Пришел, сыграл и... попрощался

Пришел, сыграл и... попрощался

29 января 2008, вторник. 14:352008-01-29T14:35:50+02:00

Каждый четвертый футболист в украинском чемпионате - иностранец

Зимбабвийская считалка

Владимир Высоцкий в одной из своих самых популярных песен утверждал, что итальянская «Фиорентина» году эдак в 70-м «предлагала «мильон» за Бышовца». Сам Анатолий Федорович рассказывал автору этих строк, что речь шла не только о «Фиорентине», и не только об одном «мильоне». Впрочем, не меньшим интересом со стороны знаменитых зарубежных клубов в свое время могли похвастаться и другие звезды советского футбола - Лев Яшин, Валерий Воронин, Слава Метревели... Более того, многие из них были совсем не прочь последовать принципу «Go West!» и отправиться на вольные хлеба за рубеж, но «железный занавес» подниматься не спешил, и первый официальный - иными словами одобренный свыше - международный трансфер советского футболиста состоялся только в 1980-м году, когда Спорткомитет СССР утряс переход из «Зенита» 32-летнего полузащитника Анатолия Зинченко.

Обратная связь из-за рубежа появилась почти десять лет спустя: впервые заграница помогла советскому футболу только в 1989 году, когда в Душанбе высадился зимбабвийский десант в лице Дерби Макинки, Висдома Чансы и Персона Мванзы, отыгравших в составе «Памира» по несколько официальных матчей чемпионата СССР. На первых отечественных легионеров зрители валили толпами, как та самая бабушка из экранизации повести Михаила Булгакова, что приехала из Пскова «поглядеть на говорящую собачку». А среди большинства маленьких таджиков считалочка -заклинание «Чанса, Мванза, Макинка» по уровню популярности могла поспорить со знаменитым «Рекс-фекс-пекс». Годом спустя иностранный легион отметился первым забитым голом: его автором стал подопечный... Юрия Семина - американский нападающий «Локомотива» Дэйл Махолланд.

Андреас по прозвищу "водка"

Первыми представителями дальнего зарубежья в независимом чемпионате Украины стали... немцы. В 1994 году «Днепр» возглавил нынешний наставник сборной Белоруссии Бернд Штанге, спустя некоторое время пригласивший на место плеймейкера своего соотечественника Андреаса Зассена, напоминающего манерой игры одного из будущих лидеров днепропетровского клуба Александра Рыкуна. История жизни этого незаурядного футболиста, между тем, заслуживает отдельного абзаца.

В юности Зассен считался одним из самых талантливых игроков Западной Германии и неизменно привлекался в юношескую, юниорскую и молодежную сборные своей страны. В 24 года изобретательного полузащитника выкупил «Гамбург», но в этот момент у него начались хронические проблемы с режимом. Зассен неоднократно задерживался за рулем с чрезмерным процентом алкоголя в крови, а на тренировках напрягал партнеров по команде устойчивым запахом перегара, за что заслужил прозвище «Водка». Сами понимаете, что много времени для адаптации к украинским реалиям Зассену не понадобилось. После отъезда из Украины его судьба сложилась достаточно трагично: Андреас постоянно попадал в криминальные скандалы, спровоцировал жену на развод интрижкой с голландской барменшой, а в итоге не дожил до 40-летия, скончавшись от инсульта, ставшим следствием очередной алкогольной «блокады».

Пробка из-под шампанского

Знал ли Зассен о том, что стал своего рода первопроходцем в 50-миллионной стране, подарившей миру троих обладателей «Золотого мяча»? Думаю, что да, но как бы там ни было, его приезд произвел эффект пробки из-под шампанского, вслед за которой из бутылки с пеной выливается сама игристая жидкость. Пусть не сразу, а постепенно, но в Украину хлынули варяги, представляющие все возможные широты и меридианы, причем увлекшиеся охотой за дешевой рабочей силой середняки усердствовали не меньше, чем гранды. Как вспоминал однажды в беседе с автором этих строк приглашенный в сезоне-1996/97 в винницкую «Ниву» Семен Альтман, на просмотре в коллективе оказалось почти семьдесят исполнителей, трое из которых являлись полпредами далекой страны... Бурунди! Не удивительно, что оставаться в Виннице ошарашенный таким калейдоскопом специалист не решился.

Первым настоящим «легионером» киевского «Динамо» стал загадочный гость из Кувейта Насер Аль-Саухи, чье пребывание в столице можно было бы охарактеризовать фразой: «Пришел, сыграл и... попрощался». А вот склонный впоследствии к пристрастиям к доморощенным исполнителям «Днепр» отметился еще и приглашением первого бразильца. Луис Эмерсон в 1997 году провел в Днепропетровске 14 матчей и забил семь голов, оставив весьма приятное впечатление.

И тем не менее, столь массовой интервенции иностранцев в прошлом веке наш футбол еще не знал, а заикнись кто-то о лимите на легионеров, того и гляди - засмеяли бы. Судите сами, в период с 1995-го по 2001-й в нашем чемпионате играло всего лишь шестнадцать зарубежных исполнителей: ровно столько, сколько в первом круге нынешнего сезона числилось в заявке одного лишь «Шахтера»!

Влияние «Миллениума» и гонка вооружений

Но то ли на кадровую политику наших клубов повлиял всемогущий «миллениум», то ли стремительно возросли амбиции грандов, но в 21-м веке в Украине начался настоящий бум на легионеров. В 2001-м году приглашением варягов разразился даже отличавшийся достаточно консервативным поведением «Черноморец»: первыми иностранцами в лагере одесситов стали сирийцы Хусам Иддин Джиньят и Рафаат Мохаммед, которых сменило сербское трио Бранкович - Субашич - Инджич. Могли ли предположить руководители «моряков», что шестью годами позже сменивший Семена Альтмана на посту наставника команды Виталий Шевченко позовет в Одессу сразу семь легионеров, пятеро из которых являются представителями Южной Америки?..

Главной тенденцией второй волны сотрудничества украинских клубов с зарубежными исполнителями стало значительное повышение качества легионеров из дальнего зарубежья. И тон здесь, разумеется, стали задавать «Динамо» и «Шахтер» - клубы, по отношению к которым все чаще стали употреблять приставку «супер». Поначалу, в большей степени, это относилось к амбициям руководителей клубов, но впоследствии нашло свое отражение и в цифрах, составляющих годовые бюджеты и зарплатные фонды. Постепенно киевляне и особенно горняки вышли на тот уровень, когда их финансовые возможности стали вполне сопоставимы с аналогичными показателями крепких европейских клубов, и перспективные иностранцы стали получать из Украины «предложения, от которых нельзя отказаться». «Динамо» и «Шахтер», словно СССР и США в середине прошлого века, затеяли самую настоящую «гонку вооружений», подстегивая друг друга новыми громкими приобретениями.

Приблизительно по тому же принципу, что и один герой анекдота - «новый русский» - заявил другому: «Как ты сказал называется твоя новая картина? «Мона Лиза»? Ну, значит, у меня будет «Стерео Лиза». Уже иду заказывать!» Без ошибок в селекции скауты наших лидеров, безусловно, не обошлись, но люди уровня Учечукву Увакве (не в обиду симферопольской «Таврии») динамовцы и дончане приглашать перестали.

Рычаги и механизмы

Главным рычагом возникновения страстей по иностранному легиону в нашем чемпионате стали не профессиональные агенты ФИФА (их уже значительно больше, чем раньше, но значительно меньше, чем хотелось бы), а расплодившиеся в свободных нишах «жучки», устремившие свой взор на импортные и экспортные поставки легионеров в украинское первенство. Хорошо помню общение с одним из таких «агентов», только-только привезшего в один из наших клубов очередного легионера из Восточной Европы. «На Родине его называют «второй Шевченко», - захлебывался он, - уверяю, что в следующем сезоне этот парень станет лучшим бомбардиром вашего чемпионата». До следующего сезона «парень» не дотянул. Как не дотянул до следующего официального матча, будучи немедленно отправлен домой. Через неделю я снова встретил старого знакомого, и он показал мне свою новую «жемчужину». «Это - игрок уровня Вукича, - заявил он с порога. - Через год его заберут «Динамо» или «Шахтер». Молодого полузащитника забрали через месяц. В клуб второй македонской лиги...

Помимо цветистых агентстких рекомендаций, подкрепляемых материальными нуждами нечистоплотных тренеров и руководителей, существуют и другие типичные механизмы появления на отечественных футбольных просторах варягов разного возраста, уровня и амплуа.

Вариант первый. Тренер-легионер приглашает знакомого ему футболиста - как правило, соотечественника. Яркий пример: Мирча Луческу и румынская колония в «Шахтере».

Вариант второй. Руководители клуба выделяют средства для усиления конкретной позиции, после чего тренеры -селекционеры отправляются на крупные молодежные или межрегиональные турниры национальных сборных, после чего присматривают футболистов необходимого амплуа. Приблизительно таким путем в Украине появляются экзотические африканские и южноамериканские легионеры.

Вариант третий. В ход идут личные связи руководителей, «вербующих» конкретных исполнителей для своих клубов. В этой связи достаточно вспомнить экс-первого вице-президента «Металлурга» Дмитрия Селюка и Даниэля Фернандеса, променявшего Барселону на Донецк.

Очень легко можно квалифицировать и цели, с которыми приезжают в Украину иностранцы из дальнего зарубежья. Во-первых, заработать (так поступают все предшественники и последователи Учечукву Увакве). Во-вторых, завершить яркую когда-то карьеру (именно так поступает Йорди Кройф). Наконец, в-третьих, обратить на себя внимание тренеров сборной, а заодно использовать новый клуб в качестве трамплина для отъезда в более серьезную команду. Эта схема работает для большинства африканских и южноамериканских новобранцев «Динамо» и «Шахтера». При этом дончане, не жалеющие денег для усиления состава преуспели в значительно большей степени.

По «закону бумеранга»

Вспомните, какие авансы выдавали пять лет назад Клеберу и Диого Ринкону, так и не реализовавшим и половину своего огромного некогда арсенала? Совсем другое дело - засверкавшие горняки Срна, Матузалем и Элану, ставший регулярно привлекаться в состав своей национальной сборной именно после переезда в Донецк. Работа с талантами такого уровня - палка о двух концах. В случае с Элану сказка закончилась так, по сути, и не начавшись. Осознав, что «Шахтер» для него всего лишь трамплин в более серьезный европейский клуб, и прыгнуть выше потолка в Донецке у него не получится, бразильский полузащитник откровенно забастовал и после длительной возни был продан в «Манчестер Сити». Куда больший резонанс получило «дело Матузалема». Успевший поиграть не где-нибудь, а в серии А Франселино - в отличие от своего соотечественника - был исключительно предан донецкому клубу и по праву заслужил капитанскую повязку, но со временем также утратил мотивацию и, по сути, сбежал в «Сарагосу».

Еще более краткосрочными получились романы «Шахтера» с полузащитником Нери Кастильо и форвардом Кристиано Лукарелли. У мексиканца в лагере оранжевых не заладилось сразу, и отпустив его все в тот же «Манчестер» Сергей Палкин и, подозреваю, Мирча Луческу вздохнули с облегчением. Что же касается мечтающего о финальной стадии Euro-2008 итальянца, то он вовремя осознал, что трамплин, на который он въехал, оказался слишком коротким и далеко его не забросит. Как только закончилась трагическая для горняков Лига чемпионов, Лукарелли пошел на попятную и обтяпал дельце с возвращением на Апеннины.

Вместе с тем в донецком клубе припрятано еще несколько бомб замедленного действия для европейских клубов - в первую очередь, бразильцы Фернандинью, Жадсон, Илсинью и Луис Адриану. Другое дело, что со временем и они вполне могут осознать себе реальную цену и пойти по стопам «соотечественников-беженцев», транспортировавшись в более привлекательный регион Старого света. Чтобы этого не произошло, необходимо поднимать конкурентоспособность внутреннего первенства, стабилизировать результаты наших клубов на внешней арене, а параллельно научиться обращаться с честолюбивыми легионерами так, как это делают руководители московского ЦСКА, сохранившие для своего клуба и Жо, и Дуду, и даже Карвалью с Вагнером Лавом. А иначе в случае со всеми талантливыми или уже обладающими звездным статусом иностранцами будет неумолимо работать «закон бумеранга». Спустя некоторое время, забросившая их в Украину сила, неумолимо потянет обратно...

Источник: Михаил Спиваковский, "СЭ" в Украине"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев