Лига Пари-Матч (Украинская Премьер-Лига)
12.03.2010
пятница
21:35
Руслан Ротань: "Лучше играть бесплатно, чем без мотивации"
Рейтинг публикации

Перипетии карьеры Руслана Ротаня широкоизвестны. Начинал в "Днепре", перешел в "Динамо", вернулся в родную команду. За этими сухими фактами кроется много матчей, ярких мгновений, памятных переживаний, радостей и разочарований, белых и черных полос. Причем белые для Руслана связаны, преимущественно, с "Днепром", где он и состоялся как футболист, и показывает себя высококлассным мастером сейчас.

На каких позициях только не играл Ротань! Причем это совсем не тот случай, когда человек выглядит никак везде. Наоборот, Руслан, где ни появляется, становится заметным и полезным. Так было и под нападающими, и на обоих флангах полузащиты. Было дело, даже правым защитником пробовался – и ничего, получше многих узкопрофильных специалистов действовал. А сейчас Ротань – едва ли не лучший опорный хав нашего чемпионата. Разве что динамовец Огнен Вукоевич может с ним сравниться, да и то в созидании хорвату с украинцем не тягаться. Эх, выиграть бы Руслану с "Днепром" чего-нибудь! Верим, что придет тот миг.

Интервью с героем этого номера мы начали с двух актуальных тем. Грустной – травмы руки, которую Руслан получил в контрольном матче с московским "Динамо", и радостной – прибавления в семье, которое на момент беседы еще ожидалось.

Богдан Ротань – запомните это имя

- Руслан, у твоей травмы было много очевидцев и псевдоочевидцев, которые затем рисовали ужасные картины, ставя невообразимые диагнозы. Что произошло на самом деле?

- Наверное, действительно для находившихся рядом это была ужасная картина – рука просто вывернулась в другую сторону. Подозревали перелом, звучали всякие медицинские термины, но Бог миловал. Здесь хотелось бы поблагодарить нашего доктора Валентина Петровича Мовчана, который в считанные секунды выбежал на поле и вправил руку на место. Как потом сказали, еще несколько мгновений – и все было бы намного хуже. Меня сразу отправили в больницу, где сделали рентген. Правда, из-за большой гематомы рассмотреть все детально не было никакой возможности. Поэтому на следующий день обследование повторили и пришли к выводу, что операция не нужна. Были надрывы 3-й, последней, степени; мне наложили гипс. Сняв его, начал приводить мышцы в порядок эспандером, разрабатывать связки.

- Некоторые интернет-издания в ожидании окончательного диагноза поспешили отправить тебя на больничный аж на целый год. Наверное, после этих публикаций пришлось успокаивать всех родных и близких?

- В принципе, я сразу всех постарался успокоить. На самом деле, около суток я и сам не знал, что меня ждет. И только когда сказали, что кости целы, стало легче. Даже в случае разрыва связок лечение заняло бы два месяца, так что уже постфактум осталось лишь смеяться над всем написанным в интернете.

- Травмы, конечно, никому не пожелаешь, но твой случай, наверное, из разряда не было бы счастья, да несчастье помогло. В преддверии пополнения в семье ты получил возможность побыть рядом с женой…

- Да, я тоже считаю, что в такой момент должен находиться рядом. Плохо, конечно, что не могу тренироваться. Думаю, что, будь я на сборе, тренеры бы отпустили меня на пару дней к семье, но это жизнь – случилось так, как случилось.

- Дети понимают, что происходит в семье? Не заказывали братика или сестричку?

- Дочка (Ангелине 3 с половиной года – Ю.М., В.Т.) каждый день меняла мнение. То хотела вторую Ангелинку, то еще одного братика (смеется).

- Вообще, трое детей сегодня – нечастое явление. Вы с Машей количество наследников не загадывали?

- Жизнь покажет, остановимся мы на этом или нет (смеется). У моих родителей три сына, у Машиных – три дочери, так что мы идем по плану.

- Над младшим братом Ангелина шефствует?

- Конечно, и за их совместными играми любо-дорого смотреть. Но приходится иногда вмешиваться – бывает, что, воспитывая, шлепает Богдана. Вообще, Ангелина – уже взрослый человек. Порой слушаешь ее – такое впечатление, что лучше нас с Машей во всем разбирается (смеется).

- Богдан по мячу уже бьет?

- В этом плане с ним работает дедушка – мой папа. Так что удар у сына ожидается хороший – не слабее, чем у Рональда Кумана (смеется).

- Так что на продолжение футбольной династии Ротаней, уже в третьем поколении, можно рассчитывать?

- Да-да.

До сих пор не могу сказать, что стал футболистом

- Много помнишь матчей с участием отца?

- Ходил на каждый домашний матч "Ворсклы". Отец проводил меня за ворота, и самым большим удовольствием для меня, как и для других мальчишек, было подавать мяч, побуцать его немного. Тем более что во дворе настоящих мячей, которыми играли команды мастеров, мы не видели.

- Отец и трое сыновей дома, наверное, два на два играли?

- Устраивали такие рубки, что все вокруг летело! Даже окна иногда били. А мама уходила в это время молча в другую комнату.

- А нефутбольные яркие воспоминания о детстве остались?

- Мне нравилось ездить в лагерь летом. Конечно, особенно запомнились первые поездки. Уезжая из дома в раннем возрасте на достаточно длительный срок, получаешь незабываемые впечатления, ведь там абсолютно новое общение. Интересный был период.

- Наверное, эта, скажем так, подготовка в лагерях, помогла потом освоиться в днепропетровском спортинтернате?

- Да, впрочем, в интернате не нужно было как-то особенно адаптироваться. Разве что тяжело в первый год было привыкнуть находиться вдали от родителей. Но и в этом плане освоился – в конце обучения уже даже не хотелось уезжать домой.

- Роман Григорьевич Шнейдерман научил тебя каким-то особенным техническим приемам?

- А он только над этим и работал. Его самым главным требованием было, чтобы мыслила голова. Об этом он сказал на первом же собрании. И если другие группы моего возраста бегали кроссы, то мы выходили на поле и работали над техникой. Даже зимой шли в зал и отрабатывали передачи, удары. Это в дальнейшем мне и пригодилось.

- Знаем, что ты со Шнейдерманом поддерживаешь тесные отношения…

- Конечно. Жаль только, что в последнее время здоровье его подводит. Дай Бог, чтобы все было хорошо, и он поскорее встал на ноги.

- А с интернатовскими одноклассниками есть связь? Чем занимаются те, кто не стал футболистами?

- Кого как жизнь разбросала. Кто-то буквально только что закончил с футболом, кто-то уже давно работает в совсем других сферах.

- "Днепр" переживал не лучшие времена, когда ты дебютировал в высшей лиге. Игра на этом уровне уже в столь молодом возрасте помогла быстрее стать на ноги?

- Сто процентов! Действительно, если для клуба это были тяжелые времена, то для молодых футболистов появлялась возможность проявить себя, набраться опыта.

- Насколько соответствует действительности, что ты мог оказаться в "Динамо" еще до первого появления в "Днепре"?

- Да, интерес был. Скорее всего, потому что у нас команда хорошая была – в выпускном классе вышли в финал чемпионата Украины. Многих ребят забрали тогда в "Динамо". Ездил и я на просмотр. Пробежал какой-то тест, и уже через пару дней мне сказали возвращаться домой. Я вообще долго не знал, что такое тесты, что такое 7 по 50, 10 по 200 – мы же у Романа Григорьевича бегали только иногда кроссы. Потом уже, когда попал в дубль "Днепра", познакомился со всеми этими сериями. Да и возраст уже пришел такой, что была пора работать над "физикой".

- Попав в дубль, ты видел, что превосходишь многих в технике, но уступаешь в физической форме?

- Конечно, видел. Я был маленький, щуплый. В тренажерный зал я вообще впервые зашел в 22-23 года. Просто сам понимал, что мне нужно становиться крепче, чтобы вести борьбу на поле. Особенно в нашем чемпионате.

- Говорили еще, что у тебя и Сергея Назаренко было хорошее предложение из "Кривбасса", ходившего тогда в призерах. Если это так, что удержало от перехода?

- Да, это было, причем в какой-то степени я решился на переход. Но в последний момент передумал – наверное, любовь к "Днепру" оказалась сильнее.

- Были ли на юношеском уровне игроки талантливее тебя, но которые так и не пробились в большой футбол?

- Конечно, были. И много. Понятно, в детстве все мальчишки, и я не исключение, думали, что сильнее всех. Но если сейчас объективно анализировать, то многие ребята смотрелись лучше меня. Я просто вспоминаю слова Романа Григорьевича, которые он произнес на собрании в 8-м классе: "Вы думаете, что вся ваша группа будет играть. Но на самом деле в большой футбол попадут 3-4 человека". Естественно, каждый тогда думал, что в эти 3-4 попадет именно он. Но время показало правоту тренера. Постепенно люди по разным причинам отсеивались: кто-то, выделявшийся раньше, переставал прогрессировать, кто-то снижал к себе требования. Известно, что многие игроки не могут преодолеть барьер в 17-18 лет и перейти на более высокий уровень. Такие же невидимые ступеньки есть и в детстве – казалось бы, талантливые ребята теряются в общей массе.

- В какой момент ты мог сам себе сказать: "Да, я стал футболистом!"?

- А я и сейчас не могу этого сказать! Мои требования к самому себе постоянно растут, и как бы я ни играл, не хочу останавливаться. Нужно прогрессировать и идти наверх.

Жажда борьбы на поле затмевает все

- Возможен ли прогресс отдельного футболиста без общего прогресса команды?

- В принципе, возможен, но до какого-то определенного уровня. Если команда не прогрессирует, даже самый талантливый игрок перестанет расти. Хотя, с другой стороны, играя в команде, футболист старается, чтобы прогрессировал не только лично он, а вся команда. И если этого не происходит, то значит и с ним самим что-то не так.

- В нашем чемпионате много команд, которым ничего не нужно, которых устраивает тихая жизнь?

- Многовато. Середняки – без амбиций. Они просто играют за деньги. Но не могу не отметить, что в последнее время появилось гораздо больше команд, стремящихся попасть в еврокубки. Это очень хорошо. Не будем брать "Динамо" и "Шахтер" – на тему их особенного положения в нашем футболе много говорилось. Рассмотрим конкуренцию других команд. Кроме "Днепра", донецкого "Металлурга" и "Металлиста", о своих амбициях заявляют "Ворскла", "Таврия", запорожский "Металлург". А так, конечно, есть команды, которым ничего не нужно. Живут от зарплаты до зарплаты, от премиальных к премиальным.

- Как такая жизнь может устраивать людей, с детства живущих в спорте, в духе соперничества?

- Дело в игроках, а в руководстве клубов. Наверняка каждый игрок хочет приехать в такую команду, как "Днепр", и бороться за высокие места. Но сюда попадают далеко не все. И куда футболистам ехать? Они идут в более слабые команды и играют там за деньги, потому что не видят никакой перспективы. А перспективы нет, потому что руководство не ставит такой задачи. Я вообще, считаю, если руководство не ставит задач, у игроков не будет вообще никакой мотивации. Какое удовольствие играть только за деньги? Может, это прозвучит странно, но, по мне, лучше уже играть бесплатно. Спортивная мотивация должна быть важнее денег. Это, конечно, если человек хочет прогрессировать.

- Ты вскользь отметил особое положение "Динамо" и "Шахтера". Не будем ходить вокруг да около. Побывав в "Днепре" и в "Динамо", ты почувствовал разницу в судействе?

- До моего ухода из "Днепра" ситуация с судейством была гораздо хуже, чем сейчас. Катастрофически хуже! Конечно, когда я перешел в "Динамо", разницу увидел сразу. Но, находясь в команде, переживаешь за результат и считаешь, что все так и должно быть. А когда вернулся в "Днепр", увидел все это с другой стороны – это очень бросается в глаза. Взять хотя бы наш последний матч с "Динамо". Давно нас так не судили…

- Днепряне общаются с игроками "Динамо" в сборной, вы нормально контактируете вне поля. Киевляне соглашаются с тем, что им помогли?

- Мы разговариваем прямо. Они не говорят, что все было хорошо; признают, что симпатия была на их стороне.

- В первый период твоего пребывания в "Днепре" была пара скандальных выездных игр с "Динамо": с твоей стычкой с Хацкевичем и с пенальти в самом конце поединка. В ходе матчей возникали мысли вроде того, что, удалив киевлянина, арбитр найдет повод уравнять составы или пенальти назначить? Или все так случайно получалось?

- Откровенно говоря, возникали. Все тогда знали, что "Динамо" на их стадионе частенько помогали. Это, в какой-то степени, психология, но, думая об этом, появлялась боязнь, допустим, пойти в жесткий стык.

- Сейчас ты играешь на такой позиции, где жесткие стыки неизбежны. Насколько тяжело сдерживать себя в борьбе, особенно когда уже имеешь желтую карточку?

- Тяжело, что и говорить. Я еще человек такой, что на поле, как будто забрало падает – и погнал. Бывает, пересматриваю затем эпизоды матча и думаю, зачем же я так сделал. В жизни бы так не поступил никогда. А на поле этого не понимаю. Жажда борьбы и желание победить затмевает все вокруг. Не помнишь уже, три карточки у тебя или семь. Словами это не передать.

- От тренеров достается по этому поводу, или они как бывшие игроки тебя понимают?

- Конечно, они все прекрасно понимают. Нагоняй бывает за разговоры или ругань. За это наказывают, и такого не должно быть. Признаю, что разговоры – мой бич, от которого нужно избавляться. Пока не получается, но я работаю в этом плане и обещаю исправиться.

- В нашем чемпионате много игроков-провокаторов?

- Есть такие. И в первую очередь, это легионеры. Не буду называть фамилии, но нескольких таких знаю хорошо.

- Перед матчами как-то готовишься мысленно к их выходкам?

- Мы изучаем соперников. Все всё прекрасно знают и понимают.

Находясь в "Динамо", скучал по "Днепру"

- Чем нынешний "Днепр" отличается от команды Кучеревского?

- Тогда подобрался отличный коллектив. Все горели одной целью – попасть в еврокубки и достойно там выступить. Когда почувствовали свою силу, захотели дойти до финала. Наверное, это было нереально, но каждый пытался перепрыгнуть через себя.

Сейчас в команду пришли новые люди, и, считаю, за последний год, перестроившись, мы встали на правильный путь. Появился сплав славянских игроков со схожим менталитетом и минимального количества легионеров, которые действительно хотят добиваться результата.

- У "Динамо" были проблемы с бразильцами?

- Да, причем ситуация была очень похожа на ту, что произошла в "Днепре". Но новое руководство команды навело порядок – и вновь пришла игра. Они эту проблему решили.

- Но есть и пример "Шахтера", где бразильцы формируют лицо команды…

- Там совсем другая ситуация, ведь в Донецке 7 или 8 бразильцев. Правильно, нужно просто выбрать свой путь. В "Шахтере" на бразильцев делают ставку, они на ведущих ролях. Думаю, что если там вдруг сменится курс, свою игру они будут искать очень долго.

- А что не получалось в "Днепре" во взаимоотношениях с легионерами?

- В отношениях никаких проблем не было. Но если на поле еще можно объясниться жестами и минимальным набором слов, то за полем никакого общения не было – как мы можем разговаривать, если человек не знает языка. Сейчас же мы все хорошо общаемся. Тот же Феррейра, отличный парень, уже выучил русский, чехи вообще отлично говорят по-русски.

- Если вернуться к сравнению "Днепра", какие сходства и отличия в игровом плане?

- В последнее время, наверное, начинает проявляться сходство. Чем-то похожи тренировочные процессы Кучеревского и Бессонова. Да, надо признать, что мы не всегда показываем игру, которую ждут болельщики – есть только удачные отрезки. Но, считаю, за последние полгода прогресс очевиден.

- Понятно, что дело футболиста выполнять задание тренера. Но все же, на какой позиции ты хотел бы больше играть?

- Если у меня получается приносить пользу команде на нынешней позиции – никаких проблем, я буду пытаться добросовестно выполнять свою работу. Понятно, что мне хочется, может быть, идти глубже в атаку, где я много играл, но это лишь мое желание.

- А удовольствие от игры опорным полузащитником получаешь?

- Конечно! Номер отбывать я не умею. Разумеется, особенное удовольствие получаю, когда выигрываем. Да и в центре мне гораздо приятнее играть, чем на фланге, ведь люблю часто встречаться с мячом.

- Многие болельщики считают тебя сильнейшим полузащитником "Днепра" в прошлом году. А по твоему мнению, насколько удался тебе 2009-й?

- Большое спасибо болельщикам за такое мнение, это очень приятно. Но я даже не буду оценивать прошлый год применительно к себе. Для меня главное – игра и результаты команды. Раз мы сейчас находимся вне тройки призеров, у меня не может быть удовлетворения. Не могу признать сезон хорошим.

- Показалось, что когда ты только вернулся в "Днепр", получалось далеко не все. А сейчас ты чувствуешь себя гораздо увереннее…

- Так и есть. Все это зависит от игровой практики. Можно сколько угодно тренироваться, но уверенность и игровые кондиции набираешь только во время матчей.

- Можно сказать, что, вновь приехав в Днепропетровск, ты вернулся домой?

- Да, конечно! В "Динамо" чувствовал себя не в своей тарелке, хотя и получил бесценный опыт. Можно даже сказать, что, находясь в Киеве, скучал по "Днепру" – переживал, старался не пропускать матчи, читал в газетах все отчеты. Как ни крути, это родная команда, в которой я вырос и добился каких-то результатов.

- В чем, по-твоему, кроются резервы для роста нынешнего "Днепра"?

- Я вообще считаю, что у нынешнего "Днепра" огромный потенциал. Главное, каждому реализовать свой личный потенциал и думать о команде. Конечно, есть и факторы, о которых не хочется говорить, это уже наболевшее – да и вы и сами понимаете, о чем идет речь применительно к нашему футболу.

- Больная тема для "Днепра" последнего времени и неудачи в матчах с командами, уступающими в классе. Как излечиться от этой болезни?

- Согласен. Эта проблема началась еще при Мефодьиче, и до сих пор теряем очки в таких матчах, перед которыми даже о ничьей не задумываешься. Наверное, на поле каждый должен быть мотивирован так же, как и во встречах с "Динамо" или "Шахтером" – вот рецепт. Одной ногой нельзя никого обыграть, но мы на это периодически напарываемся.

- Ко всем в душу не залезешь, но лично у тебя проскакивает мысль: "А, что там, это "Закарпатье" – обыграем"?

- Чего кривить душой, бывает. И если до игры не настроился, как следует, а во время матча петух клюнул, тяжело себя перебороть и что-то изменить в игре: у соперника уже все получается, а у нас ничего.

- Как происходит настрой на матчи?

- Пытаюсь смоделировать ход игры и предположить свои действия. Непосредственно перед матчем думаю уже о том, против кого конкретно мне придется играть на поле, анализирую сильные и слабые стороны соперников.

- Как быстро забываешь неудачные игры?

- О, я очень тяжело переживаю неудачи. После хорошей игры отличное настроение, и время летит быстро. А после плохой игры только о ней и думаешь, пока не проходит 2-3 дня. Поначалу же мысли просто лезут одна за одной: почему сыграл не так, почему принял такое решение. Долго такие матчи перевариваются.

- После какой игры дольше всего переживал?

- После матча с "Партизаном". Неделю просто поникший был – хотелось вообще с футболом завязать. Мы уже видели этот проход – и на последних минутах он просто немыслимо уходит. Вот результат расслабленности во время игры. Играли в большинстве, счет устраивал – все это против нас и сработало.

- Какой была реакция Кучеревского сразу после того матча?

- Тогда все пришли в раздевалку, молча упали в кресла, молча приняли душ и также молча разошлись. Что говорить – произошла трагедия. Она до сих пор в памяти, и до сих пор присутствует неприятный осадок.

- А самые приятные переживания после какой игры были?

- После победы над "Гамбургом". Считаю, это был толчок "Днепра" в Европу. Мы поверили в свои силы, что можем обыгрывать такие команды. Можно сказать, перепрыгнули через ступеньку.

Победа на Евро-2012 – нормальная цель

- О победном голе Казахстану на последней минуте из скромности не вспоминаешь?

- Ну, мы ведь о "Днепре" говорили. Конечно, сделать результат для своей страны очень приятно.

- Давай поговорим о сборной. Когда стал известен круг кандидатов на пост главного тренера, у тебя были какие-то предпочтения?

- Честно говоря, не очень следил за всеми обсуждениями. Когда узнал, что сборную возглавили Маркевич и Калитвинцев, стало приятно, что выбор сделан в пользу украинских специалистов. Почему-то лично мне не хотелось, чтобы сборную тренировал иностранец. Конечно, есть у руля сборных тренеры-легионеры, у которых все получается. Но это, наверное, единицы.

- Понятно, что работа тренера в клубе и в сборной кардинально отличается. А с точки зрения игрока, отличается общение с тренером в сборной от того, как происходит этот процесс в клубе?

- В клубе ты уже как родной, можешь спокойно поговорить в любой момент. В сборной же с тренером не удается познакомиться настолько близко, поэтому, конечно, есть отличия. Общение в сборной преимущественно деловое.

- Два года без официальных матчей – плюс или минус для сборной Украины?

- Большой плюс, что сборная будет играть на Евро. Но если это оставить в стороне, то отсутствие официальных поединков, конечно, плохо. Да, и в товарищеских матчах выходишь отстаивать честь страны, но накала официальных игр все равно не будет.

- Как воспринял заявление о задачи сборной Украины на Евро-2012?

- Нормальная цель. Если Евро проходит у нас, то тренер-максималист и должен ее ставить. А как ее достигнуть – нужно думать дальше.

- Атмосфера на "Днепр-Арене" на матчах сборной отличается от той, что бывает на играх чемпионата страны?

- Мы играли с Англией при полном стадионе, и за несколько дней до этой игры при аншлаге принимали "Шахтер". Так что я уже знал, что такое переполненная "Днепр-Арена" – это классно! С "Метеором" связаны все приятные воспоминания о "Днепре": когда команда становилась чемпионом, когда мы вроде бы неплохо играли. Этот стадион вспоминается с теплотой. Теперь и на "Днепр-Арене" нужно так же завоевывать трофеи.

- Близость болельщиков к полю ощущается?

- Да, все слышно: и хорошее слово, и плохое. А в общем, атмосфера на стадионе классная, особенно когда он забит. В плане поддержки наши болельщики – самые лучшие.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке
Оцените этот материал
Голосов 1
Источник: Юрий Макодзеба, Вадим Тахтерин, "Футбол. Днепропетровск"
Официальный сайт ФК "Днепр"
Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев
 

© UA-Футбол 2002-2016.
Все права на материалы, находящиеся на сайте www.ua-football.com, охраняются в соответствии с законодательством Украины.
При любом использовании материалов сайта, гиперссылка на UA-Футбол обязательна.
Пишите нам: info@ua-football.com