Будни базы "Динамо" во время зимнего отпуска

Будни базы "Динамо" во время зимнего отпуска

5 января 2008, суббота. 13:172008-01-05T13:17:14+02:00

Пока жизнь на базе первой команды "Динамо" замерла

Пока жизнь на базе первой команды "Динамо" замерла. Возле рецепшена висит только расписание тренировок второй команды и фонтан рядом не работает. Но уже во вторник подопечные Юрия Семина начнут заселяться, а в среду встретятся с президентом клуба и новым наставником. И жизнь снова будет бить ключом из этого самого фонтана.

Осенью этого года динамовской базе в Конча-Заспе будет десять лет. Казалось бы, за это время многие клубы могли достичь ее уровня, казавшегося в конце 90-х фантастикой. По мнению специалистов, это удалось донецким "Шахтеру" и "Металлургу". А вот люди, работавшие даже в более богатых клубах Европы, до сих пор приходят в восхищение от увиденного. Последними его выразили "новые динамовцы" — Юрий Семин и Сергей Овчинников.

На этой базе гордятся тем, что непосредственное участие в ее создании принимал Валерий Лобановский. Возможно, именно поэтому количество номеров на каждом этаже ограничивается 12-ю — как известно, Валерий Васильевич очень негативно относился к цифре "13".

Впрочем, игра всегда иррациональна, и суеверия с приметами свойственны многим. Потому тренеры "Динамо" стараются жить не в тех номерах, в которых обитали их предшественники. Анатолий Демьяненко жил в 508-м, Юрий Семин выбрал 609-й, а Сергею Овчинникову достался номер 509 (попав в него впервые, Босс сказал: "Такого шикарного номера я еще не заслужил"), рядом с 510-м, в котором жил Валерий Лобановский. Исключение составили Йожеф Сабо и Леонид Буряк — обоим приглянулся 610-й.

Вообще-то пятый и шестой этажи — резервные, тут живут только тренеры "Динамо", а также игроки сборной в период их сборов. У некоторых "сборников" — Шевченко, Тимощука, Воронина — они постоянные. Кстати, сейчас за Шевой закреплен тот самый 610-й, в котором жили Сабо и Буряк — говорят, сам попросил. Есть номера, так сказать, клубные — в одних селятся футболисты "Шахтера", в других — "Днепра". Так что база не только динамовская.

Сами же динамовцы же живут на третьем и четвертом этажах. В принципе, они могут сами выбирать номер проживания, но в реальности берут те, которые предлагает администрация базы по совету тренеров. "Они могли бы отказаться, но за семь лет моей работы еще ни один игрок этого не сделал", — сказал нам директор базы Михаил Матковский, по просьбе клубной пресс-службы устроивший специально для "Сегодня" экскурсию по базе.

Номер в главном корпусе — это своего рода признание для футболиста. Кого сюда селить, решает главный тренер. "Допилка уже живет здесь, — говорит Матковский. — А вот Кравец пока на старой базе, со второй командой. Но если будет играть так, как в Лиссабоне, думаю, скоро переберется".

После отпуска игроки вернутся в те же номера, в которых жили до него — не сохраняются они лишь за теми, кто уходит в аренду.

В НОМЕРЕ ЛОБАНОВСКОГО НЕ ХВАТАЕТ ТОЛЬКО КНИГ

Номер 510 так же готов к заселению, как и все остальные. Но жить в нем никто никогда уже не будет — это номер, который с осени 1998-го по май 2002-го был закреплен за Валерием Лобановским. Тут все, как было при нем. "Не хватает только книг, которые взяла жена Валерия Васильевича", — говорит директор базы Михаил Матковский.

Удивительно, но в номере нет ничего, что ассоциировалось бы исключительно с Лобановским. На стенах — три литографии, две над кроватью и одна над телевизором, но и они были подобраны не тренером, а дизайнерами. "Футболисты обычно не требовательны в быту, но даже на их фоне он был неприхотлив, — добавляет Матковский. — Никогда не просил ничего изменить".

БОЛЬШИНСТВО ДИНАМОВЦЕВ ВЫБИРАЮТ "РАСПАШОНКИ"

Все номера для футболистов делятся на одноместные и двухместные. Впрочем, понятие "двухместный" весьма условно: это скорее подобие двухкомнатной квартиры, которое на динамовском сленге называется "распашонкой" — две отдельных комнаты, общие холл, туалет и душ.

Селиться можно по желанию — хоть в одноместный, хоть в двухместный (тем более, разница небольшая). Большинство выбирают "распашонки", но не все. К примеру, Тибериу Гиоане, вернувшись на базу после болезни, попросил одноместный. В "единичках" живут Влад Ващук и Сергей Ребров. Кстати, Ребров по-прежнему увлекается радиоделом — по словам директора базы, в его номере стоят два небольших блока аппаратуры. Впрочем, чему тут удивляться — Сергей постоянен в своих пристрастиях. Недаром же он — один из символов верности клубу.

ДНЕМ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИЯ, ВЕЧЕРОМ — КИНО

В распоряжении динамовцев есть бассейн с дорожками длиной 25 метров и большой тренажерный зал. Но все это вовсе не для досуга, а для восстановления — так, футболистам даже нельзя посоревноваться в поднятии штанги. Кстати, для восстановления есть еще много чего, в том числе криосауна, где организм футболиста подвергается воздействию 110 градусов мороза. Понятно, сухого.

Все это — часть работы. Потому отдых у футболистов более пассивный. Разве что за исключением настольного тенниса, большим любителем которого раньше были Чернат и хорваты — Саблич с Леко. Сейчас ракетки чаще всего находятся в руках сербов — Горана Гавранчича, Марьяна Марковича, Милоша Нинковича, а также Сергея Реброва и Олега Гусева.

Гусев является фаворитом и в других соревнованиях — на бильярде. А один из главных его конкурентов — Максим Шацких. Но легенд динамовского бильярда уже нет в команде — это киевские звезды 90-х Андрей Шевченко и Валентин Белькевич.

Кстати, бильярд есть и на старой базе, причем пара столов находится на зимней веранде, известной тем, что именно там гуляли свои свадьбы Олег Блохин, Леонид Буряк и сын партийного лидера Украины Владимира Щербицкого.

Еще одно важное развлечение динамовцев — карты. Эти битвы проходят, как правило, в холлах третьего и четвертого этажа — там диваны и большие телевизоры, которые транслируют не только украинские и российские каналы, но и балканские с бразильскими.

И один малоизвестный факт. Все журналисты знают конференц-зал — там постоянно встречались с прессой Лобановский и Блохин. Но мало кто знает, что в этом зале еще по инициативе Гусина был устроен домашний кинотеатр, и по вечерам футболисты приходят с подушками на просмотр фильмов.

ЧОХОНЕЛИДЗЕ ВВЕЛ МОДУ НА СПАГЕТТИ

Вместе с футболистами начнет активную работу и хозяйство, подчиненное директору базы — повара, официанты, горничные. Их основная обязанность — сделать все, что надо, но быть максимально незаметными.

"У меня был хороший учитель — Лобановский, — говорит Михаил Матковский. — В первые месяцы моей работы "Динамо" сыграло с "Таврией" вничью, и я был в плохом настроении. Увидев это, Васильевич спросил: "Командир, почему расстроен?" Я объяснил — мол, ничья же. И после этого Лобановский сказал самое главное для меня: "Давайте договоримся: вы переживаете из-за своих проблем, мы — из-за своих. И тогда у нас будет общий результат".

Еще со времен Мэтра повелось: когда команда выходит на игру, в холле базы и на территории никого не должно быть. Может, суеверие, а может — чтобы футболисты сосредотачивались. Во всяком случае, это не отражает реального отношения футболистов и обслуживающего персонала. "Даже Бангура, который здесь без году неделя, всем говорит "здравствуйте", "спасибо", "до свидания", — рассказывает директор базы.

Кстати, обслуживающего персонала здесь немного. Так, в ресторане — три смены, в каждой по два повара и две официантки. "В основном, официантки подают футболистам блюда, — говорит Матковский. — За исключением салатов, для них у нас шведский стол. А блюда разнообразны, ведь среди футболистов есть и мусульмане. Между прочим, с появлением Резо Чохонелидзе кухня стала более итальянской. В частности, в день игры подают спагетти — мучное усваивается быстрее мяса".

Особые обязанности у горничных. "Во время уборки в номерах они порой находят то золотые цепочки футболистов, то деньги, — рассказывает директор базы. — Все сдается на рецепшен, у нас по-другому быть не может".

ПОЧТИ РОДИНА ДЛЯ БРАЗИЛЬЦЕВ

Одно из наиболее экзотических мест отдыха на динамовской базе — зимний сад. Здесь высажено более шестисот различных растений, многие из которых согласился бы заполучить и Ботанический сад, — и ни одно из них не собирается вянуть.

"Здесь любит прогуливаться Саша Шовковский, он ведь романтик, — говорит директор базы. — А еще сад приглянулся бразильцам". Впрочем, это тоже понятно: Корреа и его соотечественники на родине привыкли видеть зелень круглый год.

ТРИ МЕСЯЦА ДЛЯ ПЕЕВА

Уникальной является комната горного воздуха: здесь можно создать атмосферу, аналогичную той, что на высоте 6000 метров над уровнем моря. "Когда-то Пеев был травмирован, и немецкие врачи сказали, что для восстановления ему понадобится шесть месяцев, — рассказывает Михаил Матковский. — Но с помощью горного воздуха удалось сократить этот срок до трех месяцев. Но у этой комнаты есть одно ограничение: здесь могут восстанавливаться только те, кому нет 50-ти. Так что многим тренерам сюда уже нельзя".

МАЛЕНЬКОЕ ПОЛЕ ДЛЯ МОЛОДЕЖИ

В кабинете тренера на старой динамовской базе есть почти все, что и в зале для установок на новой базе — но в миниатюре. Здесь и экран для просмотра матчей поменьше, и поле с фишками, чтобы показывать расстановку. Впрочем, и футболисты здесь еще маленькие — дубль и "Динамо-2".

Зато именно в этом кабинете с 1973-го по 1990-й и в 1997—98 годах работал Лобановский. Обстановка изменилась, но с тех пор остался шкаф, который нынешние хозяева кабинета — Юрий Калитвинцев и Геннадий Литовченко — не хотят менять.

Источник: Дмитрий Коротков, "Сегодня"
DynamoMania.com


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев