×
Спасибо, я уже с вами
Виктор Хлус: "Бороться, искать, найти и не сдаваться"

Виктор Хлус: "Бороться, искать, найти и не сдаваться"

13 февраля 2008, среда. 11:512008-02-13T11:51:10+02:00

Виктору Ивановичу исполнилось 50. Возраст, когда многое знаешь и еще в силах действовать

Супружескому союзу двух известных спортсменов — олимпийской чемпионки 1980 года по спортивной гимнастике Стеллы Захаровой и форварда киевского «Динамо» образца 70—80-х годов Виктора ХЛУСА — 25 лет.

Еще один юбилей отмечает семья в эти дни — ее главе, Виктору Ивановичу, исполнилось 50. Возраст, когда многое знаешь и еще в силах действовать.

- Виктор, вы росли без отца. Кто для вас стал близким авторитетным человеком, который направлял в жизни, советовал?

- У меня было жутко тяжелое детство. Я жил в глухонемой мамой в провинциальном городе Новгород-Северском. Женщину-инвалида не очень-то хотели брать на роботу , мама перебивалась случайными заработками (кому-то убраться, куда-то сходить, за кем-то присмотреть). По мере сил нам помогал мамин брат. Пока жила бабушка, я худо-бедно еще держался на плаву, а с ее уходом практически стал беспризорником. Целыми днями шатался по городу, полураздетый, голодный, обувки толком не было. Единственной радостью становились приезды тети Марии, маминой сестры, которая меня отмывала, кормила до отвала и, как могла, обласкивала. Я весь год жил ожиданием этой встречи, эдакого двухнедельного рая. Честно говоря, к нашей семье в городе относились как к прокаженным, каждый старался обидеть, больнее задеть едким словом, допытываясь о потенциальном отце. А как-то и вовсе услышал от местных нелицеприятный прогноз, мол, ничего из него не выйдет путного, разве только алкоголик. В школе тоже все шишки сыпались на меня. В любых детских проказах обвиняли. Конечно, я не был ангелом, но так обидно получать наказания незаслуженно. Озорничал не со зла. Ну, например, организовал всем классом поход на рыбалку, заигрались немного, об уроках забыли, опоздали в школу. Или как-то пошли на озеро купаться, но чаще всего гоняли на пустыре в футбол. А меня за это перед всей школой выставляли, дескать, Хлус злостный нарушитель, хулиган, срывает учебный процесс.

- Судя по сегодняшнему юбилейному интервью в центральной спортивной газете страны, прогнозы ваших земляков относительно того, что вы закончите жизнь где-то в канаве, не сбылись. Что изменило ситуацию и направило жизнь в иное русло?

- После окончания учебы в интернате меня забрала тетя Мария и ее муж дядя Костя в Черновцы для поступления в железнодорожный техникум. Приняли как родного сына. Я был счастлив, ведь впервые жил в семье, спал в чистой постели, ел, пусть и простую, но вкусную еду. Дядька обожал шахматы, и мы вечерами расставляли партию. Проигрывать он не любил, поэтому, чтобы взять реванш, засиживались допоздна. Я почувствовал свою значимость, стал ответственнее, у меня появился интерес к учебе и к жизни вообще. К тому же после первых успехов в спорте мой авторитет среди сверстников невероятно возрос. Я защищал честь техникума на всех спортивных соревнованиях: бегал, ходил на лыжах, плавал, играл в баскетбол, настольный теннис и, конечно же, в футбол.

Однажды во время легкоатлетического турнира, где я выступал, в перерыве попросился поиграть с ребятами из местной "Буковины" в футбол. Наставник Михаил Игнатьевич Мельник, заприметив в расположении новичка, пригласил на тренировку. Так я стал заниматься футболом по-настоящему. А уже через два месяца меня выбрали капитаном. Представьте, что это означало для пацана - непередаваемые чувства. Я стал равным среди сверстников.

- С вашим амплуа нападающего наставники определились сразу?

- Да я всегда выступал на позиции форварда, чья задача, как правило, сводилась к результативному завершению атаки. Но я, все же, больше любил возиться на поле просто с самим мячем: отобрать круглый, вступить в противоборство с противником, обхитрить его. Я, честно говоря, не мог набегаться. От самой мысли, что играю во взрослый футбол, поначалу просто ошалел, наслаждался каждой минутой.

- Для любого игровика, а в футболе тем более, особо престижным является умелое, я бы даже сказала, лихое исполнение авторского элемента, некоего коронного трюка.

- Мой конек - это всем известные так называемые протыки. Защитник команды-соперницы, делая подкат, уверен, что он какое-то время неуязвим, я же, располагаясь за его спиной, выбивал мяч (слава богу ноги-то у меня длинные). Кстати, такой протык помог мне в одной из первых игр за "Динамо" против одноклубников из Минска. Используя этот прием, я овладел мячом в центре поля, обыграл защиту, затем дошел до ворот и сам забил. Для меня этот гол очень дорог, хотя и исполнен был в проходном матче.

Но я, как ни странно, больше отдавал мяч, у меня в арсенале имелось немало интересных голевых передач. Понятно, когда рядом играл Блохин, следовало соблюдать субординацию и не тянуть одеяло на себя - это закон командной игры.

- "Динамо" - мечта любого мальчишки, а тем более игрока Второй лиги, где вы начинали. Как-то специально готовились к переходу в столичный клуб, что-то предпринимали?

- А что следовало предпринимать? Играл честно, с полной отдачей. В первом круге дебютного для меня сезона за "Буковину" забил 12 мячей. А специалисты всегда выделяют бомбардиров, присматриваются. В мое время, честно говоря, легче получалось попасть в серьезный клуб, чем сейчас. Не было легионеров, которым сейчас отдается предпочтение. У нас, правда, существовала нешуточная конкуренция. Вместе со мной на просмотр в "Динамо" приехали человек двадцать из разных команд. Среди них - Вадим Евтушенко, Олег Серебрянский, Сергей Журавлев, Иван Шарий, Александр Сопко.

- Сезон в дубле киевлян вас не обидел?

- Нисколько. Мой наставник по "Буковине" Иван Иванович Терлецкий (который, кстати, сегодня занимается селекционной работой в "Динамо"), увидев, что за мной охотятся из Киева, не всегда ставил на игру, берег, чтобы я окреп, набрался опыта, а уж потом штурмовал столицу. Но мне тогда и 10-15-ти минут на поле хватало, чтобы показать себя, как говорится, во всей красе.

- Спортивная жизнь полна интересных ситуаций. Что вспоминается вам?

- Забавный, на мой взгляд случай, произошел в начале спортивной профессиональной карьеры. После окончания техникума я по направлению попал в Киев и пришел за дальнейшей разнарядкой в профильное Министерство железнодорожного транспорта. Меня спросили, мол, кем ты хочешь работать. На что я, не лукавя, ответил - футболистом. Все посмеялись, но, все же, отправили в Фастовский железнодорожный узел, при котором существовала футбольная команда. А, как вы помните, в советское время каждый руководитель крупного предприятия мечтал о своей команде, являвшейся предметом гордости. Так я сезон отыграл в классе "Б" за "Фастов", затем меня снова забрали в "Буковину".

- А в динамовский коллектив долго вливались?

- Я попал в команду легендарных имен: Веремеев, Колотов, Блохин, Коньков. Конечно же, немного робел. В автобусе, как все новички, поначалу ютился сзади - на колесе. Право сесть рядом со "стариками" нужно было заслужить. Футбольный ликбез мне устраивал в основном Юрий Роменский - киевский вратарь. Учил не только игре, но и корректному поведению на поле, соблюдению субординации, что во многом предопределило дальнейшие взаимоотношения. В номере на базе и на выездах я жил в основном с Коньковым. Мы неплохо ладили, поэтому перед своим уходом из "Динамо" он позволил мне сесть в автобусе рядом. Так третье кресло закрепилось за мной на все пять лет моего пребывания в команде.

- Что явилось самым сложным после перехода из "Буковины"?

- Сами динамовские тренировки с невероятными нагрузками. Испытывал постоянную физическую усталость после занятий в гимнастическом зале, на беговой дорожке. Выходя на игру, у меня уже болели мышцы. К тому же овладевало жуткое волнение. Нельзя же в, конце концов, к ним выйти и ничего не уметь. Не хотелось услышать в свой адрес насмешки, поэтому пахал по две тренировки в день - на износ. Уже позднее понял секреты, приноровился, где можно выложиться, а где немного спасовать. Хотя у Лобановского ни в чем не было мелочей: ни в подготовке, ни во внешнем виде спортсмена, ни в быту, ни в раздевалке.

- При разборе полетов вас часто ругал Валерий Васильевич?

- По-моему, чаще всех. Повторюсь: я очень любил действовать в поле и, признаюсь, по долгу не отдавал мяч, как я уже упоминал, не мог наиграться, просто излишне увлекался. И Лобановский то и дело кричал со скамейки: "Хлу-у-у-у-с-с!". А в раздевалке ребятам объявлял, мол, давайте дадим Хлусу персональный мяч, пусть с ним возится.

- С приходом в "Динамо" Игоря Беланова акцент в игре переместился на него. Вы стали меньше выходить на газон. В этом отчасти причина вашего перехода в одесский "Черноморец"?

- Я всегда был жутко подвержен травмам, по всей видимости, сказалось голодное детство. Организм не выдерживал нагрузок. Постоянные переломы и разрыв ахилла меня просто замучили. Восстановление проходило довольно долго, а после реабилитации возвращение в "основу" возможно было только через дубль, где я оказался самым возрастным - 28 лет. Две-три игры - и я снова в гипсе. Стал осторожничать, многое не получалось, болельщики подсвистывали, дескать, пора уходить. Сами понимаете, как это психологически тяжело. А тут предложили переехать в Одессу. Хотя Лобановский меня не отпустил, предоставив месяц на обдумывание.

В "Черноморце" не сложилось, это был самый неприятный сезон в моей карьере. Одесса специфический город, и представления о футболе там весьма своеобразные. Больше внимание уделялось не игре, а околокомандной жизни. А я привык к системной подготовке, дисциплине, порядку, чего не наблюдалось в Одессе. Работа спустя рукава, анекдоты, расхлябанность во всем -- меня раздражали. Мою сторону принял и Виктор Посулько. Мы открыто высказывали недовольство, что, естественно, не нравилось руководству, за что нас и исключили из состава в разгар сезона. Команда стала проваливать игру за игрой.Но под натиском болельщиков, открыто скандировавших на трибунах, начальство "Черноморца" вынуждено было меня вернуть.

- Вы с Вадимом Евтушенко стали друзьями-соперниками, когда оба уехали в Швецию и играли за разные клубы. Как велась на поле ожесточенная борьба против бывшего одноклубника?

- В конце восьмидесятых в Швеции был высажен целый десант. Почти в одно время приехали мы с Вадиком, и три Сергея - Пригода, Кузнецов, Андреев. И первый же сезон мы закончили на призовых местах: Евтушенко в составе "АИКа" завоевал "золото" чемпионата, Игорь Пономарев с "Нарчепинге" - "серебро", а я в "Гайсе" - "бронзу" (Хлуса болельщики признали лучшим игроком чемпионата и от своего имени вручили специальный приз - огромную вазу с цветами. Прим. Авт.). После тотального футбола, который исповедовали в "Динамо", в Швеции я просто отдыхал на поле, матч перестал быть изнуряющей работой. Хотя меня первое время даже тормозили, дескать, эй, парень, ты куда несешься, твоя задача - голы, не суетись. А я же рвался в бой по всему полю.

- Чему вас научила Швеция?

- Во-первых, эта страна предопределила мой дальнейший путь после окончания спортивной карьеры. Подобный выбор всегда проходит тяжело. Не знаешь толком себя, не веришь в свои силы, не можешь выбрать направления. Я, собственно, и не подозревал, что могу заняться бизнесом. Во-вторых, именно в Швеции я научился ценить время, считать деньги, планировать доходы и вложения. В Союзе мы жили довольно беспечно, зарплату получил - жене отдал, и до следующей получки.

- Какую главную человеческую ценность обрели, играя в футбол?

- Именно благодаря спорту, и футболу в частности, я стал самим собой. Выработал в себе некий жизненный стержень. Порядочность в отношениях для меня остаются важными критериями профессионализма. Поскольку футбол коллективная игра, то и работать на его процветание нужно всем вместе, а не стараться откусить единолично от пирога лакомый кусочек. Я рад, что в моей жизни был футбол, и я по-прежнему остаюсь ему полезным. (Виктор Хлус возглавляет Совет ветеранов футбола Киева, является президентом ФК "Княжа" второй лиги, руководит благотворительным фондом "Спорт и дети").

Досье

Родился 12 февраля 1958 года в Новгород-Северском (Черниговская область).

Игровое амплуа - нападающий.

Мастер спорта СССР (с 1981 года).

Выступал в командах: "Буковина" Черновцы (1979), "Динамо" Киев (1980--1985), "Черноморец" Одесса (1985--1986), "Гурия" Ланчхути (1987--1989), ГАИС Гетеборг, Швеция (1989--1990), "Эльфсборг" Борс, Швеция (1991), "Йонсередс" Стокгольм, Швеция (1992--1994), "Гялливаре", Швеция (1995).

Чемпион СССР 1980, 1981 и 1985 годов.

Обладатель Кубка СССР 1982 года.

В еврокубках провел 10 матчей.

В высшей лиге СССР провел 168 матчей, забил 36 голов.

В первой лиге СССР провел 42 матча, забил 21 гол.

В высшей лиге Швеции провел 11 матчей, забил 1 гол.

Работал директором детско-юношеской школы киевских ЦСКА и "Арсенала".

В сезоне-2003/2004 возглавлял "Арсенал-2" (Киев).

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: "Команда"


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев