×
Спасибо, я уже с вами
Виталий Косовский: "Жорой" прозвали в честь "карпатского Марадоны"

Виталий Косовский: "Жорой" прозвали в честь "карпатского Марадоны"

14 февраля 2009, суббота. 19:202009-02-14T19:20:38+02:00

Откровенное интервью с бывшим полузащитником киевского "Динамо" и сборной Украины

Однажды Джон Леннон едва ли не на спор с коллегами из «Битлз» написал песню, построенную на одном-единственном аккорде - до-мажор. Философское название композиции «Tomorrow Never Knows» («Никто не знает, что будет завтра») вполне могло бы стать девизом любого профессионального футболиста, не догадывающегося о том, как сложится его судьба и карьера. И вот вам яркая иллюстрация.

Более полутора десятка лет тому назад в винницкой «Ниве» бок о бок росли два перспективных полузащитника - Александр Горшков и Виталий Косовский. Могли ли предположить долговязый блондин и коренастый брюнет, что со временем дорастут до уровня национальной сборной? Не думаем. Как сильно сомневаемся и в том, что тот же Горшков догадывался о том, что он дебютирует в главной команде страны в 33 года, тогда как раскрывшийся значительно раньше экс-партнер по «Ниве» Косовский к тому времени уже почти три года, как не будет заниматься любимым делом...

С Виталием Косовским мы встретились в просторном зале совещаний компании «Гермес». Респектабельный дизайн, эргономичная планировка, деловая мебель, по телевизору с большим экраном - ретранслируют осенний матч премьер-лиги «Ильичевец» - «Арсенал». Нет, к строительному и туристическому бизнесу наш собеседник отношения не имеет, продолжая заниматься исключительно спортом номер один. Благо, руководители «Гермеса» решили заявить о себе на футбольном рынке, создав беспрецедентное в нашей стране «ноу-хау» - сборную свободных агентов, живущее полноценной жизнью профессионального клуба и в обозримом будущем планирующее пополнить их реестр на официальных началах. Косовский в «Гермесе» - эдакий человек-оркестр, в одночасье выполняющий функции аналитика, селекционера и организатора.

- Команда наша нынешней зимой на сборах в Крыму регулярно обыгрывает клубы премьер-лиги и первого дивизиона, - увлеченно констатирует Виталий. - В следующем сезоне, не исключено, заявимся во вторую лигу. Но забегать наперед не хотелось бы. У нас подобрался очень хороший коллектив единомышленников, ребята ответственно относятся к делу. Словом, у многих из них есть хорошая перспектива в футболе.

У самого Косовского лишнего веса мы тоже не обнаружили. «Разве что на щеках по полкило выросло», - застенчиво шутит 35-летний экс-полузащитник «Динамо» и сборной Украины. Погружение в биографию лучшей левой ноги Украины 90-х продолжалось часа полтора.

ЛЕБЕДЬ, КОТОРЫЙ ЛЮБИЛ ПОКУШАТЬ

- Азы футбола вы постигали в Нетешине, там же, где начинали свой спортивный путь олимпийские чемпионки по фехтованию на саблях Галина Пундик и Ольга Жовнир. Знали ли вы об этом факте и почему из всего многообразия видов спорта выбрали именно тот, что зовут «игрой миллионов»?

- Вообще-то я родился в городе Острог Ровенской области, и футбольный мяч впервые потрогал именно там. Ну а более серьезно спортом номер один начал заниматься именно в Нетешине. Что же касается моих землячек-саблисток, то их успехи лишний раз доказывают, что на спортивные таланты Хмельницкий край очень богат.

- В юношеской сборной СССР по вашему возрасту выступало семь украинских футболистов. Как сложилась их судьба в дальнейшем?

- Многие из наших соотечественников, составлявших костяк той команды, на высоком уровне по разным причинам, к сожалению, так и не засветились. Юра Петров впоследствии играл в московском «Спартаке» и чемпионате Голландии, Володя Лебедь выступал за сборную России, Роман Гнатив защищал цвета «Карпат». Но, увы, далеко не все смогли в полной мере заявить о себе во взрослом футболе. Кто, к примеру, сейчас помнит Сашу Оголюка? А ведь он тоже подавал большие надежды. Хотя больше остальных на общем фоне, конечно же, выделялся Лебедь. Причем не только игровыми качествами, но и достаточно плотным телосложением.

- В Корее, куда Лебедь приехал на просмотр, местные футболисты были шокированы особенностями его фигуры, оказавшись после тренировки в баньке...

- Кушать этот парень действительно любил, но лишний вес ему никогда не мешал. Тем не менее, на первом месте у Володи, как мне показалось, все же был не футбол, а финансы. Отец Лебедя когда-то был очень неплохим футболистом, хорошо понимал и чувствовал «рецепты» этой кухни, вот и пытался направлять сына. Но как мне кажется, не в самом верном направлении.

- В юношеском футболе всегда была актуальной проблема подставных игроков...

- Хотите спросить «перековывали» ли нас? Знаю, что тех ребят, которые родились после августа, записывали годом раньше, чтобы они могли сыграть за сборные сразу двух возрастов.

- Ну а вам никогда не предлагали видоизменить паспортные данные?

- Нет. Я попал в сборную достаточно быстро и очень неожиданно: сначала играл за команду области, потом получил приглашение перебраться в киевский спортинтернат, а уже оттуда через месяц уехал в юниорскую сборную Союза. В Португалии на первом же турнире забил два мяча и таким образом закрепился в коллективе окончательно и бесповоротно.

- Хотя вполне могли потеряться, не перепрыгнув барьер между юношеским и взрослым футболом...

- Мог, но не потерялся. Думаю, что помогло сумасшедшее желание заниматься любимым делом. Если бы вы знали, как сильно я хотел играть в футбол! После столичного интерната переехал на полгода в Хмельницкий, где защищал цвета местного «Подолья». А потом по приглашению Игоря Гатаулина и Вячеслава Грозного перебрался в винницкую «Ниву», которой руководил Сан Саныч Томах.

- «Нива» в то время считалась настоящей кузницей талантов. Но по свету вас пораскидало прилично?

- Винница - край с богатыми футбольными традициями, а в начале 90-х.там подобралась очень боевая и конкурентоспособная команда, в которой начинали карьеру такие мастера как Саша Горшков, Олег Надуда, два Сергея - Нагорняк и Попов, впоследствии заигравшие в национальной сборной Украины и в таких именитых клубах как «Спартак», «Днепр», «Зенит» и «Шахтер»...

МАТЧ, КОТОРОГО НЕ БЫЛО

- Вершиной своей карьеры вы считаете полуфинальный матч Лиги чемпионов против «Баварии». Но не показалось ли вам, что с этой вершины вас столкнули, ведь «Динамо» вполне могло выйти в финал?

- Да, но, увы, не судилось. Мюнхенским поединком с «Баварией» прервался целый этап в истории нашей команды, состоявший из массы увлекательных матчей, в некоторых из которых мы проигрывали, но чаще все же уходили с поля со щитом. Немецкому суперклубу, если разобраться, мы по игре не уступили ни дома, ни на выезде, но до финала, до пика этой вершины не хватило каких-то полшага.

- Всю страну обошли кадры, когда по вашему лицу текли слезы после финального свистка домашнего матча с «Баварией»?

- Слез, как мне кажется, тогда все же не пролилось, а вот гримаса разочарования была очень искренней. Если не ошибаюсь, камеры выхватили меня после того, как я не реализовал верный голевой момент, представившийся мне уже после того, как я провел третий мяч в ворота Оливера Кана. Забей я тогда, и мюнхенцы уже, возможно, не отыгрались бы. Я до сих пор считаю, что в той встрече «Динамо» было сильнее. Жаль только, что немцы, по сути дела, выжали три мяча практически из ничего, а процент нашей реализации оставлял желать много лучшего.

- Самый памятный мяч в вашей карьере - гол «Баварии» в Лиге чемпионов или сборной Северной Ирландии в отборочном цикле ЧМ-1998?

- Я в своей карьере забивал не так уж часто, и все свои голы считаю памятными. Они принесли мне много положительных эмоций.

- А самый памятный из несостоявшихся - тот, что забили «Панатинаикосу»?

- Голкиперу греков, по сути, забросил мяч с фланга за шиворот. Лукавить не буду: на самом деле пытался прострелить, а мяч срезался и залетел в ворота.

- Тот гол, к слову, мало кто помнит...

- Так и сам матч, по сути дела, вычеркнули из истории. А эмоциональное состояние после того, как нас дисквалифицировали с Лиги чемпионов словами не передать - полное опустошение.

- Как вы отреагировали на решение УЕФА дисквалифицировать киевский клуб?

- Это была классная игра, на которую мы выходили с особым настроем - как ни крути, первый матч в групповом турнире Лиги чемпионов-1995/96. И выиграв тогда совершенно честно, искренне радовались: старт вышел то что надо. А на следующий день после игры приехали на базу и узнали новость, которая ввела всю команду в полный шок. Будто холодным душем окатили. Целый день переживали, словно заключенный - в ожидании окончательного приговора. Что было дальше - вы знаете.

НЕМЕЦ, КОТОРЫЙ НАС ПОХОРОНИЛ

- Дальше была еще одна маленькая трагедия украинского футбола. Ответный стыковой поединок отборочного цикла ЧМ-1998 с командой Хорватии. Как считаете, ваш мяч, забитый уже при счете 1:0 в нашу пользу, норвежский арбитр Руне Педерсен аннулировал несправедливо?

- Безусловно. Не один раз просматривал тот эпизод и пришел к выводу, что забил совершенно чистый мяч - ворвался в штрафную, своевременно пробил, в положении вне игры не был. Думаю, если бы этот мяч засчитали, хорваты бы точно не устояли и получили бы еще парочку мячей в свои ворота. Ведь шла, если не ошибаюсь, всего лишь 12-я минута матча... Но, к сожалению, Педерсен принял сторону хорватов.

- Неужели вы считаете, что сборная Хорватии для кого-то в верхах была более удобным участником чемпионата мира?

- Изначально так не думал, но в прессе об этом писали очень много. Хотя хорватам тоже стоит отдать должное: чемпионат мира во Франции стал для них воистину «звездным часом».

- Фамилию Педерсена запомните на всю жизнь?

- В нашей стране она была на слуху у болельщиков еще очень долгое время. А среди игроков «Динамо» стала именем нарицательным: впоследствии мы много шутили по этому поводу, но после матча с хорватами было совсем не смешно.

- В конце 90-х большинство игроков «Динамо» попали на карандаш к скаутам известных западных клубов. Поступали ли в офис клуба предложения в адрес Виталия Косовского? Не жалеете ли, что не уехали за границу?

- Я почти уверен, что все игроки основы киевской команды того времени рано или поздно оказывались на карандаше у западных агентов. В том числе и я. Ну а причин того, что за рубеж уехали единицы, думаю, немало.

- Назовите хотя бы две.

- Во-первых, игроки просто не знали, что ими кто-то интересуется. Во-вторых... Напишите так: мы очень дорого стоили! (смеется).

- Увлекались ли вы когда-нибудь обменом маек? Расскажите о вашей коллекции?

- По возможности старался поменяться футболками с кем-то из соперников после каждого матча, наверное поэтому скопил их немалое количество. Одна часть этих маек висит в комнате у моего сына, другую - можете найти в спортивном баре «Город» в киевском районе Березняки. Самая памятная из этих футболок - та, на обратной стороне которой красуется цифра «14» и фамилия «Баслер». Именно в ней баварский «Супер-Марио» похоронил нас победным мячом в ответном поединке полуфинала Лиги чемпионов- 1998/99.

- Где находились вы в тот момент, когда Баслер по месту правого полузащитника забил чудо-гол в ворота «Динамо»?

- Хавбек «Баварии» сделал удачный финт: показал, что собирается уйти в бровку, заставив тем самым меня и Каху Каладзе прижаться к боковой линии, а сам неожиданно сместился в центр, убрав меня под себя. Но какой сумасшедший удар у него получился?! Саша Шовковский позже говорил, что мяч изначально летел едва ли не в район углового флажка, а затем резко изменил траекторию и влетел в самую «паутину». Как говорят в таких случаях сами футболисты, просто «прибил паука».

- Вам когда-либо удавались такие неимоверные голы?

- Неплохой мяч влетел в ворота североирландцев: бил нацелено метров с двадцати и попал прямо в верхний угол.

ГЛЕБ, КОТОРОГО МЫ НЕ ЗАМЕТИЛИ

- Свой последний матч за «Динамо» вы провели в возрасте 30 лет, после чего фактически ушли из большого спорта. Замучили травмы?

- Свои последние матчи на высоком уровне я проводил в 2000 году, когда мне было 28 лет. Выиграли у «Спартака» финал Кубка Содружества, а потом я сыграл несколько матчей в стартовавшем чемпионате Украины, Покойный Валерий Лобановский доверял мне даже в таком состоянии: на второй тайм выпускал регулярно. А вот после смерти Васильича дела у меня пошли совсем неважно. Травмы участились, я начал форсировать восстановление, пытаясь побыстрее вернуться на поле, но сделать это не получалось. Хорошо, что рядом были поддерживавшие меня родные и близкие - в первую очередь, моя жена Ира. Самый дорогой и близкий мне человек. Ну и, конечно, не могу не отдать должное президенту клуба Игорю Суркису, который верил и ждал моего возвращения в строй и стабильно выплачивал мне зарплату в течение двух лет после истечения срока контракта!

- Руководство киевской команды обещало вам место в клубной структуре. По собственному признанию, на краю обрыва перед пропастью вы себя не чувствовали.

- У меня состоялся разговор с Игорем Суркисом, он предложил поработать в селекционном отделе. Провел в нем три года, но так получилось, что пришлось уйти. Написал заявление об уходе.

- Одним из ваших успехов на должности селекционера клуба стал нынешний игрок сборной Украины - Виталий Мандзюк.

- Да, это я его порекомендовал Евгению Еськину в «Динамо-3». Потом Владимир Онищенко взял его во вторую команду, а сейчас он уже дорос до уровня сборной.

- Говорят, «Динамо» одно время интересовалось Кака, но Сабо сказал, что игрок с такой фамилией не заиграет. Слышали об этом?

- Знаю, что им интересовались, когда он играл на родине в Бразилии. Но уже тогда Кака стоил огромные деньги и в Украину вряд ли поехал бы.

- Александра Глеба в свое время тоже не рассмотрели, хотя он побывал на базе в Конча-Заспе...

- Это было, когда я еще играл. Глеб приехал и занимался, кажется, в одной группе с новичками, а не с основным составом. К тому же работали в основном без мяча. Вот, наверное, и не увидели в нем будущую звезду европейского футбола.

- Действительно ли одно время вы помогали наставнику юниорской сборной Украины U-19 Александру Лысенко?

- Да, это была новая и весьма интересная для меня работа, но пробиться на чемпионат Европы нашей с Сан Санычем команде не удалось: задача оказалась не выполнена.

«РЕКОРД», КОТОРЫЙ ПОБИЛ ДМИТРУЛИН

- Ваш сын Сергей пошел по стопам отца?

- Да, Сережа, чьим крестным отцом является его тезка Ребров, занимается в динамовской школе. Его первым тренером был знаменитый Виталий Хмельницкий, проработавший с ним три года, а затем передавший группу не менее известным в детско-юношеском футболе наставникам - Виктору Кащею и Олегу Хвое.

- На какой позиции играет ваш сын?

- Вообще-то справа в полузащите, но не так давно Виктор Иосифович Кащей перевел его ближе к нападению.

- А вот интересно, на кого из ваших бывших партнеров он похож по манере игры?

- А зачем быть на кого-то похожим? Я в таких случаях всегда вспоминаю слова, которые произнес когда-то в разговоре со мной, игроком «Нивы» и юношеской сборной СССР, прославленный Владимир Трошкин: «Ты, Виталик, ни на кого не похож. Вот и пользуйся этим!» Что же касается моего сына, то я не ставлю перед ним задачи непременно достичь высокого профессионального уровня. Лишь бы получал удовольствие от игры и рос сильным, честным и порядочным человеком.

- С соседями по дому на Печерске Александром Головко и Юрием Дмитрулиным видитесь часто?

-Конечно, ведь мы жнвем в одном парадном, а мой сын очень часто пропадает в гостях у Саши Головко. Наши дети дружат уже не первый год.

- Вы производите впечатление скромного, спокойного человека...

- Что ж, если произвожу, значит, таким я являюсь.

- Неужели удалось избежать приступов «звездной болезни»?

- Возможности заразиться ею у меня не было и быть не могло: уж слишком много я пережил. Были очень тяжелые моменты... Например, период восстановления после травмы, когда я часами работал над тем, чтобы поскорее вернуться в строй, но, как назло, ничего не выходило. Возможно, я форсировал события - нужно было выждать время. Все равно ведь знал, что вернусь в основной состав, когда наберу форму. Но сделать это, увы, так и не получилось.

- Психологически не сломались?

- Нет. Духом не упал, проблемы со спиной не позволили вернуться на прежний уровень. За восемь лет накопился целый букет травм. Поэтому в один день сказал себе: «Все, хватит. Нужно заканчивать». Травм за карьеру накопилось достаточно. На операционный стол ложился раз шесть, не меньше. Чаще в «Динамо» под ножом хирурга оказывался только Дмитрулин.

ТЕСТ, КОТОРОГО МЫ БОЯЛИСЬ

- Эпидемия травм - следствие высоких нагрузок?

- Скорее - следствие нормального тренировочного процесса. А это, по сути дела, одно и то же.

- Какое упражнение на тренировках давалось вам с наибольшим трудом?

- Тесты на выносливость никто особо не любил. А забеги «пять по триста» при максимальном ускорении с остановками на несколько секунд - вообще страшное дело.

- Ну а как вам давался знаменитый тест Купера?

- Вот его всегда нормально бежал. За 12 минут пробегал около 3450 метров.

- Кто был самым быстрым игроком в «Динамо»? Говорят, Лужный никогда не отличался скоростью во время тестов, зато как бороздил свою правую бровку!

- Ничего подобного. Олег никогда не пас задних, наоборот - всегда старался быть примером для остальных. Такой уж у него характер.

- Говорят, что футболисты делятся на две категории: одним нужен кнут, другим - пряник. К какой категории вы себя можете отнести?

- Я больше склонялся к прянику (улыбается). На тренировках старался воспринимать все с первого слова и не давать повода кричать на себя. Не любил, когда на меня орут тренеры. Хотя вообще-то такого не было в принципе. Ко мне все тренеры относились нормально.

- С Лобановским общались часто?

- Нет. Только когда Валерий Васильевич вызывал перед какими-то важными матчами - говорили о футболе, о тактике.

- А вот Юрий Калитвинцев говорил, что замыкался в общении с Лобановским в тот момент, когда тот расспрашивал его о сугубо личных вещах, что это возводило между тренером и игроком своеобразную стену...

- Возможно, но я откровенных бесед с мэтром не вел. У Юры, наверное, были более близкие отношения с Васильичем.

- Как дела у Евгения Похлебаева? Не кажется ли вам, что на фоне пережитой им трагедии меркнут любые другие жизненные сложности?

- Женя ехал на выездной матч с «Динамо-2» в Луганск и, видимо, вышел на игру с высокой температурой, что дало серьезные осложнения. Спустя несколько дней с ним случилась беда. Это очень страшная история, говорить об этом сейчас мне очень больно.

МИЛЛИОН, КОТОРЫЙ Я ЗАРАБОТАЛ В «ПОДОЛЬЕ»

- Шотландец Гарри О'Коннор, выступавший в московском «Локомотиве», после ухода из клуба говорил западной прессе, что на премиальные, выданные после победы в Кубке России, купил себе новенький Ferrari. Какие у вас были самые большие премиальные?

- Цифры сейчас, конечно, называть не буду, но могу сказать, что удачные выступления в Лиге чемпионов оплачивались очень хорошо. Со временем каждый из нас мог заработать на квартиру, купить хорошую машину, поехать отдохнуть в какое-нибудь экзотическое место.

- Когда вы почувствовали себя обеспеченным человеком?

- Я часто вспоминаю слова Валерия Лобановского, который говорил: «Ребята, главное - играйте, а все остальное вам сделаю я». Действительно так и было: никто ни в чем не нуждался, любые бытовые вопросы решались очень оперативно.

- А помните, на что потратили первую зарплату?

- Это было в Хмельницком «Подолье». Помню, тогда еще купоны, кажется, были. Может, даже парочку миллионов получил (улыбается). Во время межсезонья поехал к родственникам в Москву - и привез оттуда телевизор и видеомагнитофон. До сих пор у родителей дома стоит.

- В середине 90-х многие футболисты, еще не закончив карьеру, думали о том, чтобы заниматься бизнесом. У Тимерлана Гусейнова, например, было несколько маршрутных такси, которые приносили ему какой-то доход. Вы не задумывались над этим?

- Во время игровой карьеры точно никто не думал о бизнесе - времени не было. У меня же коммерческая жилка не открылась и по ее окончании.

- Сложно было переходить на более скромные финансовые составляющие после завершения карьеры игрока?

- Конечно, я стал получать другие деньги, но старался на этом не зацикливаться. Есть в жизни более важные вещи, нежели деньги. У меня замечательная жена, сын, дочь - это самое главное.

СТАДИОН, КОТОРЫЙ ПРОВОЖАЛ НАС СТОЯ

- Вы участвовали в обоих памятных матчах с «Барселоной», закончившихся с общим счетом 7:0 в пользу «Динамо». Что запомнилось больше всего?

- До игры испанцы были абсолютно уверены в своем успехе, вели себя по-хорошему задиристо, смотрели на нас несколько пренебрежительно, а после - уходили с опущенными вниз глазами. В то время, как заполненные трибуны «Ноу Камп» после того, как их любимцы пропустили четыре безответных мяча, провожали нас стоя и аплодируя.

- Кто из правофлановых футболистов доставил вам больше всего хлопот за карьеру?

- Такого, чтобы меня откровенно «возили» на протяжении всего матча, не припомню, но тяжелые игры, безусловно, были. Очень запомнился североирландец Кейт Гиллеспи, через которого строилась вся игра, как в сборной, так и в его клубе - «Ньюкасле». Противостоять ему было действительно сложно.

- Что-то не припомним вас, исполняющим пенальти. К одиннадцатиметровой отметке подходить не боялись?

- Нет. В винницкой «Ниве» я вообще был одним из штатных пенальтистов и практически не промахивался. А вот когда играл в «Динамо» как-то в серии послематчевых пенальти в полуфинале Кубка Украины не забил как раз «Ниве» - угодил прямо в Володю Цыткина. После меня бил Паша Шкапенко и тоже не забил, после чего мы вылетели. Ребята из «Динамо» потом подтравливали, говорили: мол, пожалел своих... (улыбается).

- В «Динамо» были игроки, которые своих не жалели, не брезгуя бить партнеров по ногам даже на тренировках?

- Нет. Мы относились друг к другу с большим уважением, и своих, чтобы чужие боялись, никто не бил. А во время матчей чемпионата по ногам всегда получал прилично: игроки из более низких по классу команд часто не успевали за ходом событий и принимали единственное решение - снести любой ценой.

«АУДИ», КОТОРЫЙ МЫ УВЕЛИ

- С кем чаще всего делили номер на базе в Конча-Заспе?

- Когда только пришел в «Динамо» жил в одном номере с другим воспитанником хмельницкого футбола Сергеем Ковальцом, который взял надо мной своеобразное шефство. А уже на новой базе жил вместе с Бадром Каддури.

- У кого из ваших партнеров по «Динамо» лучше всего было развито чувство юмора?

- Хохмачами были Дима Михайленко, Юра Максимов и, наверное, «Леон» (Виктор Леоненко. - Прим. Авт.), С этими ребятами соскучиться было сложно.

- Ну а вы часто разыгрывали партнеров по команде? Вспомните какой-нибудь розыгрыш?

- Массажист Володя Мотренко приехал на базу на своем Audi - дорогой по тем временам машине. Припарковал ее возле здания старой базы и куда-то ушел. Ну а мы по инициативе, кажется, Максимова взяли и перенесли машину метров на двести - оттянули за самую баню...

- И какой была реакция несчастного массажиста?

- А вы представьте, приходит человек, а автомобиль пропал? (смеется). И это на охраняемой базе! Вволю тогда посмеялись с ребятами.

- А какой был ваш первый автомобиль?

- Mercedes-190. Подписав контракт с «Динамо», Григорий Михайлович Суркис распорядился, чтобы мне выдали служебный автомобиль. К слову, раньше он принадлежал Сергею Юрану. Сначала ездил по доверенности с его фамилией в техпаспорте, потом переоформил. Таких машин в 90-е получили штук двадцать и половину за первые две недели разбили.

- Но ваша уцелела?

- Тоже была битая. Задок полностью меняли, а потом перекрашивали. Я вообще считаю себя осторожным водителем - никогда не давлю бездумно на педаль газа.

ТАБЛЕТКИ, КОТОРЫЕ Я ПРИНИМАЛ

- Помните, в 90-х годах появилась мода на подсчет технико-тактических действий. На базе после игры вывешивали результаты?

- Конечно. Перед разбором игр можно было пойти посмотреть на свои показатели: кто как сыграл.

- Премиальные от этих цифр зависели?

- Нет. Их мы получали в зависимости от того, кто и сколько минут провел на поле. Это более справедливый подход.

- Вы, кажется, почти всегда входили в тройку лучших по технико-тактическим характеристикам в команде. В каком из матчей этот показатель оказался у вас наиболее высоким?

- Для игрока моего амплуа хорошим результатом считалось 100-120 ТТД. Плюс процент брака, не превышающий двадцати процентов. Свой личный рекорд я уже не припомню, но меньше сотни действий я почти никогда не набирал. За тайм меньше пятидесяти не «набегал».

- Теоретические занятия вас не утомляли?

- Когда они затягивались, то, конечно, это не нравилось. Но, в целом, переносил нормально - по крайней мере, старался не засыпать (улыбается).

- В карты на базе играли часто?

- Да, причем на деньги.

- Суммы были символическими?

- Я бы так не сказал. Нормальные были суммы (улыбается). Разница подсчитывалась в конце месяца - в день зарплаты.

- Кий в руки брали?

- Редко. Я не очень хорошо играл на бильярде. Вот Витя Леоненко и Сергей Беженар были настоящими асами. Шевченко тоже умел играть. Валик Белькевич в этом толк знал...

- Ну а курить в леске около базы пробовали?

- Нет, хотя, когда еще был пацаном, пару раз затянулся. Но мне не понравилось - неприятен был сам запах. Хотя свою дозу никотина я получил - у меня слишком много курящих друзей. А вдыхать никотин, как известно, намного более вредно, чем его выдыхать.

- Сергей Скаченко говорил, что в «Динамо» выдавали много разных таблеток, которые лично у него вызывали некоторые опасения. Вы всегда принимали то, что вам давали?

- Я нормально к этому относился. Понимал, что нам дают витамины, которые помогают быстрее восстанавливаться после нагрузок. Организм просто не мог работать в таком сумасшедшем темпе без вспомогательных средств. Имею в виду без витаминов.

- В ресторане базы в Конча-Заспе готовят довольно вкусно. Проблем с лишним весом никогда не возникало?

- Нет. Понимал, что жареную картошку с мясом перед игрой лучше не есть, а вот от бульончика с курицей - грех отказываться.

- Рюмочку вина могли налить за обедом?

- Нет. Мы же не в Испании были (улыбается). И не в «Днепре», где Бернд Штанге по окончанию сезона пригласил всю команду на шашлыки с пивом.

КОВТУН, КОТОРЫЙ ТВОРИТ ЧУДЕСА

- Ваш последний сезон закончился более пяти лет назад. На поле изредка выходите?

- Конечно. Правда, после Нового года еще не играл. В зале рисковать не хочу - ноги можно «забить», подожду, когда можно будет играть на травяном покрытии. Хотя ребята из моей команды сейчас бегают два раза в неделю в зале ЦСКА.

- Кто входит в вашу команду?

- Компания подобралась очень приличная. Вратарь - Андрей Ковтун. Видели бы вы, какие чудеса он до сих пор вытворяет в «раме» и как блестяще играет ногами! В поле тоже компания как на подбор - Юра Дмитрулин, Эдик Цихмейструк, Сережа Коновалов, Вася Кардаш, Витя Уляницкий, Сережа Нагорняк. В прошлом году, играя за команду «Гореничи», выиграли Кубок Украины среди аматоров. Верю, что на этом не остановимся.

- К слову, можете ли назвать себя верующим человеком?

- Фанатизмом не отличаюсь, но храмы посещаю постоянно. Последний раз - несколько недель назад в Крыму зашел в знаменитую фороскую церковь. Она расположена на скале, очень красивое сооружение. Побыв там недолго, усталость, как рукой снимает - энергетика, видимо, очень хорошая.

- А в приметы верите?

- Да. Я очень суеверный. Гетры и бутсы всегда сначала одевал на левую ногу. На поле тоже выходил с левой ноги. Да и по мячу бил в основном ею (смеется).

- Обижались ли вы, когда вас называли «одноногим» футболистом?

- Нет, абсолютно. Я - чистый левша, у меня одна нога рабочая.

- А вот Олег Блохин в бытность тренером сборной Украины жаловался на отсутствие в команде ярко выраженного левого защитника и хавбека. Кто из исполнителей вашего амплуа импонирует вам больше остальных?

- На сегодняшний день самым сильным левофланговым игроком мира я считаю россиянина Юру Жиркова. Также очень хорош голландец Арьен Роббен. Ну а в 90-х не было равных валлийцу Райану Гиггзу из «Манчестер Юнайтед».

- Наставник «Динамо» Юрий Семин использует на некогда родном для вас фланге номинального центрального полузащитника - Милоша Нинковича. Как, по-вашему, смотрится серб на этой позиции?

- В принципе, нормально. Но не идеально. В мое время считалось, что фланговый полузащитник должен рваться вперед и разрывать оппонента на мелкие кусочки. И самое главное - делать нацеленные передачи в штрафную площадь.

РЕЧКА, КОТОРУЮ Я ЛЮБИЛ

- При каких обстоятельствах встретили свою супругу Ирину?

- Спасибо моим друзьям, познакомивших нас с Ирой в Виннице. Неудивительно, что вскоре эти ребята стали нашими кумовьями.

- Какое самое экзотическое место на земном шаре, в котором вы побывали?

- Конечно же, незабываемые Мальдивские острова, на которых я отдыхал, будучи еще игроком «Динамо»! Самое интересное, что ребята, которые побывали там впоследствии, рассказывают, что курортную зону на Мальдивах перестроили до неузнаваемости, и сейчас там стало еще лучше. «Куда уж лучше?» - обычно спрашиваю я в ответ.

- Ваше любимое рыбное место на речке Козинке еще пополняет ваши уловы?

- Увы, но место, где я рыбачил в течение многих лет, как и Мальдивы, подверглось перестройке. Сейчас там возведены большие шикарные дома, так что удочку особо не забросишь. Вот и пришлось сменить порт приписки.

- В «Динамо» игрокам придумывали интересные прозвища. Как называли вас? И кто из игроков стал вашим «крестным отцом»?

- «Кликухи» в те времена носили многие мои партнеры, более того, многие из них актуальны по сей день. Поначалу товарищи по команде просто переделали мою фамилию и называли коротко «Косой», а вот потом стало интереснее. Однажды я подстригся, и Юра Максимов прозвал меня молодым Игорем Леоновым, уловив чисто внешнее сходство с экс-игроком «Шахтера». А затем, когда я оставил длинные виски, тот же Максимов внезапно решил, что я очень похож на лидера сборной Румынии Георгия Хаджи, заслужившего, в свою очередь, прозвище «карпатский Марадона». И внезапно стал называть меня Жорой. Что интересно, прижилось!

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: газета «СЭ в Украине»
sport.com.ua


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев