×
Спасибо, я уже с вами
Пресс-клубный арбитраж. Часть ІІ

Пресс-клубный арбитраж. Часть ІІ

25 марта 2008, вторник. 19:242008-03-25T19:24:48+02:00

Продолжение заседания "Футбольного пресс-клуба", посвященного особенностям национального судейства

Продолжение

Семен СЛУЧЕВСКИЙ:

– Я бы хотел развить мысль Артема Франкова о качестве весеннего футбола. Наши большие ожидания по расширению круга лидеров, по моему мнению, обманулись. Если бы его на сегодня составили четыре изначально прогнозируемых коллектива, это бы пошло не только на пользу всему украинскому футболу, но и в какой-то степени автоматически рассеяло насущные острые вопросы. Пока же ни «Днепр», ни тем более «Металлист», не входят в когорту лучших. Эти клубы, грубо говоря, середняки. Я объясню, почему так считаю. Мне кажется, что если между четвертым и пятым местами, то есть между «Металлистом» и «Черноморцем» десять очков разницы, а между восьмой и последней позициями – девять, то о ведущих ролях этих коллективов речь уже можно не вести.

В продолжение к сказанному Алексеем Семененко хочу привести пример по Брандао. Бразилец действительно ведет себя на поле очень агрессивно. Во время Кубка Первого канала в матче против «Бейтара» форвард «Шахтера» точно так же, по-хамски, отнесся к своему сопернику. Судил игру российский арбитр Игорь Егоров, человек, независимый как по жизни, так и на поле. Так вот, один из операторов ОРТ, снимавших тот матч в непосредственной близости, мне рассказал, что рефери двумя русскими словами объяснил Брандао, что он с ним сейчас сделает, и тот моментально понял язык. Наши же судьи от подобных эпизодов отворачиваются. В последних двух играх отечественного чемпионата на красную карточку явно тянул Несмачный. Однако Андрей сыграл так отнюдь не из-за хамства, а в результате технической ошибки.

Сегодня, к сожалению, мы опять вернулись к временам, когда телевизионная программа становится буквально органом политуправления Советской армии «Красная звезда», которую мы называли «Стой! Кто идет?». Настолько необъективной быть нельзя!

Григорий СУРКИС:

– Я бы призвал не апеллировать друг к другу, скажем, «Динамо» к ТРК «Украина», а быть толерантными. Судьи на футбольном поле должны пользоваться безупречным авторитетом. Тогда и агрессии не будет. Говоря об объективности, все мы прекрасно знаем, что определенные средства массовой информации, давайте говорить откровенно, сосредоточены в тех или иных руках футбольных клубов или финансово-промышленных групп. Давайте честно в этом признаемся.

Проблема сегодняшнего нашего формата не заключается в том, чтобы судить, почему два клуба из лидирующей четверки сдали свои позиции. Проблема стоит гораздо острее. Мне всегда было обидно, когда говорили, что уровень российского чемпионата выше, чем украинского. Но я посмотрел первые три тура и могу вам честно сказать, что профессионализма у наших соседей гораздо больше. Только ли потому, что там создана Премьер-лига? Видимо нет. Есть еще соответствующее отношение президентов клубов, государства и т.д. Нужно ли сегодня нам говорить о том, на каких полях играют во Львове и Харькове? У меня утро начинается с того, что я спрашиваю Бориса Воскресенского: мы будем седьмого мая играть Кубок в Харькове или нет? То есть, я бы хотел, чтобы мы, находясь под крышей (хотя кто-то понимает «крышу» в кавычках), в здании, где созданы условия для нормальной работы тех людей, от которых зависит прогресс украинского футбола, понимали, что каждый из нас отвечает за профессиональный футбол в равной мере с президентами клубов, ПФЛ.

Вы возьмите расшифровку аттестации наших команд у Бориса Воскресенского. Те два коллектива первой лиги, которые пытаются завоевать прописку в элиту, годятся ли они по критериям на то, чтобы выступать в высшем дивизионе? Та же «Оболонь»? Конечно же, нет. Мы сегодня говорим, что у нас есть проблема, которая носит системный характер. И этот характер заключается в беспринципности, я настаиваю, Профессиональной футбольной лиги, которая не удосужилась за много лет добиться того, чтобы на полях всех клубов первой лиги присутствовал подогрев, не удосужилась даже проверить, чтобы подогрев полей клубов высшей лиги был включен в положенный срок. В той же России, где-то, к примеру, на севере, подготовить поле при температуре -20 очень сложно, но оно, тем не менее, в гораздо лучшем состоянии, чем у нас при +10!

Это и есть сегодня ответ для меня на вопрос: а правильно ли я переживаю, когда мне говорят, что уровень российского чемпионата выше украинского? Да не правильно! Мы не должны просто сложить руки и говорить только о том, заслуживает ли Брандао удаления, а Несмачный, поскольку в его действиях было меньше агрессии, не заслуживает. Мы же опустимся ниже плинтуса – стыд и позор! Судья обязан наказывать игроков желтой или красной карточками по правилам игры и независимо от того, технически ли был исполнен фол или умышленно.

Повторюсь – ему необходимо обладать авторитетом, а нам, в свою очередь, следует быть толерантными, последовательными и демократичными. Я понимаю, что каждый из вас в душе болельщик. Я тоже болельщик, но вместе с тем, я нашел в себе силу воли, сидя между президентом страны и премьер-министром, не радоваться голам, которые забивает их «Динамо». На моем веку уже столько было голов, но все равно мне каждый раз приходится доказывать, что я нейтрален. Мне безразлично, сколько раз киевляне станут чемпионами. Подводя черту – ни амбиции, ни самолюбие каждого из нас, не должны ставиться под сомнения.

Игорь ЛИННИК:

– Я открыл для себя большой футбол на стыке 70-80-х, как раз когда зарождалась принципиальное соперничество киевского «Динамо» и московского «Спартака», двух лидеров советского футбола. Тогда тренеры еще позволяли себе дискутировать на профессиональные темы. Спорили и Бесков с Лобановским, естественно искали правду в беседах между собой болельщики и журналисты. Тогда московская пресса защищала в большей степени интересы «Спартака», а наша – соответственно киевского «Динамо». Мне, жителю Украины, была понятна агрессия со стороны москвичей по отношению к нам, как и наша контрпропаганда по отношению к ним. Это естественное для болельщиков ощущение, смак борьбы.

Но теперь, когда обозначено такое же противостояние между «Шахтером» и «Динамо», мы, в Киеве, сами становимся эдакой Москвой, столицей. Наверное, нам не тяжело понять те чувства, с которыми выбивается Донецк в лидеры украинского чемпионата. Для него это такое же состояние, как было прежде у Киева в союзные времена. Я могу согласиться с Валерием Мирским, который говорил, что раньше не было такого враждебного настроения между болельщиками и журналистами, которое сейчас хорошо видно хотя бы по перебранкам в интернете. Налицо отсутствие всяких элементов воспитания, убеждения, обучения. Что и говорить, если по ходу комментария матча, не важно на каком телеканале, многие, слыша неуча за микрофоном, попросту выключают звук. Эта профнепригодность у нас повальная. Какие в таком случае взятки с фанов?..

Я, помню, готовясь к работе на Евро-2004 в качестве аудиокомментатора uefa.com, проходил в Швейцарии детальный инструктаж. Не о том, как трактовать те или иные футбольные эпизоды (ведь это личное восприятие каждого комментатора), а о том – как придерживаться эдаких корпоративных норм, которые непозволительно отдавать на откуп журналисту. Скажем, комментатор не вправе подвергать сомнению решения рефери, проявлять свое несогласие с решениями тренеров, игроков и т.д. Потому что все это в конечном счете сказывается на общей репутации всего продукта.

Я понимаю, что на уровне сотрудничества, допустим, ПФЛ или Премьер-лиги с комментатором канала, который купил трансляцию и делает с ней что хочет, сложно придерживаться таких форм взаимоотношений. Но, насколько я знаю, продавая матчи Лиги чемпионов, УЕФА определенные требования в этом ракурсе предъявляет тем каналам, которые эти трансляции потом ведут.

Очень хороший пример, мне кажется, преподал 23 февраля режиссер трансляции матча английской Премьер-лиги между «Бирмингемом» и «Арсеналом», когда тяжелейшую травму получил Эдуардо. Он мгновенно сориентировался в ситуации, сообразив не давать в эфир повторы с тех точек, где был виден весь ужас произошедшего, хотя возможностей и камер, запечатлевший эпизод с разных ракурсов, у него было предостаточно. А ведь на этом можно было выиграть, привлечь внимание зрителей. Режиссер же повел себя корректно по отношению к футболисту. Потом выяснилось, что если бы доктора на поле не оказали ему в течение десяти минут необходимую помощь, травмированную ногу пришлось бы ампутировать. Я веду к тому, что никто не обязывал режиссера поступать именно так, но при этом его решение было именно таким, проявилась внутренняя ответственность человека перед теми, для кого он работает, его культура. Все что он делает – должно идти на благо футбола.

В свете создающейся ныне украинской Премьер-лиги я опять же вспомнил Валерия Мирского, который недавно в газете «Команда» писал про то, что порой совершенно тяжело смотреть матчи отечественного чемпионата, в которых каждая третья передача заканчивается обрезкой. Причем очень часто невынужденной. Я говорю о том, что Премьер-лига должна подумать о разработке каких-то корпоративных правил и в плане ТВ, работы со зрителем, оценок судейства.

В любой разновидности бизнеса существуют свои подразделения. Так вот, представьте себе ситуацию: все делают общее дело, но одно из подразделений заявляет: мол, у нас завал, все плохо, здесь у нас воруют, там сидят взяточники. В такой ситуации бизнес никогда не получиться успешным. Потому что кто-то, получается, сродни пятому колесу в телеге.

Точно так же, как мне кажется, будущая Премьер-лига должна обращать внимание на такие аспекты. Включая и людей, освещающих ее деятельность в СМИ, и которые при этом должны быть корректными в употребляемых формулировках. Я, собственно, поэтому и рассказал вначале о том, какие требования УЕФА предъявляет к тем, кто с ними работает.

Валентин ЩЕРБАЧЕВ:

– Хочу внести в регламент клуба предложение: нужно высказываться лаконичнее. Я никого не хочу обидеть, все это интересно, но наше собрание достаточно многочисленно и, думаю, мы попросту много времени отдаем на многословные выступления. По сути вопроса. Выслушав коллег, делаю вывод, что проблемы весеннего футбола далеко таковыми не являются и назрели уже давно. Да, СМИ действительно продаются, в результате чего присутствует необъективность освещения событий. И это лежит на совести тех, кто подает такие материалы, то есть, на нас с вами.

Проблемы судейства мы еще рассмотрим, но думаю, что Виктор Дердо уже обязан был взять слово. Относительно телетрансляций хочу сказать, что на Первом национальном есть хорошие творческие группы, но нельзя отрицать и того, что мы живем в определенной нищете – телевизионной, творческой и технической. Поэтому, высказанное ранее предложение о материальной помощи клубов телевиденью считаю дельным. Пока ТВ не может диктовать условия и платить им – на данном этапе происходит совсем наоборот. А по поводу национального чемпионата, я согласен с Семеном Случевским и Артемом Франковым. Действительно, мы наблюдает одну и ту же картину – главными претендентами на золотые медали из года в год остаются «Динамо» и «Шахтер». Сомневаюсь, что «Днепр» и «Металлист» смогут подтянуться и составить конкуренцию лидерам.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– После выступления Валентина, хочу внести одну ремарку как модератор нашего собрания. Прошу не бюрократизировать мероприятие. Все эксперты, присутствующие здесь, находятся на одном уровне с нами. Если вы заметили, президент ФФУ не сидит на привычном для него месте в президиуме. Поэтому, если эксперты сочтут необходимым взять слово, я предоставлю его им на равных правах. Еще раз повторю: площадка ФФУ, которая называется «Футбольный пресс-клуб» является максимально демократической площадкой для высказывания абсолютно любых мнений независимо от того, кто какую должность занимает. Если разговор ушел в сторону от повестки дня, то, наверное, это наболело. Прошу относиться к мнению друг друга максимально толерантно, как предлагали Григорий Суркис или Игорь Линник.

Дмитрий ИЛЬЧЕНКО:

– Продукт под названием «Футбол», выгоден всем, начиная от президента Федерации и заканчивая Александром Липенко, который хочет его продать. Чем квалифицированнее мы к нему подойдем, тем лучше этот продукт будет выглядеть в среде журналистов, телезрителей, болельщиков. Если же делать это пресно, как предлагают некоторые – без интриги, без ничего – никогда его не продадим. Кому нужен спектакль, в котором нет действия, интриги? Вот мы и стараемся сделать так, чтобы читатель был заинтересован в нашем продукте. Давайте не забывать, что у них, как и у нас с вами, существуют разные точки зрения, различные мнения. А быть объективным очень тяжело. Например, присутствуя на матче «Динамо» – «Шахтер», буквально прибиваю себя гвоздями к креслу, чтобы не радоваться за одних и не огорчаться по поводу других. Но, для того, чтобы в газете преподать материал красиво, нужно посмотреть с обеих сторон на происходящий процесс. Так было и будет всегда, ведь существуют две точки зрения: моя и моего оппонента.

К примеру, киевский «Арсенал» по их сведениям 50 тысяч болельщиков на матч с «Зарей». Плохо это или хорошо, если клуб платил кому-то деньги, разыгрывал машину, заманивал народ бесплатным пивом? Вот Николай Несенюк считает, что это плохо. Я с ним не согласен – люди все же пришли. Другое дело, как их удержать – вот основная задача для клуба. А это вряд ли удастся – пивом настоящего болельщика не удержишь. Значит, нужно заинтересовать футболом.

Если в игре Брандао бандит, так и говорить следует, что он бандит. Если у нас судья ошибся, мы обязаны сказать, что он ошибся. Давайте говорить правду насколько это возможно. Повторюсь, трудно быть объективным. Мы, журналисты, очень хорошо понимаем судей. Любая их ошибка раздувается до неимоверных размеров. Чем мощнее газетный или телевизионный орган, тем больше он вызывает ответную реакцию у своих читателей и зрителей. Вы представляете, сколько я получаю sms-ок после любого объективно написанного материала журналистом нашего издания (хотя, к большому сожалению, делают это немногие)? Точно также и судья. Он ошибся – он на виду. Но и газета тоже на виду. Поэтому, давайте в пылу не забывать, что нужно предлагать две точки зрения, думать, как не навредить, но в тоже время и не быть пресными.

Александр ЛИПЕНКО:

– В 1952 году в Советском союзе было дело врачей. Мне кажется, что у нас сейчас формируется дело о футбольных арбитрах. Я встану на их защиту. Посмотришь протоколы матчей национального первенства и видишь, что в течение 90-та с лишним минут команда в створ ворот соперника нанесла два или три удара – такое происходит сплошь и рядом. А затем, в случае поражения, наставники жалуются на арбитраж, хотят свою вину спихнуть на арбитров.

Я когда-то предлагал вернуться в советские времена, когда футболисты не готовились на Кипре, в Испании, Турции, а проводили тренировочные сборы в родных краях. Тогда в клуб приезжала специальная комиссия арбитров – лучших специалистов страны. Насколько помню, они у каждой команды принимали экзамен по знанию футбольных правил. Давайте прибегнем к этому и в украинском чемпионате. И сделаем так, чтобы комиссия принимала экзамены не только у игроков, но и у тренеров. Они сегодня апеллируют к арбитру после элементарных нарушений. Складывается такое впечатление, что футболисты и их наставники попросту не понимают когда нарушаются правила игры. И еще предлагаю публиковать в прессе оценку, которую получил игрок за экзамен. Чтобы все знали, что некоторые не знают правил.

Второе: мы должны бережней относиться к нашим арбитрам. Я в прошлом году делал интервью с Евгением Абросимовым, отсудившим сотый матч в высшей лиге, одним из опытнейших рефери. Так он на сборах не сдал экзамен – не добежал вроде бы 0,4 секунды. Человека отстранили на полгода. За это время он теряет свою квалификацию. Раньше в арбитраже существовало положение, что если ты не сдал экзамен, можешь пересдать его через два месяца. У арбитров был стимул. Может, человек в тот день болел? Нельзя так жестко относиться. Конечно, мы можем привлечь легкоатлетов, которые будут хорошо бегать, но при этом не будут хорошо судить.

И еще один вопрос относительно двух скандалов с молодыми Абдулой и Ваксом. Телевизионщики и газетчики растиражировали информацию, что у нас не хватает арбитров, а последний так и вовсе судья первой категории. Да никто из нас не знает, что это за категория. Чтобы ее получить, нужно набрать 50 баллов. После этого присуждается национальная категория. К Абдуле и Ваксу, мне кажется, нужно сознательно было ставить профессиональную бригаду помощников. Полагаю, если бы с ними работали опытные ассистенты, ошибок можно было бы избежать. Не спорю, рефери должны отвечать за свои действия. Но все-таки нужно бережнее относиться к ним.

Григорий СУРКИС:

– Александр, а знаете ли вы, что Абдуле на линии помогал арбитр ФИФА Плужник? Я смотрел матч по телевизору. И даже по нашему дефективному телевизору, извините за выражение, было видно, что никакого соприкосновения игрока нападающей команды с защитником не было. Стоит Плужник рядом, за этим всем наблюдает. Какого еще арбитра дать?

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– Пусть на этот вопрос ответь один из экспертов, господин Дердо.

Виктор ДЕРДО:

– Во-первых, хочу выразить благодарность за возможность поучаствовать в таком клубе. Это действительно полезное дело. Для начала расскажу по Абросимову. Хочу довести до вас, что 25-го января 2008 года все арбитры высшей лиги, согласно с планом нашей работы, должны были сдать педагогическое тестирование по теории и физподготовке. На тот момент Абросимов действительно себя плохо чувствовал, о чем было засвидетельствовано в предоставленном им медицинском документе. Мы сказали, нет проблем. Наш комитет пригласил его пройти программу подготовительного сбора в Турции, где возможность реабилитации гораздо выше, чем здесь. Он все сделал. Мы попросили его поставить нас в известность, когда он будет готов пересдать тест. В марте Абросимов заявил, что готов к пересдаче. Результат оказался негативным. Вскоре он опять вспомнил, что что-то не долечил. Тогда комитет решил дать ему возможность до окончания чемпионата поправить свое здоровье. Летом снова привлечем к тестированию, и естественно, в случае успешного выполнения всех требований, будем привлекать его к арбитражу.

Что касается ассистентов, то в УЕФА и ФИФА сегодня уделяется большое внимание командной работе. Мы об этом тоже неоднократно говорили. А теперь, несколько слов о ситуации, связанной с Плужником и Абдулой. У нас есть один из видеомоментов, где ассистент жестом руки показывает «Нет». Но, к сожалению, Плужник не настоял на своем. И когда я в беседе с ним спросил почему, он ответил: «Я на 100% не видел момент, а Абдула в той ситуации действовал настолько убедительно!» В конечном итоге, помощник согласился с главным арбитром.

Сергей ВАСИЛЬЕВ:

– Игорь Линник начал с того, что вспомнил нормы УЕФА, и те позиции, которые европейский союз отстаивает, как «Отче наш». Интересно, анализирует ли Комитет арбитров это сквозь призму нашего отечественного футбола или все-таки ориентируется на европейские стандарты?

Виктор ДЕРДО:

– Я думаю, все мы хорошо помним 1995-й год – матчи плей-офф со Словенией. Дома мы сыграли 0:0. В принципиальной ответной встрече Украина, ведя в счете, к сожалению, проиграла 2:3 из-за моментов, связанных с положением вне игры. Тогда мы избрали свою тактику арбитража по определению офсайда, учитывая в первую очередь ментальность страны. Дескать, не понимает мы европейский подход. Когда же нам забили два мяча, главный тренер Анатолий Коньков уже по приезду выступил с вопросом: «Почему у нас в стране судят так, а в Европе совершенно по-другому?».

Сегодня мы вся наша работа направлена на переход на европейские рельсы. УЕФА и ФИФА выполняют большую методическую работу в плане взаимодействия с национальными ассоциациями, 2-3 раза в год выпускают DVD диски, в которых четко регламентируются действия всех европейских арбитров в той или иной ситуации. Но нам, к сожалению, не хватает обученности всех субъектов футбола. Нет возможности пообщаться с вами, журналистами, с людьми, которые несут информацию в массы.

На последнем заседании Международного совета по правилам футбола, прошедшем десятого марта, рассматривались многие вопросы, в частности, обсуждался человеческий аспект игры. Пока ФИФА отложила тему технологий в футболе, мячей с чипами. Была принята на рассмотрение идея с дополнительным арбитром за воротами, предложенная Платини. В ФИФА сказали, что они будут работать в этом направлении. Рассматривался также вопрос о симуляции. УЕФА четко пишет, что симуляция – это вид жульничества на футбольном поле. На сей счет, всем даны очень жесткие рекомендации. В том числе и нашим арбитрам, которые хотят что-то сделать, но не находят понимания. Оценка, которую дает пресса и телевидение, просто давит на судей. Они пытаются подстраиваться. Например, поругал какой-то телеканал или газета одного рефери – другой выходит и говорит: «А я может, попытаюсь что-то сделать по-другому»…

Продолжение следует...

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Прессинг


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев