Тарас Безубяк: "В Баку на меня бежал человек с кинжалом"

Тарас Безубяк: "В Баку на меня бежал человек с кинжалом"

18 января 2008, пятница. 10:442008-01-18T10:44:09+02:00

Популярный в прошлом арбитр вспоминает о своей карьере

Популярного в прошлом арбитра Тараса Безубяка корреспондент "СЭ" застал в Петербурге чудом - через несколько часов Тарас Михайлович улетал инспектировать очередной матч. Судьи - люди немногословные и скрытные. Безубяк, свидетельствую, исключение. Открытость прежних лет - при нем.

- Я вообще к переменам настороженно отношусь, - говорит Безубяк. - Например, езжу на том же "вольво", что и десять лет назад.

- Может, и директорствуете в том же ПТУ, что и тогда?

- Теперь я директор Малоохтинского лицея. Отличный, скажу вам, лицей. Очень современный. А в нерабочее время - делегат Российского футбольного союза. 15 тысяч рублей за матч.

- Какое-то время вы были директором знаменитой футбольной школы "Смена". И ушли со скандалом.

- Я ошибся: принял предложение господина Бесова, бывшего директора, прийти в эту школу. Вторая ошибка - сохранил ему должность заместителя директора по общим вопросам. "Смену" уже лет десять назад можно было сделать ведущей школой в России. А вместо этого увидел разруху. Вы не представляете, до какой степени. Никаких достижений - проигрывали всем кому не лень. Боялись играть с сильными школами - например, московскими. Съездить в Финляндию или Белоруссию - это пожалуйста. У тренеров образовательный уровень очень низкий. У технического персонала я встретил поддержку, у тренеров - нет. Написали коллективное письмо на адрес учредителей: дескать, не хотим работать с Безубяком. Пришлось написать заявление и уйти.

- Прежде вы избегали разговоров о том, как покушались на вашу жизнь. Сейчас расскажете?

- Эта история завершилась в прошлом году. Нападавших осудили, хотя кто-то до сих пор в бегах. Только узнав, чем промышляла эта банда, понял, насколько легко отделался. Их поймали за другие дела, занимались разделом рынков Петербурга.

Была половина седьмого вечера, еще светло, май. Я зашел в подъезд. До лифта четыре ступеньки. Мимо почтовых ящиков мне навстречу два "качка", оба в шапочках и болоньевых куртках. Сразу почувствовал: что-то не то. На втором этаже живу, и мимо них никак не пройти. Мне показалось, что бьют дубиной, но потом оказалось - рифленое железо. Металлическая палка приличного размера. Я как-то успел выставить руку, оттолкнул одного ногой и бросился вниз, к дверям парадного. А навстречу от подвала, еще двое. Завалил на пол и этих. Не знаю, как с четырьмя парнями на себе дополз до двери. Только там они разбежались. Так я за ними бросился!

- Большого вы мужества человек.

- Хорошо, я пятилетнего сына оставил гулять перед подъездом, с собой не повел. Хоть он просился. Парень до сих пор боится в эту парадную заходить. Тогда дети на площадке увидели, как я бегу за нападавшими, кричали сыну: "Смотри, смотри, папа твой! В крови!" А я на бегу дотронулся до головы, чувствую - пальцы провалились. Углом арматуры попали, разрыв был буквой "г". Только в этот момент остановился. Одного из нападавших настолько хорошо запомнил, что потом создал идеальный фоторобот.

- Это было нападение за футбол?

- Больше не за что. Я был слишком неприступным - и устроили акцию устрашения для всех арбитров, работающих в чемпионате России. Чтобы любому потом можно было сказать: "Смотри, а то случится, как в Питере..."

- Вас хотели убить?

- Не думаю. Но, как сказали оперативники, встать на ноги потом было бы тяжело. Инвалида из меня сделали бы.

- Вы и до того сталкивались с криминалом?

- Чего только не было. Как-то предстояло мне судить матч в Румынии, и накануне с семьей уехал за город, в пансионат. Ночью сон нехороший - будто машину у меня украли. Вернулся домой, смотрю: на окне разрезана марля. Открываю дверь и вижу такой погром, что не войти. А мне на вокзал уезжать через два с половиной часа! "Красная стрела" в Москву отходит.

Самое страшное - пропала моя судейская форма. Даже сумку не оставили. Много футболок было - от "Барселоны", "Милана"... Все подчистили. Как-то собрался с силами, до Москвы доехал. Собственная бригада меня одела-обула, судил в бутсах Вали Иванова. А потом увидел в газете заметку, что у меня украли. Вот тогда столкнулся с настоящим злорадством. А сколько раз мне окна били в квартире! На дворе минус двадцать - и я без стекол. Спишь ночью, слышишь: ба-бах...

- За что?

- Тогда публиковалось, сколько арбитры получают. Мы были третьи в Европе по оплате - благодаря Николаю Толстых. При нем арбитры были как за каменной стеной. Как-то еще была попытка ограбить. Я выскочил на улицу и задержал грабителей с помощью машины ГАИ. Так их даже не осудили. В квартиру влезть не успели, а значит, нет и состава преступления. До сих пор этих парней встречаю. Живут в моем дворе.

- Другой популярный питерский арбитр, Николай Левников, нынче не при делах. Вы ведь друзьями никогда не были?

- Я не завидую тем, кто добился большой власти. Но радуюсь за тех, кто достойно с ней расстался.

- Левников - достойно?

- Нет. Что он сделал полезного за пять лет руководства КФА? Еще немного, и была бы катастрофа. У Левникова не было ничего, кроме административного восторга оттого, что он занимает это место. Я не мог понять: как руководитель КФА может сам назначать судей? А работать когда? Когда заниматься учебно-методической работой? Да вот пример: пятнадцать лет Левников фактически влиял на все решения питерской коллегии - и посмотрите, до чего дошло. Судей высокого класса из Питера нет, только Безбородов да Николай Иванов. А сейчас в коллегии обстановка хорошая, человечная. Судьи доверяют президиуму, раскрепощены психологически. А насчет Левникова... Он рос на моих глазах, я знаю его поведение в быту. Не терплю фальшь. Мог к нему подойти и сказать: "Веди себя по-другому, а то придется немного расшифровать, что ты за человек..." Но ради дела и с ним приходится общаться. Как с Петтаем Левников обошелся, вы знаете?

- Как?

- По линии ФИФА тормозил, не включал в списки. А в России перегружал, назначал на самые значимые матчи. Петтая надо возвращать, на этого судью приятно смотреть. Кстати, подвел его в матче ЦСКА с "Зенитом" помощник. Этот лайнсмен из Рязани когда-то и меня подставил таким же образом. Уже тогда надо было его убирать, а убрали только после эпизода с Петтаем...

- Кассета с золотым матчем, который судили в 96-м году, пылью покрылась?

- Я свои матчи не пересматриваю. Только игры других судей. Особенно тех, от которых не знаешь, чего ждать. А тот матч был для судейства простейшим, мальчишек судить бывает сложнее. Правда, был момент, за который до сих пор себя корю. Это сейчас дают возможность закончить атаку, а тогда ничего подобного не было. Я смотрю - время матча истекло. "Алания" готовится подавать угловой. Я подошел и забрал мяч прямо от флажка. Неправильно сделал. Когда вижу Газзаева, всегда говорю - злого умысла не было.

- Давайте о другом. О ереванских камнях, например.

- Это был последний чемпионат СССР. "Арарат" - ЦСКА. Незадолго до конца Сергеев забил гол, местные проиграли 0:1. Сергеев убегал со своей половины поля, но армяне кричали про "вне игры"... Да и гол оказался не главной причиной, как выяснилось. Годом раньше ЦСКА крупно проиграл в Ереване, и Садырин скверно высказался о болельщиках "Арарата". Так на этот матч каждый болеющий взял на "Раздан" два-три булыжника для Павла Федоровича. Как раз события в Нагорном Карабахе начались, вся милиция была отправлена на границу. На весь стадион осталось пять-шесть милиционеров. После матча никто в тоннель войти не мог, камни свистели со всех сторон. Но я как-то заскочил, иду в полумраке к судейской. Со всех сторон удары, и мысль одна - лишь бы ножом не ткнули. А Казарян, главный тренер "Арарата", ударил в лицо.

Года три спустя я снова приехал в Ереван - уже как арбитр ФИФА, судить сборную Армении против Дании. Столкнулись на утреннем совещании - армяне переживали: "Вот сейчас устроит, прибыл с другим мандатом..." Подходили и каялись. После игры даже выпили с ними. Хоть Армения проиграла 0:3.

- А плевал в вас кто? Кутарба, кажется?

- Сережа Кирьяков. Был матч в Находке. Кирьяков красиво "нырнул", как умеет, а я дал удар от ворот. Слышу, как матом меня кроет. И все вокруг слышат. Понимаю, что, если пропущу мимо ушей, от авторитета ничего не останется. Подзываю, вытаскиваю желтую. Так Кирьяков повернулся - и плюнул в меня. Увернуться-то я увернулся, но думаю: ах ты, красавец... Достал красную. Никто вокруг понять не мог, за что. Тем более Сергей с поля уходить отказывался.

Я к динамовской скамейке отправился, подозвал Газзаева: "Валерий Георгиевич, он должен уйти". - "Сейчас сделаем". Абсолютно спокойно. Так Сергей и Газзаева не послушал. Только когда Толстых с трибуны спустился, подействовало. Кирьяков как раз в Германию уезжал - из-за моей красной не дали ему прощальный матч сыграть. Но пару лет спустя встретил меня в Москве. "Михалыч, прости. Раньше бы получал такие карточки - лучше бы к бундеслиге подготовился..." Там его быстро на место поставили.

- Сюжет.

- Еще сюжет был в Махачкале. Вы ведь помните скандальный матч в Лужниках, когда "Анжи" проиграл торпедовцам бронзовые медали?

- Конечно.

- В следующем сезоне получаю матч этих команд в Махачкале. За три минуты до начала представители "Торпедо" мне говорят: на поле не выйдем. Потому что я заставил москвичей снять подтрусники, а игроки "Анжи" снимать не стали. Одни не переодеваются, другие не выходят. Матч задерживается. Наконец хозяева разделись, игра началась. Вдруг вижу: Билонг, правый защитник "Анжи", не переоделся. Отправляю его на скамейку снимать лишнее, "Торпедо" подает угловой - и с позиции Билонга Семшов забивает гол. Стадион завелся, я уже думаю: что под трибунами-то меня ждет? 0:1 матч закончился!

- И что ждало?

- Я увидел, как Гаджиев воспитывает Билонга: "Ты почему меня не послушал? Почему не переоделся? 5 тысяч долларов штрафа!" А мне слова не сказал.

- Зато Романцев про вас скверное говорил.

- Так он вообще говорил, что судьи сплотились против "Спартака". А потом вдруг все менялось: "Зачем в Питер на матч с "Зенитом" присылать судей из других городов? Мы доверяем Безубяку.." Романцев - прекрасный человек.

С кем были проблемы, так это с "Аланией". Как-то во Владикавказе сужу матч против ЦСКА. На 44-й минуте Семак забивает чистейший пенальти в ворота хозяев. Иду к судейской, охрана рядом. И вдруг - бах! Удар сбоку в челюсть - от кого-то из охранников!

- Вот так номер.

- Да. На второй тайм я выходить отказываюсь. Попросил телефон - чтобы позвонить в Лигу. И тут началась беготня, едва местные услышали фамилию "Толстых". Только благодаря тому, что Газзаев пришел и извинился, я вывел команды на второй тайм. ЦСКА, кстати, так и выиграл.

В том же году во Владикавказе еще Сереге Анохину врезали. В перерыве получил по мокрой футболке дубиной прилично. На второй тайм он не вышел. Правда, замяли дело, сказали, что у Анохина сердечный приступ случился...

- Особенно бурно на ваше судейство Батраз Битаров реагировал, начальник "Алании".

- Да. Но руководители города разобрались - и где сейчас Битаров? Нет его во Владикавказе. В те годы его брат был начальником охраны президента республики. Битарову все было дозволено.

- И с трибун в вас метали предметы?

- Был случай серьезнее. 88-й год, Баку. Играют "Нефтчи" с московским "Динамо". Хозяевам необходима победа, иначе вылетают. Минута до конца матча, счет 0:0. Вася Каратаев входит в штрафную "Нефтчи", падает, я назначаю пенальти. Вижу боковым зрением - метрах в десяти возник человек с кинжалом. Несется на меня. Я уже сжался, представил, как этот кинжал в меня вонзается. Но еще быстрее сориентировались Джавадов с Ахмедовым. Кинулись тому парню наперерез, подхватили под руки - и передали милиции.

В Баку вообще было непросто. Перед тем же матчем подошел к скамейке московского "Динамо", пожал руку Бышовцу: "Поздравляю, Анатолий Федорович, с Олимпиадой!" Что тут со стадионом сделалось - уши закладывало от свиста. Всю игру не замолкали!

- Хоть раз на игре сердце прихватывало?

- "Спартак" играл в Воронеже. Я накануне дубль отсудил, в котором за москвичей играла половина основного состава. Жара градусов под сорок. В судейской вижу Бескова: "Арбитр сделал серьезную ошибку. Я Гаврилова с компаньонами отправил играть за дубль, так он во время матча демонстративно повернулся ко мне задницей, снял футболку и выжал. Почему даже желтую ему не дали?" На следующий день я с флажком помогал Галикову. Тот заставил меня напиться крепкого кофе. Сердце колотилось как никогда в жизни. Ударов под триста. Не знаю, как не свалился...

Источник: Спорт-Экспресс


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев