Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
Большое интервью экс-нападающего, который за словом в карман не лезет...
14.03.2008
пятница
10:50
Виктор Леоненко: "Спартак", "Спартак"... Как по мне, гораздо значительнее обыграть вдесятером "Барселону"!
Рейтинг публикации
Большое интервью экс-нападающего, который за словом в карман не лезет...

"Приехали посмотреть на мое пузо? Спасибо, что не опоздали!" - обескуражил нас темпераментным приветствием владелец джипа Rangerover, когда мы потерялись на заднем сидении просторного авто, и добавил: - Ненавижу, когда опаздывают, и никого никогда не жду. Даже собственную жену!"

- И как вы только управляетесь с такой громадиной? - меняем тему, наблюдая за резвыми передвижениями водителя Леоненко на запруженных улицах столицы.

- Это у меня-то громадина? - поднимает брови Виктор. - Вы еще машину Лужного не видели! Это вообще не автомобиль, а гостиница на колесах!

Настраивать Леоненко на беседу под диктофон не нужно. Он его будто бы и не замечает - и сразу выдает ключевую информацию: с 2008 года будет возглавлять футбольный профсоюз:

- Зарегистрировались в Голландии. А создали его для того, чтобы оберегать футболистов от обмана. Руководителем буду я, потому что являюсь независимым лицом, не связан ни с какой официальной структурой, к тому же моя фамилия знакома коллегам по ремеслу. Так что в ближайшее время буду объезжать владения, летать в клубы. Хотя нет, все-таки предпочту передвигаться по земле, так как с возрастом стал опасаться самолетов.

- Неужто у вас аэрофобия как у Дениса Бергкампа?

- Нет. Раньше летал и смеялся над мандражирующими Сабо и Лужным.

- Ваш друг Олег Романович в курсе относительно затеваемого вами дела?

- Конечно, он знает. Осведомлен с момента начала нашумевшего "дела Кравченко".

- Вы имели к этому процессу какое-то отношение?

- Присутствовал на заседании. Но, к счастью, "Шахтер" и "Днепр" сумели договориться без постороннего вмешательства.

- Агентская деятельность вас никогда не привлекала?

- Если уж этим заниматься, то обстоятельно. Первым делом, познакомиться со всеми родственниками будущих подопечных, поскольку не каждый родитель согласится отпустить свое чадо в тот же Киев или, скажем, Донецк.

- А как насчет семейного бизнеса?

- Им занимается жена. Ее парафия - строительство домов, благо разобраться в деталях помогает брат. Мои же проекты запланированы на будущее.

НАЧАЛ ГОТОВИТЬСЯ К ОЛИМПИАДЕ

- После окончания карьеры у вас появилось гораздо больше свободного времени. На что оно у вас уходило вплоть до сегодняшнего дня?

- Встречался с друзьями, чтобы отдохнуть, попить пиво и "попылить" за ветеранов. Правда, бутсы надел только в феврале, а до этого к мячу не прикасался полтора года. Кроме того, поигрываю в большой теннис, бильярд, нарды, карты. В теннис часто играю с Олегом Лужным. Поначалу он меня "возил", ведь у него есть собственный корт на Печерске. А в последнее время возможности сразиться не было, поскольку Лужный постоянно находился на сборах и, наверное, играет с Семиным. Точного счета не знаю, но сдается, что помощник должен был шефа обыграть... А еще я вспомнил, что стою на коньках. Сразу скажу, что не мучаюсь, а катаюсь прилично. Ведь по происхождению я чистокровный сибиряк.

- В одном из последних интервью вы сказали, что дали зарок не играть в футбол, пока не продадите один загородный дом. Получается, сделка состоялась?

- Нет. С нынешней политической ситуацией я мог ждать и три года. Друзья собрались, попросили в воротах постоять. Ну, я и не устоял. Можно сказать, что в моем случае победила любовь к футболу.

- Но когда игрок покидает большой футбол, в его организме выделяется намного меньше адреналина...

- И намного больше веса! Тем более что мне и так с трудом удавалось удерживать его в нужных рамках. Хотя в большей степени этой проблемой были обеспокоены тренеры. Я же в таких случаях всегда говорил: "Смотрите на скорость!"

- А каким был ваш рабочий вес в лучшие годы карьеры?

- В памятном всем матче со "Спартаком" - 80 килограммов. А сейчас, по прошествии 14 лет, я вешу 103 кило. Было еще больше, но недавно я изрядно сбросил. Для меня вообще потерять три килограмма за тренировку не составляет большого труда. Одеваешься тепло - и дело сделано. Главное - это потом не загнать себя с помощью еды и пива. Ведь вокруг одни соблазны - дни рождения, свадьбы, презентации. Хотя стараюсь держаться подальше от светских вечеринок. По природе я человек стеснительный, поэтому чувствую себя там немного не в своей тарелке.

- Договариваясь о времени встречи, вы обмолвились, что бегаете по утрам. Это привычка, оставшаяся со времен игровой карьеры, или необходимость, продиктованная желанием держать себя в тонусе?

- У меня нет жесткого графика. Могу, допустим, один день побегать, а потом взять перерыв, скажем, дня на три. Но сейчас как раз начался период усиленной подготовки. Если спрашивают, в чем дело, говорю, что готовлюсь к Олимпиаде. Сегодня, например, 45 минут отработал в тренажерном зале.

- Можете назвать футболистов, которые были склонны к лишнему весу, но им это нисколько не мешало на поле?

- Сергей Шматоваленко, тот же Лужный. Я вообще считаю, что даже будь у Олега за спиной рюкзак с кирпичами, он все равно носился бы по полю как угорелый. У него есть предрасположенность к такой манере игры, и вряд ли что-нибудь могло стать помехой на его пути.

"ДАМЫ, БРОСЬТЕ, ПОЖАЛУЙСТА, НОЖИК!"

- Несколько слов о вашей семье...

- Жену зовут Елена, растим 17-летнюю дочь Алесю. Обстоятельства сложились так, что женился я довольно рано и без всякого медового месяца: 8 декабря расписались, а 22-го - ушел в армию. Кстати, познакомились с будущей супругой при нетривиальных обстоятельствах: как-то шли с другом по улице, и у меня в часах села батарейка. Нужно было ее заменить, но под рукой не оказалось подходящего предмета. Смотрю, а на балконе стоят две дамы, одна из которых впоследствии и стала моей суженой. Говорю им: "Дамы, бросьте, пожалуйста, ножик". Они выполнили просьбу, а я, воспользовавшись ножом, вернул его обратно. Вот только точно не помню, удалось его закинуть или пришлось лично заходить в квартиру. Но я сразу сказал другу, что эта девушка станет моей женой.

- А вы говорите - стеснительный...

- Ну да! Я за женой два года ухаживал, так сказать "дружил", прежде чем осмелился ее поцеловать. При нынешних нравах за несколько минут можно успеть сделать гораздо больше.

- Если бы вместо дочери был сын, вы бы направляли его по стопам отца?

- Он бы и так стал футболистом. Ну, в крайнем случае, спортсменом точно. Ведь обычно как бывает: интересы отца прививаются и сыну. Посмотрите на сына Юрия Калитвинцева. На мой взгляд, очень перспективный футболист растет. Не думаю, что мой отрок был бы в этом плане хуже.

- А курить бы его научили?

- Не нужно подкалывать. Курить я начал в самом раннем детстве - лет в десять, что ли. Бросал ли эту привычку на время карьеры? Нет.

- Кто из игроков составлял вам компанию в этом занятии?

- Юра Калитвинцев не особо скрывался. Нет, мы, конечно, не красовались с сигаретой перед тренерами. Йожеф Сабо, говорил: "Когда находитесь на базе, уходите "дымить" в лес". Так и поступали.

- Ходят слухи, что Сабо отбил тягу к курению у молодого Шевченко...

- Ну, во всяком случае, он очень старался. А потом уже и сам Андрей "завязал".

- Получается, что на вас Йожеф Йожефович в этом плане махнул рукой?

- Мне сложно было что-либо противопоставить, поскольку я показывал хорошие результаты. По этому случаю обычно говорят: "Смотрите на табло".

- Сережку давно носите?

- С 1993 года. Были с женой в Германии, и по ее настоянию я проколол там ухо. Самое смешное, что в ту пору наставником "Динамо" был известный своей консервативностью Михаил Фоменко. Но я считаю, что тренер в первую очередь всегда должен оставаться человеком. Зачем меня было лишний раз гонять? Тем более что выкладывался на тренировках так же, как и остальные. Разве что лишний раз мог побубнить. Но ни с кем открыто не ругался, поэтому "на ковер" меня, как правило, не вызывали.

"СТАЛИНГРАД" В БАРСЕЛОНЕ НЕ ПОМОГ

- Пару слов о памятном матче против "Спартака"...

- Вокруг твердят постоянно: "Спартак", "Спартак"... Как по мне, гораздо значительнее обыграть вдесятером "Барселону". У них такая команда была, что мало какой клуб мог бы одолеть каталонцев, имея в составе и двадцать игроков. Тогда еще шутили, что не будь того удаления, ни за что бы не победили испанцев.

- А штангу в ответном матче на "Камп Ноу" хорошо помните?

- В газетах тогда писали, что скорость полета мяча составляла сто километров в час. А на самом деле он легонько по низу летел. Какой на тот момент был счет? Мы проигрывали то ли 1:2, то ли 1:3. Впрочем, какая разница? Они забили бы столько, сколько захотели. Ведь еще один гол в наши ворота судья попросту не засчитал, когда Хосеп Гвардьола от штанги "положил" со штрафного. Тогда арбитр решил, что мяч не пересек линию ворот.

Да и о чем можно говорить, если с нашей стороны был сплошной "Сталинград" все 90 минут игры? Помню, Фоменко кричит во время матча По-номаренко, игравшему заднего защитника: "Иди в центр, вмешайся в борьбу!" На его же место должен был сместиться Анненков. Пономаренко отвечает: "Не пойду, боюсь".

- С кем из тренеров была самая напряженная психологическая борьба?

- Да практически со всеми. Легче назвать тех, с кем не было конфликтов - с Николаем Павловым, с Анатолием Пузачем, с Владимиром Бессоновым, понятное дело, с Юрой Калитвинцевым. Это вообще готовый тренер! Вспомнил, еще Олега Бази-левича, тренировавшего в то время сборную. Впрочем, почти со всеми наставниками национальной команды размолвок не возникало.

- А у кого из тренеров могли бы сыграть бесплатно?

- У тех же Бессонова и Павлова, Анатолия Демьяненко, Виктора Прокопенко, Валерия Газзаева, Юрия Семина. Пожалуй, все.

- А у Пузача?

- Так это само собой разумеется. Как по мне, он вообще самый уникальный тренер в моей карьере. Кириллыч был у руля "Динамо" в тот момент, когда я только появился в команде. Но из его уст я не услышал в свой адрес ни одного упрека. Подскажет что делать, куда бежать, а дальше складывалось впечатление, что его не существует. Для меня -это оптимальный тренерский подход.

- При каких обстоятельствах вы пересекались с Семиным?

- Мы виделись несколько раз. Юрий Павлович - хороший человек, который по настоящему любит футболистов. Я обоими руками за то, чтобы у него все сложилось в "Динамо", но, в то же время, не думаю, что этот процесс будет стремительным.

- А Демьяненко?

- Он мой друг, с которым мы вместе играли. Я вообще считаю, что мне очень повезло знать лично стольких выдающихся футбольных личностей и находиться с ними, что называется, на короткой ноге.

БАННИКОВ И ОШЕМКОВ ПЕРЕТЯГИВАЛИ МЕНЯ КАК КАНАТ

- Ваш переход из "Динамо" московского в киевское в свое время наделал много шума. Какой была ваша мотивация?

- Это был не переход, а побег! Желание переехать в Киев появилось давно, поскольку я с детства всем сердцем болел за местную команду. Ну а детали таковы: в Кишиневе я подписал соглашение с москвичами, в Черновцах - с киевлянами. Поскольку я тогда служил, ни о каких контрактах не могло быть и речи. В первом случае это было заявление на имя Колоскова, а во втором - покойного уже Банникова. За мой поступок грозила двухгодичная дисквалификация.

- Как происходил сам побег?

- У московского "Динамо" по календарю тогда был выезд в Тюмень и Екатеринбург, где мне должны были вручить ключи от московской квартиры, поскольку я только выписался из своего жилья в Тюмени. Команда поехала туда. А что же Витя? Приехал на столичную базу динамовцев в Новогорск. Выкатили машину, начали собирать вещи. У меня тогда была что-то вроде "пятерки", хотя прав, по сути, еще и не было. Поэтому нашли где-то небольшой грузовик "Мерседес" с австрийскими номерами и отправились в путь. А в моей московской квартире я тогда ремонт делал. Потом, кстати, в нее вселился Кахабер Цхададзе. Хорошее было жилье: в динамовском доме на Масловской, недалеко от стадиона. Там жило столько звезд! Я когда в первый раз увидел хоккеиста Мальцева, то чуть не упал в обморок. Кстати, Газзаев тоже жил в этом доме.

- Как он отреагировал на ваш поступок?

- Был вне себя, просто рвал и метал. И как выяснилось позже, правильно делал.

- Кто именно с киевской стороны вел с вами переговоры?

- Анатолий Сучков. Он приехал в Черновцы, чтобы сделать мне предложение. Кстати, не знаю, чем смог привлечь его внимание, поскольку накануне игры отравился и поэтому выглядел не лучшим образом.

- Вы как-то упоминали, что вас спас Виктор Медведчук...

- Да, но я думаю, что проблему удалось уладить с помощью финансов. Помню, как перед первой игрой в составе киевлян на кубок против запорожского "Торпедо" меня в арке тащили в разные стороны руководитель федерации Банников и вице-президент "Динамо" Ошемков. Все футболисты уже вышли на поле, а меня, буквально разрывали на части.

- Смену гражданства оформили быстро?

- Естественно, ведь футболиста нужно было как можно быстрее заиграть за национальную сборную. Кстати, мой первый матч за главную команду страны получился примечательным. Это была выездная встреча со сборной Венгрии, в которой мы уступили со счетом 1:2. Нас отвезли в какую-то деревню недалеко от Ужгорода (в город Ньиредьхаза. - Прим. "СЭ"). И в том поединке я получил свою первую и единственную в карьере красную карточку. Дело было так: мы вели в счете, и я сделал подкат на громадном расстоянии от штрафной. Промахнулся на полтора-два метра, а игрок венгерской команды решил упасть. Судья подбежал и не раздумывая "зажег" передо мной "красный свет".

МОЙ "АУДИ" ДОЛЖЕН БЫЛ ПОЛУЧИТЬ МИХАЙЛЕНКО

- Вы как-то сказали, что без пива в те времена уснуть было тяжело. Нагрузки донимали?

- Не совсем. Во-первых, я кроме пива больше ничего и не пью, а во-вторых, когда выпьешь пенистого напитка, действительно, сразу легче становится.

- Опыт употребления других горячительных напитков был?

- Пробовал, конечно. И водку, и виски дегустировал. Но мне не понравилось. Ведь когда пьешь пиво, то хоть осознаешь где ты и кто ты.

- А как с подобными нарушениями боролись в "Динамо"?

- Ходили по домам. Меня на первых порах этот метод очень забавлял. Правда, ко мне не приходили, да я бы, честно говоря, и не пустил. Кто из игроков попадался? Не помню, но, кажется, таковых не было, поскольку все были предупреждены о грядущей проверке.

- А упомянутый вами как-то случай со Скаченко?

- Так это произошло гораздо раньше. Перед каким-то матчем он изрядно принял на грудь, и то ли не приехал, то ли очень опоздал. Потом Сабо говорил, что Скаченко нужно лечить. И впоследствии он одним из первых покинул команду. Его изрядно помотало по городам и весям - играл в Голландии, России, Корее, Китае, а потом триумфально возвратился, забив сборной России в памятном матче 1998 года.

- Невозможно обойти стороной матч "Динамо" - "Спартак", после которого вы проснулись знаменитым...

- Почему проснулся? Я и не засыпал. После матча мне подарили машину -Audi 80, хотя спонсором Лиги чемпионов на тот момент был Ford. Перед игрой объявили, что приз достанется тому, кто забьет первый мяч "Динамо" в Лиге, если команда выиграет встречу. Незадолго до моего гола в ворота Тяпушкина назначили пенальти. Поскольку я играл с повреждением и бить с точки не мог, к мячу подошел Зверь, как называли в команде Диму Михайленко. Но Михаиленко пенальти не забил, и ключи от авто достались мне. Надарили цветов, катался вокруг стадиона, словом, было забавно. А второй гол полностью на совести вратаря "Спартака", о чем я ему неоднократно говорил. Не нужно было выходить из ворот. Я там из "песочной ямы" гол забивал.

- Какова судьба машины?

- Я ее продал в Петербург. Она, к слову, оказалась нерастаможенной, поэтому если бы не помогли знакомые, имел бы кучу неприятностей. А прокатился на ней всего лишь раз - аккурат после игры, поскольку выпил пива и спать не хотелось. Помню, в тот вечер на заправке просили, чтобы я с ними выпил водки. Когда же ответил, что не пью сорокоградусную, они говорят: "Тогда давай мы не тебя, а машину заправим". И заправили абсолютно бесплатно. Забавно было, когда остановили милиционеры, а у меня из документов только какая-то бумажка. Тогда пришлось немножко с ними повздорить.

ФАНАТЫ НЕСЛИ НА РУКАХ ДО САКСАГАНСКОГО

- А неприятности с болельщиками были?

- Нет, даже в гостях фанаты особо не кричали. Да и защитники по ногам нечасто били. Может, просто не успевали? Сложнее всего было играть против двух Сергеев - Беженара и Леженцева. Последний - настоящий убийца, а Беженар был защитником экстра-класса, одним из лучших в украинском футболе.

- Говорили, что с киевскими болельщиками сравнятся разве что владикавказские...

- Во Владикавказе было очень сложно играть. Я приехал в этот город в составе московского "Динамо", которым на тот момент еще руководил Валерий Газзаев. Мы победили в том поединке со счетом 2:1 - и что тут началось! Во-первых, нам кричали, что расстреляют всех футболистов вместе с тренером прямо на поле. Во-вторых, было страшно выходить из раздевалки и идти в автобус - наверное, все монеты, которые только имели при себе фанаты, летели в нашу сторону. А ведь нужно было еще ехать по городу в аэропорт. Помню, как водитель кричит: "Ложитесь, проезжаем опасный участок". И тут то ли в заднее, то ли в боковое стекло попадает кирпич. Откровенно говоря, в тот момент было очень страшно.

- А приятные сюрпризы от фанатов?

- Помню как после финала Кубка Украины 1993 года, в котором мне удалось отметиться, даже недолюбливавший меня Фоменко признался, что я забил супергол. А на самом деле я не считаю, что это был красивейший гол в моей карьере. Так, подхватил мяч в центре поля, обвел по пути нескольких защитников, добежал до ближней штанги и ударил. Так вот, после матча я решил подождать, пока народ разойдется, отдохнул в раздевалке, сходил в душ. Выхожу, а людей видимо-невидимо. Вдруг с толпы высовывается военный, кажется, десантник и кричит: "Стойте, я приехал из России, дайте мне взять автограф". Как только он получил желанный росчерк, народ подхватил меня на руки и понес со стадиона аж до угла Са-ксаганского, где мне с трудом удалось впрыгнуть в клубный автобус.

- "Звездочку" после таких моментов схватить не сложно...

- Какая там звездочка? Я до сих пор считаю, что добытые чемпионства были не особо важными. Конечно, я мог шутить, что у меня "вечная броня в составе", но серьезно никогда не зазнавался. Меня Сергей Кирьяков постоянно "травил" по поводу того, что я из года в год становился лучшим игроком Украины. "Леон, - говорит, - это кто же там вообще играет, если ты лучшим стал?" С Кирей мы, к слову, постоянно в "зарубу" шли. Он же типа "сборник" был, вот меня и "подтравливал", ну а я за словом в карман не лез.

В ДЕНЬ ПУТЧА ИГРАЛИ В МОСКВЕ С АМЕРИКАНЦАМИ

- А у вас с олимпийской сборной роман, кажется, не сложился?

- Олимпийцы вместо первой команды играли товарищеский матч с симферопольской "Таврией". Я позвонил тогдашнему наставнику Борису Игнатьеву и спросил, могу ли я прилететь в столицу Крыма прямо из Тюмени. Зачем мне было заезжать в Москву, если там команда не проводила ни одной тренировки? "Нет, нельзя", - ответил наставник. Ну, Витя, естественно, тренера не послушал и сделал по-своему, хотя в то время был как бы новичком. И в матче с Норвегией меня на замену не выпустили. Я подошел к Газзаеву и говорю: "Валерий Георгиевич, я не хочу больше выступать за олимпийскую сборную и ездить всюду как багаж, лишним грузом".

Смотрю, а у него глаза как будто кровью налились. Он всегда очень ревностно относился ко всяким сборным - и как игрок, и как тренер. Поэтому Газзаев сильно наорал на меня тогда. Хорошо, думаю. Прилетаю в Симферополь на матч с "Таврией" - и забиваю бедному Белошапке три мяча. А всего за карьеру я ему, по-моему, 11 положил! "Таврия" вообще для меня самая удачная команда: я ей в любом состоянии забить мог. Мне кажется, что даже не будь у меня ног вовсе, все равно бы без гола с поля в матче с этой командой не ушел бы.

Знаете, что для меня самое главное было? Поле! Я когда видел зеленый газон, просто с ума сходил. А Симферополь - это вам не Тюмень, тут поле одно из лучших в Союзе было. Гораздо лучше, чем на нашем "Олимпийском" - особенно в дождь и грязь. Мне, малышу, на болоте особо не развернешься. Я же не Дима Топчиев, только между ногами путался... Так вот, в Симферополе я думал, что лягу сейчас на травку и буду всю жизнь лежать.

После матча с симферопольцами олимпийской сборной предстоял поединок с Италией. Я не попал даже в заявку. Вот такие были выступления. Вспомнил еще одну игру с американцами, которая происходила в Москве 21 августа 1991 года - в день путча. Кстати, никаких танков я там не заметил - нас, видимо, со стадиона провозили какими-то хитрыми путями.

- В золотом матче первого чемпионата Украины вам сыграть не довелось?

- Я за "Динамо" в том сезоне пять игр провел, пока не дисквалифицировали. Атак, думаю, старым друзьям-крымчанам забил бы почти наверняка. Но в итоге решающий мяч лысиной нам вколотил Шевченко. А ведь киевлянам в преддверие той встречи обещали торжественный банкет... в Германии и повышенные премиальные. В игоге - ни того, ни другого. Да еще и эта дисквалификация! Президент "Динамо" Безверхий меня, правда, успокоил сразу же: не волнуйся, мол, посидишь два года, зарплату мы тебе платить будем. И я успокоился как-то сразу. Думаю, парень я - молодой, посижу, без проблем...

- Один комментатор, помнится, сказал: "Леоненко - это всегда опасно, даже когда его нет на поле".

- Молодец, комментатор, правильно сказал! Я бы очень хотел, чтобы появился такой форвард, как я, которому можно было бы заказывать голы. А ведь мне заказывали. Спрашивали: "Два забьешь? А три?" А я от этого какого-то особого кайфа не получал. Главное, чтобы команда побеждала. А забивать... Ассистировать партнерам мне нравилось как-то больше. И голевых передач, думается, я раздал немало. До сих пор жалею, что в детстве не поставили меня "под нападающими". Может, даже больше толку было бы. Хотя, когда малой был, хотел "мотаться" и забивать. А моим первым видом спорта в северной Тюмени был конькобежный. Только потом ровесник-сосед привел меня в футбольную секцию. Я, помнится, еще завидовал, что у него ударчик посильнее был. А фактура у нас вообще одинаковая - маленькие, коренастые. В 15 лет, если не ошибаюсь, я только и дорос, что до 133 сантиметров. А к тому же еще и дохляк был, каких мало. Вот и пришлось часами на турнике с привязанным жгутом висеть и морковку килограммами жрать.

МАКСИМОВ НАПАЛ НА МЕНЯ В КОНЧА-ЗАСПЕ

- Вы, говорят, еще на бильярде играли - будь здоров!

- Нормально играл, но не так, как Ваня Яремчук.

- А правда, что в свое время вы учили гонять шары самого Шевченко?

- Не совсем. Играть-то мы с Андрюхой играли, но учить его я бы не стал. Этому не научишь. В бильярде ведь не только кием размахивать приходится, тут еще и думать необходимо - "поляну" видеть. А тренеры нам вообще к столу подходить запрещали, потому что вокруг него во время игры километры наматываешь, а по полю потом ползаешь, словно муравей. Да и потом на старой базе бильярдный стол стоял прямо около тренерской, особо не постучишь.

- С Юрием Максимовым дружите?

- Конечно. Что за вопрос? Намекаете на ту историю, когда мы чуть не подрались? Ничего там страшного не случилось. "Травил" я Юру в Конча-Заспе на тренировке, а он терпел, терпел, а потом как нападет на меня! Но кончилось все нормально. Я ведь человек отходчивый. Наорал - и тут же остыл. И зла ни на кого не держу. Зачем мне это?

- А вот говорили, что поколение Кирьякова, Шалимова, Мостового, которое чемпионат Европы среди молодежных команд выиграло, должно было потом разрывать всех и на взрослых турнирах...

- Должно было... Но переход в том возрасте самый тяжелый. Правило было железное: пока "зубры" уровня Черенкова и Родионова не закончат, молодняк в состав не попадет. И это правильно! Я такую школу прошел, что современным тинейджерам и не снилось. Отобрал мяч на тренировке и сразу "старику" отдал. А будешь возить - еще и по шее схлопочешь.

- Слышал бы это Александр Кержаков, прославившийся своим девизом: "Бил, бью и буду бить!".

- Хороший девиз для настоящего нападающего. И Кержакова я, кстати, считаю форвардом весьма неплохим, даже в чем-то похожим на меня. Ударчик у него в порядке, скорость - то, что надо. Правда, техника послабее будет, и i поле так, как я, не видит. Но это дело наживное. А Кержакова, повторюсь, я уважаю: здорово поступил, когда из "Зенита" уехал. Плюнул на Деньги - и сразу же Кубок УЕФА с "Севильей" выиграл.

САБО ПОПАРИЛ НА СЛАВУ

- Вы очень рано закончили играть. В тридцать лет с хвостиком...

- Сам я считаю, что закончил ее в 1995-м, когда в "Динамо" пришел Лобановский.

- С Валерием Васильевичем тоже конфликтовали?

- А он никогда ни с кем не ругался. А меня вообще по имени-отчеству звал. "Травил", наверное, но на конфликты, царство ему небесное, не шел. Другое дело, что я при нем ни одной игры не провел. И вот это неприятно.

- Что так?

- Не знаю. Это у него спросить надо. Но у него, увы, уже не спросишь... Но, думаю, что без Йожефа Йожефовича тут не обошлось. Представил меня бандитом - сто процентов. Сабо так и говорил: "Леоненко расхолаживает команду, а второй тренер нам не нужен". За длинный язык меня и покарали. Хотя при чем тут язык? Стоичков, вон, вообще рта не закрывал, но играть от этого хуже не стал.

- Заезды на базу перед игрой вас не угнетали?

- Нет, не угнетали. У-би-ва-ли! Иначе и не скажешь. Всю жизнь на этой базе торчишь, ничего не видишь, ничего не знаешь... Я Сабо говорю: "Иожефо-вич, давайте я на матчи буду из дома ездить. Еще лучше играть буду". А он мне: "Нет, ты забивать должен". - "Буду забивать!". - "А если нет, я тебя оштрафую". Нормальное, думаю, предложение. Так ничего и не добился.

- Два года в середине 90-х из вашей карьеры можно попросту вычеркнуть...

- Да, это когда я лечился. После этого нормально уже не заиграл: все эти жидкости в колене стали скапливаться. Понял: нужно вешать бутсы на гвоздь.

- Какую самую страшную травму довелось видеть своими глазами?

- Мою собственную. Правда, увидеть мне ее не удалось, потому что оторвалась мышца задней поверхности бедра. Но ощущений хватило надолго. По девять уколов каждый день делали в течение девяти месяцев. За этот срок ребенка можно было родить. А я через два месяца уже на Кубке Содружества приз лучшему игроку турнира получал. И это где? В манеже! В полуфинале меня ни за что ни про что выгнал судья, а нелюбимый, казалось бы, Сабо сказал, что отсутствие Леоненко портит всю праздничную атмосферу финального матча. Зато пошли с тренерами в баньку, попарились. А Йожеф Йожефович в этом просто мастак. Так меня попарил, дай Бог каждому! Собственно говоря, я ведь ему немало хорошего сделал.

КОБЕЛЕВ ПРОЗВАЛ "ЛЕСНЫМ"

- Например?

- Дважды оставлял его на посту главного тренера, когда дамоклов меч над самой макушкой свисал. Первый раз в Запорожье играли, а второй - против "Таврии". Вызывает меня: "Ты готов?" - "Йожефович, а зачем же я сюда летел?" Хотя к крымчанам мне и готовиться толком не нужно было. Я бы на инвалидной коляске свой гол затолкал. А в тот раз даже дублем стрельнул. И "Динамо" победило - 5:2.

- Вот вы говорите, нападающих в то время хороших не было. Да их только на букву "Г" целая когорта числилась - Гайдаш, Гецко, Гусев, Гусейнов, Гудименко...

- Нормальные хлопцы. Но конкуренции я не чувствовал. Нигде и никогда. Не потому, что я такой самоуверенный. Но даже в "Геологе" тюменском, когда 12 человек из Москвы привезли, я знал, что в заявку попаду практически наверняка. Даже не заморачивался.

- Какие прозвища вам давали партнеры по команде?

- В московском "Динамо" я получил прозвище Лесной. Думали, что в Тюмени медведи по улицам ходят. Коба (Андрей Кобелев. - Прим. "СЭ") усердствовал, ну и Киря старался не отставать. Но Кирьякову я всегда знал, что ответить. "Ты сколько здесь уже?" - скрашивал. Он манерно так: "Два с половиной года!" - "И сколько ты забил?" Молчит. "А я, - говорю, - за один только год 16 положил". И все. Гробовая тишина. Да и Лосев меня с Уваровым, как старшие, поддерживали. Я всегда говорил, что если ты - хороший футболист и нормальный парень, то проблем у тебя нигде и ни с кем не будет. Вот так у меня и было.

- Самое интересное, что лучшим бомбардиром чемпионата вы так ни разу и небыли...

- А вы на другую вещь внимание обратите. Первые всегда были разные, а вторым неизменно числился Леоненко. И забивал при этом все больше и больше. В одном из первенств вышел в "старте" 19 раз, а забил 17 голов.

- Правда, что после женитьбы карьера футболиста, пусть и временно, но идет на спад?

- Раз на раз не приходится. Кто под это правило попал, так это Димка Михайленко. Как женился, так сразу в какую-то яму угодил.

ВСЮ ЖИЗНЬ ХОТЕЛ В "МОНАКО"

- Кому из своих тренеров благодарны больше всего?

- Газзаеву. Как футболист, процентов на 50 состоялся исключительно благодаря ему. Мне иногда казалось, что он любил меня как сына. Жаль, правда, что расстались некрасиво и больше после этого не виделись.

- У вас появлялись серьезные предложения из-за рубежа?

- Я почему-то всегда хотел в "Монако". Клуб вроде бы не мегазвездный, деньги там не огромные, но тяга какая-то была. Впрочем, агентов тогда не было, поэтому мечта так и не сбылась. А вот конкретный вариант возник в Англии. Вроде бы приглашал "Тоттенхэм". Но я в то время никуда уезжать не хотел.

- Вы - верующий человек?

- Молитв не знаю, но в церковь хожу. Точнее - езжу. В Запорожье. Батюшка там есть один прозорливый. Я с ним пообщался - и даже материться перестал. Ну, почти перестал... А вообще, мне в церкви поселиться нужно. Ко мне сглаз и порча на раз-два липнут.

- Иногда кажется, что интервью вы раздаете почти каждый день...

- Это потому что я - не дипломат. Говорить о том, что в "Динамо" и сборной все хорошо, команда молодая, бла-бла-бла, не привык. Говорить нужно о проблемах. Чтобы быстрее их искоренить.

- Не всем такой ваш подход нравится. Некоторые жалуются...

- Например?

- А думаете, Артему Милевскому приятно читать, что "нападающий" не от слова "падать"?

- Да, я буду счастлив, если он наконец-то раскроется. В Израиле был момент, когда в игре с "Шахтером" он очень здорово развернулся и протащил мяч через треть поля. Вот так бы и всегда.

- Сами за публикациями в прессе следили? Критику воспринимали?

- Критику не помню вообще. А на правду не обижаюсь. В желтой прессе, правда, писали всякое: будто Леоненко - премьер-министр, актер, олигарх...

- Какую рецензию со стороны журналистов вы считали самой обидной?

- "Был незаметен на поле...".

- Самый талантливый молодой игрок, которого вы видели в последнее время?

- Морозюк. Классно выглядел в матче на Суперкубок прошлым летом, но второго шанса в "Динамо" пока не получил.

ПОМНЮ ДВА ДОГОВОРНЫХ МАТЧА

- Договорные матчи в ваше время были?

- Да. Ну, сколько... Раз, два... Два раза помню очень хорошо! Но в подробности вдаваться не буду.

- Инцидент с шубами после матча с "Панатинаикосом" помните?

- Еще бы! Я в том матче не играл: сидел дома, получал очередную порцию уколов. Но реакцию ребят помню хорошо. Все были "довольны": шок, гром среди ясного неба, бред сумасшедшего. Думали, что этой команде наступил полный... конец!

- Каков ваш главный недостаток?

- Раньше был мат. Наорать, правда, до сих пор могу, но только по делу. На дороге, например.

- Есть поступок, за который вам до сих пор стыдно?

- В киевское "Динамо" из московского уехал некрасиво. Но иначе не уехал бы вообще. А неудобно перед Газзаевым. Хотя пугали меня тогда страшно. В том числе и Чернобылем.

- Есть человек, чьи фразы доставляют вам большое удовольствие?

- Моя дочь. Однажды подходит к коту и говорит: "Ты знаешь, кто мой папа?" Тот молчит. "Мой папа - звезда". Дети, вообще, уникально себя ведут: остановился я однажды на светофоре, а на перекрестке мальчик лет семи с отцом стоит. И вдруг показывает ему на меня пальцем: "Смотри, папа, это же Леоненко".

- Были ли такие случаи, когда вы понимали, что футбол - это не просто игра, а философия, меняющая сознание?

- Был один. Забиваю в Киеве третий мяч "Барселоне" - там у них кто-то ногой мяч выбивал, а я свою голову очень удачно засунул - и несусь за ворота. А там человек в коляске сидит. Не знаю, ходил ли он до этого, был инвалидом или же восстанавливался после перелома, но в тот момент, когда я к нему побежал, он почему-то встал!

- Вы можете вспомнить, когда в последний раз плакали?

- Да вы что? Со мной такого не бывает. Зачем плакать?

ВСЕГДА ПОРАЖАЛСЯ РЕЗУЛЬТАТИВНОСТИ МИЗИНА

- В чемпионате Украины будете болеть за "Динамо"?

- Что за вопрос? Конечно! Тем более, с приходом уважаемого мною Юрия Семина. Да и Босса - Сергея Овчинникова - знаю еще по молодежной сборной. В столовой, помнится, этот вратарь горчицу, словно воду, пил. Порядочный, кстати, парень: общаться с ним было очень приятно.

- Как выглядит символическая сборная ваших партнеров?

- В воротах, наверное, Шовковский. Хотя нет, все-таки Мартинкенас. В защите - Олег Лужный, Анатолий Демьяненко, Сергеи Шматоваленко, Сергей Беженар. Муля, наверное, все-таки слева, а Лужный соответственно на правом фланге.

- Простите, как вы сказали?

- Муля... Так называли Демьяненко во времена, когда он был еще футболистом. Алексей Михайличенко - под нападающими. В центре полузащиты пусть играет Юрий Калитвинцев. Фланговые хавбеки - справа Евгений Похлебаев...

- Как он, кстати, себя сейчас чувствует?

- Гораздо лучше. Ему, к слову, очень помогла бывшая жена Григория Михайловича Суркиса, которая отвезла его к батюшке в Умань. Да и мне, кстати, тоже. Этого священника потом привезли в Киев, он ходил на матч Лиги чемпионов. С какими только сложными травмами к нему не привозили игроков, он, бывало, поколдует над ним и говорит потом: "Завтра будешь бегать". Но больше других мне помог Валерий Виноградов, который в то время работал массажистом в "Динамо". У меня была страшная травма ахилла, когда просто-напросто стерся хрящ. Так он меня и Инессу Кравец просто, что называется, поставил на ноги. Виноградов придумал кучу разнообразных упражнений, направленных на то, чтобы я просто начал двигаться на своих двоих. Допустим, нужно было на пальцах ног проходить 8-9 метров. Причем в любую погоду - будь-то снег, дождь или солнце.

Но вернемся к символической сборной. Слева в полузащите будет играть Александр Призетко. Он мой хороший друг, после окончания карьеры остался в Харькове, где у него с женой бизнес. А игроком Саша, на мой взгляд, был выдающимся. Ведь выступать в 16 лет за основной состав "Металлиста" в чемпионате Союза - не фунт изюма. Перейдем к нападению. Ну, одно место, естественно, забронировано (смеется).

- Давайте считать, что в этой команде у вас тренерский пост...

- Тогда все просто. Шевченко и Ребров - форварды моей сборной.

- Попробуете назвать тройку лучших игроков чемпионата Украины первой половины 90-х годов?

- Лужный, Демьяненко. Так, нужно ради приличия назвать кого-то не из "Динамо". Тогда опять же Призетко, Сережа Мизин, кстати. Вот он я, считаю, был просто суперзащитником. Помню, как он меня подначивал, что я, мол, нападающий забил 96 голов в первенствах Украины, а он больше ста. На что я отвечал, что сделал это за три года, в то время как он - за двадцать. Но все равно, как для бека у него были просто феноменальные голевые показатели. Чуть было не забыл еще одного кандидата - Ахрика Цвейбу. Пусть это уже не тройка, но без этого исполнителя данный список утрачивает смысл. Судите сами: стать лучшим футболистом Украины, будучи при этом иностранцем, да еще и играя на позиции последнего защитника, дорогого стоит.

ОДЕЛ ПОВЯЗКУ - ПОГИБЛИ ЛЮДИ

- Кто из знакомых вам игроков выделялся особой эрудированностью, интеллектуальностью, аристократичными манерами?

- Да никто. Во всяком случае, в киевском "Динамо". Специфика нашей профессии такова, что мат должен присутствовать практически постоянно. Да и смотря, что иметь в виду под эрудицией? Разгадывание кроссвордов, что ли? Лично для меня этот показатель определяется умением играть в нарды или карты.

- И кто обычно держал верх в подобных играх?

- К нардам меня приобщил Калитвинцев, и, судя по всему, уже пожалел об этом. Ведь он мне просто показал принципы, а я так увлекся, что теперь просто не оставляю ему шансов. А в карты хорошо играли Беженар, Лужный, Ковтун, Леоненко (смеется).

- В "Динамо" предпочтение отдавалось "джокеру"?

- Да. Это старшее поколение играло в преферанс - Трошкин и компания. Кстати, Трошкин был единственным человеком в клубе, которому удавалось меня утихомирить. Сам не знаю почему, но его я всегда слушался. Сейчас называю его не иначе как "Батя".

- Говорил ли вам Газаев, что вы похожи на него по манере игры и по комплекции? Может быть именно этим вызвана чрезмерная забота о вашей персоне с его стороны?

- Да я повыше его буду. А нападающим, находящимся в команде, он всегда уделял много внимания.

- Капитанскую повязку в "Динамо" вам так и не доверили?

- Нет, был один раз. Но после того случая я бы отказался надеть ее, даже если бы за это предлагали большие деньги. Как-то раз мы поехали в Германию, где была назначена игра с так называемыми "плафонами", то есть с любителями. Значит, выстроились обе команды перед началом матча у кромки поля, а в это время специально к поединку то ли в центр поля, то ли за воротами должен был опуститься аэростат. И как назло, с ним произошла какая-то поломка, может утечка газа, может что-нибудь другое. В результате он загорелся и при этом начал подниматься вверх. Один человек успел выпрыгнуть на высоте метров трех от земли, а второй - девушка - отважилась на прыжок примерно с высоты пятого этажа. Естественно, это сразу же закончилось летальным исходом. Остальные люди, находившиеся на борту аэростата, просто-напросто сгорели. Кажется, только первому выпрыгнувшему удалось выжить в конечном итоге. Конечно, ни о какой игре не могло быть и речи, все разъехались восвояси. И как раз на ту встречу я входил в ранге капитана. Тот ужас запомнился мне на всю жизнь, поэтому в дальнейшем старался обходить капитанскую повязку стороной. Да и настоящих капитанов в команде хватало - Лужный, Калитвинцев.

В НОВОМ ВЕКЕ СО МНОЙ КОНКУРИРОВАЛ БЫ ТОЛЬКО БЕЛЬКЕВИЧ

- По каким причинам решили осесть в столице Украины?

- Это мой любимый город! Мне нравится, что он одновременно как будто и большой, и маленький. Правда, в последнее время Киев стал все меньше импонировать - то выборы, то пробки. Настораживает, что нет стабильности. А вот люди здесь живут хорошие. У меня, кстати, очень много друзей в этом городе - Трошкин, Андрей Биба, Олег Саленко, Лужный, Демьяненко. Представляете, как я раньше смотрел на них по телевизору в Сибири, а потом приехал и получил возможность лично с ними встретиться. Класс!

- А из западных футболистов за чьей игрой наблюдали с придыханием?

- На мой взгляд, лучшего футболиста, чем Диего Марадона, просто не существовало. И дело тут не в наркотиках" Я думаю, что если даже наколота - какого-нибудь другого суперталантливого игрока, все равно он не сможет показать тех чудес, которые творил аргентинец. Ведь он, по сути, в одиночку выиграл чемпионат Италии в составе "Наполи", так же, как, кстати, и наш Шевченко. Ну и игрой Зидана я всегда восторгался. Если же говорить о ныне действующих исполнителях, то наиболее перспективным мне кажется Лионель Месси.

- Какие были зарплаты в пору вашего выступления в Украине?

- По-моему, то, что я получал пять тысяч долларов в месяц, уже стало общеизвестным фактом. Кстати, на тот момент, это была самая большая зарплата в команде.

- Не жалеете, что не застали времена, когда суммы в контрактах приобрели несколько другие порядки?

- Конечно, немного обидно по этому поводу. Ведь сейчас игроку можно не выходить на поле, а все равно в карман капают немалые деньги.

- Но сумма, получаемая в Киеве, наверное, была значительно больше денег, получаемых в Москве...

- Безусловно, условия, которые были здесь и там, - небо и земля. Даже если сравнивать автомобили - в Москве давали "Фиат Типо", а в Киеве - "Мерседес". Квартиру, правда, сразу не получил, поскольку в тот момент как раз строился дом. И я вместе с Пашей Яковенко последними из динамовцев получили ключи в конце 1992 года. Наверное, это достаточно забавно выглядело со стороны - с "Жигулями", "Фиатом" и "Мерседесом" приходилось жить в гостинице. Хотя, по большому счету, деньги, которые мне платили, были более чем приличными. Если поднакопить в течение нескольких месяцев, можно было по тем временам и самому купить жилье, причем даже в центре города.

- Какая, на ваш взгляд, основная проблема украинского футбола?

- Она заключается в том, что деньги опережают футбол. А каким образом с ней бороться, я сказал выше.

- Если бы вы выступали в нынешнее время, кто, по вашему мнению, был бы главным конкурентом в борьбе за титул лучшего футболиста Украины?

- К сожалению, я не вижу достойных кандидатов. Последним, наверное, был Валентин Белькевич. И даже, когда он выходил на замену в матче с "Ромой", то выглядел вполне прилично.

- Какой из своих голов вы считаете самым красивым?

- Тот, что забил за "Динамо-2". Это был матч Кубка, в котором довелось играть против "Динамо". Но так как футболисты первой команды в той игре участия не принимали, это был, по сути, поединок второй и третьей команды. После первого тайма мы проигрывали 0:2, и кто-то из тренеров в перерыве зашел в раздевалку и хорошенько нам "напихал". Мол, как не стыдно детям проигрывать, ведь в нашей команде были такие опытные игроки, как я, Дима Михайленко и так далее. Ну и пришлось забить после перерыва. Я, кажется, сделал тогда хет-трик. Но самым примечательным получился последний мяч. Уже был конец матча, то ли 89-я, то ли 90-я минута. Мы только забили гол, счет стал 4:2 в нашу пользу. И вот соперники развели с центра, и один парень пошел в обыгрыш. Я перехватил мяч и прямо из центрального круга как ударил с правой! И попал точно в "девятку". Случайно...

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Михаил Спиваковский, Игорь Аронов "СЭ" в Украине"
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com