевых футболистов харьковского «Металлиста», Владимир Ризнык играл заметную роль в «Карпатах». Почему не удалось воспитать таких же высококлассных игроков в дальнейшем?

Добавьте к вами перечисленным еще одного олимпийского чемпиона Вадика Тищенко, к воспитанию которого я тоже приложился. Из выпущенных мною в дальнейшем отметил бы также Романа Гнатива, который многие годы выступал за «Карпаты». Очень талантливым парнем был Вася Демидяк, который здорово дебютировал в высшей лиге в составе тернопольской «Нивы». Но завершил карьеру он преждевременно, из-за тяжелой травмы.

Но действительно, такого выпуска, как тот первый, больше не было. Причин тут много. Во-первых, в союзные времена отбор мы проводили среди 300 детей. В годы независимости нередко тренировать приходится тех, кто к нам приедет и поступит. В западном регионе открылось много футбольных школ, которые стали альтернативой нашему УФК. Кроме того, не желают присылать к нам во Львов своих воспитанников детские тренеры из районных центров. Каждый работает на свой клуб – на Моршин, Золочев и прочее. А самых талантливых в совсем юном возрасте перетягивает к себе детская школа донецкого «Шахтера» или киевляне.

На интервью вы приехали на маршрутке. Почему-то считал, что легенды «Карпат» ездят на машинах…

Да я и ездил. До того времени, пока меня не побили четыре молодых негодяя. Я их как-то не заметил, а они увидели на моем пальце вот этот (показывает руку – авт.) перстень. Подошли с обеих сторон и начали жестоко избивать. Хорошо, что рядом проезжал смелый человек. Он не побоялся выйти из машины, быстро вытянул из багажника биту и начал меня отбивать. Бандиты разбежались в разные стороны, но одного мой спаситель таки догнал и доставил в ближайшее РУВД. Тем не менее, последствия побоев не прошли безболезненно. После них у меня упало зрение. Теперь машины водить уже не могу.

Матчи «Карпат» посещаете?

Конечно. Команда смотрится симпатично. Хотелось бы, чтобы в ней было больше своих футболистов. Но, видно, на это тоже нужно время. Недавно в «Карпатах» львовян было еще меньше. При этом я не хочу сказать, что легионеры, выступающие в команде Олега Кононова – плохие. Батиста, Годвин – сильные футболисты. Правда, Годвин, выступая на месте опорного полузащитника, редко играет вперед, в основном передает мяч поперек поля. За все время выступлений в «Карпатах» он забил всего один или два мяча. Это мало.

Остап Савка, который играл на позиции «волнореза» в «Карпатах» вашего времени, забил 16 голов…

Остап родом из Дрогобыча. Он действовал немного по-иному, чем Годвин. Савка прекрасно выполнял подкаты, успевал помогать в защите и в атаку здорово подключался.

В свои 63 вы выглядите очень бодро. Вы задумывались о старости?

Да. Сколько смогу, буду тренировать детей. Футбол – мое любимое увлечение. Чем мне заниматься, если брошу тренерскую работу? Охотиться и рыбачить я не люблю. Считаю, что это негуманно. Иногда, щелкая пультом, наталкиваюсь на соответствующие телеканалы. И сразу переключаю. Поражает: как можно убивать зверей, ведь они же такие маленькие и беззащитные?

С самыми родными людьми видитесь часто?

Живу со второй женой. Две дочери и пятеро внуков живут в США. К слову, недавно дочь приезжала во Львов, чтобы крестить детей.

Читайте самые интересные новости футбола в Telegram, Facebook и Viber
Подписывайтесь на наш канал YouTube
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: "СПОРТглавред"
Загрузка...
Реклама
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (3)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
D(K) (Kiev)
Гарна вью!
Ответить
0
0
Grey222 (Запоріжжя)
Хорошая вьюха!
Ответить
0
0
МиронМаркевич (Харьков)
за перстень напасть на человека,хорошо хоть пипец появился.
Ответить
0
0
 

© UA-Футбол 2002-2018.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).
Пишите нам: [email protected]


Продолжая просматривать www.ua-football.com, вы подтверждаете, что соглашаетесь c Политикой конфиденциальности
Согласен