×
Спасибо, я уже с вами
Гостем редакции UA-Футбол стал Семен Альтман

Гостем редакции UA-Футбол стал Семен Альтман

16 марта 2009, понедельник. 18:122009-03-16T18:12:28+02:00

Увлекательнейшая беседа с Семеном Иосифовичем длилась более трех часов

В среду, 18 марта, на нашем сайте состоялась онлайн-конференция с руководителем Комитета национальных сборных ФФУ Семеном Альтманом. Надо сказать, что Семен Иосифович оказался очень интересным собеседником, который старался максимально полно отвечать на вопросы наших читателей. В общей сложности беседа с экс-тренером сборной Украины длилась чуть более трех часов, что является абсолютным рекордом.

- Семен Иосифович, интересно узнать ваше мнение о нынешнем состоянии «Черноморца», ведь вы наверняка следите за его выступлением?

- Безусловно, я очень внимательно слежу за родным «Черноморцем», с которым меня связывают более 25 лет. Однако высказывать свое мнение о сегодняшних делах команды с моей стороны, наверное, будет не совсем корректно. Могу только сказать, что, на мой взгляд, клуб существенно отошел от тех направлений, в тренировочной и селекционной работе которые в свое время выработал я и мой тренерский штаб.

Тем не менее, у одесситов есть хорошее подспорье - это проведение Евро-2012. В связи с этим совершенствуются базы. Может, не теми темпами, которыми хотелось бы, но работа в этом направлении ведется.

Что касается управленческой деятельности клуба, мне сложно что-то сказать, так как в эти вопросы я не вникаю. Раньше это была прерогатива Виталия Шевченко и руководителей клуба, а сейчас Виктора Гришко. К тому же, после моего ухода резко обновился состав «моряков» и те ребята, которые приносили успех, медали и олицетворяли «Черноморец», по разным причинам покинули команду.





- А что вы можете сказать о Викторе Гришко, который относительно недавно возглавляет одесский клуб?

- Виктора Васильевича я приглашал в «Черноморец», еще будучи ассистентом Виктора Прокопенко, как вратаря. В нашей команде он вырос в хорошего голкипера. С тех пор мы постоянно контактируем, и можно сказать, идем по жизни вместе. Впоследствии, я убедил руководство «Черноморца» взять Виктора Гришко к нам на работу, ведь помимо обязанностей главного тренера я был еще и спортивным директором клуба. Так вот моим помощником был именно Гришко. Своим трудом и организаторскими способностями он заслужил уважение и доверие. В этой области он полностью оправдал возложенные надежды. Детская база «Черноморца» во многом -заслуга Виктора Васильевича.

Мы и контактируем и созваниваемся, иногда он интересуется моим мнением. Также я хорошо знаю Игоря Наконечного, который помогает Гришко, он играл в нашей команде, когда я был тренером, был моим помощником. Их отличают хорошие человеческие качества, трудолюбие. Как они проявят себя на тренерском поприще, покажет время.

- Недавно состав «Черноморца» снова претерпел изменения, и теперь клуб делает ставку на собственных воспитанников...

- Пока что из своих воспитанников играет один Денис Васин, да и тот выходит на замену. Так что пока рано говорить о том, что школа «Черноморца» дает должную отдачу.

В свое время я также пытался работать в этом направлении и развивать футбольную школу, ведь у нас долго не было своих воспитанников. Если не ошибаюсь, последним был Виталий Руденко, 81-го года рождения. Однако в «Черноморце» появились молодые футболисты не только из нашей школы, но и из 11-й (Владов, Бобко), которую возглавляет Кривенко. Вот и сейчас привлекли группу молодых ребят. В этом наметился определенный прогресс.

- Кстати, а как обстояли дела с местными воспитанниками в командах, с которыми вам приходилось работать?

- На мой взгляд, возглавляя новую команду, тренер должен считаться со стилистическими особенностями того края, где ему приходится работать. Со своими правилами в чужой монастырь ведь не ходят. Командный дух создается из людей, которые не один год жили в этом городе, области, крае... Вот поэтому, когда я пришел в «Черноморец», то сделал ставку на местных игроков (Руденко, Гилазев, Балабанов), а также на ребят, которые прикипели к Одессе (Доценко, Митерев, Кирлик, Билозор, Симоненко, Косырин, позже – Полтавец). А если к нам приходили иногородние футболисты или легионеры, то они уже вынуждены были «подчиниться» заложенным традициям.

Этого принципа я придерживался и в Донецке, где за «Металлург» играли коренные донбассовцы Кураев, Яксманицкий, Пятенко, Ковалев и Шищекно, который долгое время играл за «Шахтер», также в Кишеневе. Это приносило успех, и я не хотел отказываться от выбранного направления, о чем не уставал говорить руководству.

После того, как я ушел из «Черноморца», направление трансферной политики клуба несколько изменилось, и в Одессу пригласили большую группу легионеров из Южной Америки. На мой взгляд, присущий команде дух немного выветрился.





- Говорят, что Одесса - особенный город - в чем же его уникальность?

- Я уже более 40 лет связан с Южной Пальмирой и считаю этот город родным. Здесь родились и выросли мои дети, внуки. Одесса – город, в котором живут замечательные люди, которые окружают меня. Здесь есть Черное море, замечательная архитектура.

Конечно, как и каждый город, Одесса имеет свои минусы, но их немного.

- Эххх Семен Иосифович, когда вы уже вернетесь в «Черноморец»? Вы нам сейчас так нужны! Ваше увольнение было глупостью, и это знали все, пожалуйста, возвращайтесь в «Черноморец»! Были ли у вас какие-то предложения от руководства, чтобы вернутся в клуб? Одесса Вас не забыла!

- Во-первых, хочу отметить, что из «Черноморца» я ушел по собственной инициативе, когда уже не видел перспектив дальнейшего прогресса команды. Руководство клуба видело другой путь развития команды, но при этом президент Климов настаивал, чтобы я остался в «Черноморце» хотя бы в должности спортивного директора. Я ответил, что у меня еще много сил и энергии, а также нереализованных идей, которые я бы хотел реализовывать на тренерском поприще.

Понимаете, направление, которое избрал мой тренерский штаб, подразумевал движение вперед... Вот смотрите, наш футбол держится на трех китах – это экономика, кадры и управленческий процесс. За управленческий процесс в «Черноморце» отвечал я, развивал его и много работал в данном направлении. Экономику же определяют руководители клуба, при этом не забывайте, что футбол в нашей стране является убыточным видом деятельности. Кроме того, есть кадры, которые, как известно, решают все.

Но при этом все эти три направления должны развиваться в комплексе. Пока моя позиция находила понимание у руководителей – был успех. Но у меня были и противники. Кто-то считал, что Альтман играет в оборонительный, некрасивый футбол. Я же знал, что если человека судят по поступкам, то тренера – по результату. И был твердо убежден, что плохой однобокой игрой невозможно достичь значимого результата. Вот посмотрите на ЧМ-2006 - успех пришел к итальянцам, которые исповедовали прагматичный футбол, а зрелищные бразильцы выступили хуже Украины.

- Чому часто буває, коли тренер залишає свою команду, каже що я втомився, треба підлікуватися. Але не проходить і місяця як він опиняється за кермом іншої команди. Тренер лукавить? Точно не пригадаю, але здається ви так залишали одеський «Чорноморець».

- Повторюсь, «Черноморец» я покинул по собственному желанию. У меня, конечно, периодически случаются болезни, присущие живому организму, но в целом я абсолютно здоровый человек. Из «Черноморца» я ушел потому, что не хотел нарушать своих принципов – жизненных и рабочих. Слухи о болезни – не более чем слухи.

- После этого вас в «Черноморец» уже не звали?

- Нет, да и контакт был практически утерян. «Черноморец» пошел по другому пути, сделав ставку на южноамериканских футболистов. Легионеров приобретали и мы, но, повторюсь, костяк команды тогда все же составляли именно наши футболисты. Считаю нельзя действовать по принципу интернационала и «разрушить все до основанья, а затем...»

Сейчас вот пошел новый виток развития клуба, но время уже безвозвратно упущено.

- Как Вы прокомментируете снятие с «Черноморца» шести очков, ведь Вы как раз работали в клубе в то время когда вся эта история начиналась? Тем более обидно, что замешан в ней игрок который и засветился-то в основе всего четыре раза и не принесший в итоге команде маломальской пользы. И как Вы считаете само по себе такое наказание правильным? Ведь из-за этого могут пострадать не только игроки и тренера, не имеющие к истории какого-либо разбирательства никакого отношения, но порой и сама интрига чемпионата. Не проще было ограничиться обыкновенным штрафом?

- Я даже не мог предположить подобного развития события. Когда прочитал об этом, мне даже пришлось поднять свои записи, чтобы восстановить картину событий. Так вот, тогда контракты с «Черноморцем» подписали Субашич и Бранкович, которые неплохо зарекомендовали себя на сборах. А возможности Инджича мы проверить не успели, поэтому с его агентом и с руководством клуба договорились, что этого футболиста «Черноморец» оставляет на условиях так называемого условного контракта с выполнением минимальные требований. Пока мы не разберемся, сможет ли этот футболист принести пользу клубу и стоит ли с ним заключать долгосрочное соглашение.

Но финансовыми вопросам и составлениями контракта занимается юридически отдел и руководство клуба. Что там, в итоге, оказались за уловки - мне неизвестно. «Черноморец» тогда только становился на ноги, поэтому могли что-то не учесть.

Поймите, я давал основные направления в работе, но они не всегда находили понимание. К примеру, я настаивал на том, чтобы контракты с нужными футболистами заключались на три года. У нас же почему-то с Даниловским был заключен двухлетний контракт, а с Билозором новый контракт был заключен и вовсе на год. В этих ребят мы вложили массу сил и энергии, они были нам нужны, но руководство не предприняло должных мер, чтобы оставить их, и ребята ушли в другой клуб как свободные агенты. Это также одна из причин, почему я покинул «Черноморец». Ведь одно дело, когда футболист перерастает клуб. Так, мы не стали держать Балабанова, Косырина, за которых получили компенсацию. Ведь на деньги, вырученные от продажи Даниловского, руководство могло приобрести других игроков или вложить их в детскую школу. Вот эти вещи мне были непонятны, а руководство к этому относилось не всегда ответственно.

Кстати, это ведь не только беда «Черноморца», наверное, пришла пора готовить профессиональных работников в данной сфере. Да, у меня также были просчеты в селекции, но я старался действовать таким образом, чтобы перепродав не подошедшего нам футболиста мы как минимум вернули затраченные деньги. Я считал деньги руководителей.





- А вот со спортивной точки зрения, как думаете, корректно снимать очки с команды за финансовые проступки?

- Сегодня ФИФА и УЕФА в первую очередь защищает и отстаивает интересы футболистов, но в данном случае получается парадокс. За нечестное поведение агентов и халатное отношение руководства страдают игроки, которые «корячились» на футбольном поле, трудом и потом добывая очки. Для меня как для бывшего футболиста и тренера это был удар. Молодцы ребята, что в такой трудный момент сумели собраться и поддержать марку «Черноморца».

- Скажіть будь-ласка, чому ви свого сина, воротаря, постійно кликали в команди, які ви тренували? Хіба він не міг влаштуватися в іншій команді самостійно, без вас?

- Замечу, что сын пробовал силы и в других командах. А то, что он играл в командах, которыми руководил я... Это ведь зависело не только от моего желания. Во-первых, все вопросы по трансферам нужно было согласовать с коллегами и руководством клуба, а я высказывал свою точку зрения и приводил аргументы.

Поверьте, если бы я увидел, что сын мешает коллективу, что его не принимают, я бы сразу освободил его из команды. Гена же был контактен, помогал в работе, создавал определенный фон и конкуренцию на тренировках. Этим он тоже приносил пользу, коллектив ведь состоит не из 11-ти игроков «основы». Я рад, что сын выдержал все испытания и вел себя достойно. Поэтому он до сих пор и пользуется уважением у бывших партнеров.

Кроме того, мне, наверное, хотелось передать сыну свое дело, хотелось, чтобы он был рядом и набирался опыта. Сейчас за плечами у него уже два института и, наверное, пойдет по моим стопам, начнет работать с детьми. Получится, будет работать тренером, для этого ведь должны быть определенные способности.

- А у Гены есть тяга к тренерскому ремеслу?

- У него есть определенные способности. Генетика – это ведь великая вещь. Мой отец ведь тоже был связан со спортом (он был начальником физподготовки суворовского училища). А отец жены – заслуженный мастер спорта по баскетболу. Наверное, что-то в этом плане у него отложилось. Да и моя семья всю жизнь вместе со мной жила футболом. Гена с двухлетнего возраста бывал со мной на базах. Так что футбол у него уже внутри, а сумеет ли он проявить себя - это покажет время.

- Геннадий уже завершил активную карьеру?

- По всей видимости, да. Это связано с травмами и другими обстоятельствами.

- Чому в період Вашого керівництва головною командою клубу "Чорноморець" Ви ненадавали достатньої ігрової практики Віталію Руденко? Чи не вважаєте Ви, що через Вашу позицію "порадеть родному..." збірною України було втрачено якщо не основного, то, принаймі, резервного кіпера (саме В.Руденко) на складний період з другої половини 2006-го по 2007-й рік на воротарській позиції - саме тоді, коли почались проблеми в Олександра Шовковського?

- Руденко у нас всегда был основным голкипером. Когда я пришел в «Черноморец», который находился на последнем месте, психологическое состояние многих футболистов в том числе и Виталия было не на должном уровне. Я вызвал его к себе и сказал, чтобы он отбросил все сомнения, что я на него рассчитываю, и что он будет играть. При нас он вырос в хорошего надежного вратаря. С голкиперами в «Черноморце» работал Вебер, да и сам я - бывший вратарь и что-то понимаю в этих моментах, участвовал в его подготовке.

А мой сын был дублером, ведь не бывает два первых вратаря, и играл он только тогда, когда Руденко получил тяжелейшую травму руки или был нездоров. Ошибались и Руденко и Альтман. Конечно же, я знал, что на ошибки сына будут обращать более пристальное внимание и Гене в этой ситуации, наверное, было даже сложней, чем мне.





- В последнее время к вам поступали предложения из клубов отечественной Премьер-лиги?

- Не хотелось бы об этом говорить. Вот когда поступит конкретное предложение, которое устроит и меня и клуб, тогда, обещаю, вы об этом узнаете одними из первых. А то получится, что я набиваю себе цену. На сегодняшний день я возглавляю комитет сборных ФФУ, где у меня хватает интересной работы, и на данный момент я хочу проявить себя на этой должности.

- Расскажите подробнее о вашей нынешней работе.

- Это предложение поступило мне еще в прошлом году от Григория Суркиса, который хотел бы видеть преемственность в сборных, но тогда «не сложилось». К этому разговору мы вернулись после моего возвращения из Владивостока. Владимир Мунтян переключился на работу с дублем «Динамо», а я занял его место в комитете.

В мои обязанности входит создать стройную систему преемственности всех сборных, быть полезным тренерам сборных. Национальная и молодежные сборные является для нас ориентиром, для которых нужно готовить достойные кадры. Для этого есть множество примеров в других странах.

Основная работа по подготовке футболистов должна вестись в клубах, а наша задача - отобрать и укомплектовать команду самыми способными ребятами. С этой целью организовываем аналитическую группу, которая будет заниматься вопросами состояния футболистов, а также прогнозированием результатов и анализом футбольной деятельности.

Впрочем, я ведь начинал с детского футбола и никогда не терял связи с ним, так что нового для меня здесь не так-то много. Считаю, что детско-юношеский футбол – это фундамент наших клубов. Недавно я был на совещании в ФИФА и УЕФА, где руководители в один голос заявили, что детско-юношеский футбол - это инвестиции в будущее, и никакой кризис не должен повлиять на эти процессы.

- Как вы оцениваете шансы сборной Украины на выход в финальную часть ЧМ-2010? И какие игроки, по вашему мнению, достойны прямо сейчас усилить сборную Украины, например в линии защиты?

- Сборная хорошо начала отбор, набрала семь очков и у нее есть неплохие шансы.

- А домашняя ничья с Хорватией - тоже хороший результат?

- Далеко не худший. Что касается шансов, то здесь можно очень долго гадать. Вспомните, многие ли верили в то, что сборная Блохина сумеет пробиться на чемпионат мира? Шансы есть всегда, и бороться необходимо за самые высокие цели.





- Так все же, какие игроки могут усилить сборную?

- Штаб сборной работает непрерывно: посещают матчи чемпионата, следят за игроками, выступающими за рубежом, наблюдают за командами-соперницами. Недавно был опубликован список игроков, вызванных на матч с Англией. На мой взгляд, там собраны действительно сильнейшие футболисты на сегодняшний день.

Посмотрите, привлекли Александра Горяинова. Он всегда был хорошим голкипером, но ему не хватало опыта международных матчей, но теперь этот пробел ликвидирован благодаря успешной игре «Металлиста» в Кубке УЕФА.

Мы все переживаем и хотим, чтобы наша сборная пробилась на чемпионат мира, но, кроме нас, этого хотят все команды мира.

- В чем, на ваш взгляд отличия сборных Блохина и Михайличенко?

- Чтобы сравнивать, нужно работать внутри команды. Но мне думается, что те направления, которые мы избрали, и та внутренняя атмосфера, царит в сборной и по сегодняшний день. Считаю, что мы сумели создать трамплин, с которого может стартовать нынешняя сборная.

- Не жалеете, что в свое время тренерский штаб во главе с Олегом Блохиным подал в отставку?

- Я не привык оглядываться назад и сожалеть о принятых решениях. Что случилось, то случилось. Скажу лишь, что те четыре года, проведенные в сборной для меня были одними из самых прекрасных и запоминающихся в жизни. Ради этого стоило жить. Замечательная атмосфера, отношение коллег и футболистов... Эта та частичка жизни, которую не вычеркнешь, и которую буду помнить очень долго.

- Многие говорят, что Олег Блохин достаточно тяжелый в общении человек. Как вам с ним работалось?

- Прекрасно. В жизни на футбольном поле решают не только направления, системы, а, в основном, индивидуальные особенности футболистов и тренеров. И в этом плане, человеческие качества - определяющие. Если бы Блохин не обладал хорошими человеческими качествами, он бы не достиг в спорте таких вершин. Я не знаю, кто у нас в стране способен повторить его успех. Это касается и его работы на тренерском поприще. Поэтому я не могу говорить, что он тяжелый в общении человек. Мне с ним было очень легко работать.

Во-первых, Блохин, как все великие спортсмены, наделен громадной интуицией. Во-вторых, Блохин отличный собеседник, он умеет не только говорить, но и слушать. Я уходил после бесед с ним удовлетворенным и наделенным запасом энергии для дальнейшей работы. У нас подобрался очень хороший тренерский коллектив. Хотя все мы, по-своему, разные. И Баль, и Кузнецов, и Роменский, и медицинский состав во главе с Малютой, и научная группа во главе с Козловым. Но мы работали ради одной цели. Я не люблю слова «единомышленники». Люди не могут мыслить одинаково. Мы разные люди, но у нас была одна цель. И это, я считаю, принесло успех. Команда объединяется вокруг руководителя. Не даром говорят, что рыба гниет с головы. Если крепкая голова, то и все остальное.

Надо отдать должное и футболистам, у которых человеческие качества были определяющими. В одиночку сегодня решать какие-то проблемы очень сложно. На чемпионате мира Шевченко играл после тяжелейшей травмы, но его присутствие было немаловажным. Он не мог играть с Казахстаном из-за травмы, но все равно полетел вместе с командой. Это ведь что-то значит. Таких примеров я могу привести много. Это была настоящая семья. Были и мелкие, не скажу, что конфликты, скорее - рабочие моменты, без которых мужчинам обойтись нельзя. Я имею в виду Воронина, и другие моменты... В конечном итоге, это все только объединяло.





- Какие трудности вы испытывали при подготовке к чемпионату мира и в самом процессе участия в турнире? Чтобы вы хотели поменять, если вернутся назад?

- Это был для нас новый турнир. Необходимого тренерского опыта участия в подобных форумах у нас не было. У меня был небольшой опыт работы с олимпийской сборной Кореи, а у моих коллег был опыт участия как игроков. Думаю, что подготовка к финальной части чемпионата мира была хорошо спланирована благодаря тренерской, научной и медицинской групп. В организационном плане вообще не было никаких проблем.

Единственное, мы долго ждали первой игры и находились в условиях психологического давления и предстартового состояния. Наш главный тренер и мы вместе с ним сильно волновались перед дебютом. Что касается футболистов, то мы постарались сделать все возможное, чтобы ребята не ощущали психологического давления, у них была возможность пообщаться с друзьями, с женами... Для них это была неплохая разгрузка, но предусмотреть всех нюансов и уберечь ребят от излишнего волнения мы не смогли. Может быть, надо было приехать позже. Но это из области «если бы»...

Первая игра у нас вышла комом. Но самое главное, что мы не вдавались в панику, а проанализировали все моменты, связанные с матчем. Испанцы заставили нас играть в несвойственный нам футбол. Сначала я думал, что мы отказались от своей игры, а это они нас заставили. Они в этом направлении работали не один год. А выстрелили только на чемпионате Европы. Россия два раза наступила на эти грабли. В этом плане может, и следовало что-то подкорректировать. Наверное, если бы мы уберегли Шевченко от травм, то выглядели бы еще сильнее. Когда мы прошли Швейцарию, то было израсходовано много эмоциональных и психических сил. В этом плане Шевченко работал очень сильно. Мы неплохую игру сыграли с Италией, хотя и проиграли 0:3. Это нельзя сравнить с Испанией. Я потом анализировал и разбирал эту игру, и она тоже пошла в актив нашей сборной. Единственное, мы не достигли результата. К тому же футболисты в первые участвовали в чемпионате мира и не имели определенного опыта работать на такой высокий результат. Исключение может составить Шевченко. Задача была выйти из группы, а до этого - попасть на чемпионат мира. Но такова спортивная жизнь, такие задачи и надо ставить перед командой. Если быть довольным всем, тогда прогресса не будет. Я очень рад, что выступление нашей национальной сборной было оценено как успешное и болельщиками и руководителями футбола.

- Чи є в списку до кандидатів до національної збірної України гравці львівських „Карпат”? Володимир Федорів, Василь Кобін, Ігор Худоб’як та одесит Сергій Кузнєцов. Прокоментуйте сьогоднішню гру львівських «Карпат». Зокрема, три перемоги поспіль з розгромним рахунком. Хто з львівських футболістів найбільш вам імпонує своєю грою?

- Я смотрел матчи «Карпат». Их игра обнадеживает. Дай Бог, чтобы они так же и продолжали. Названные футболисты действительно заслуживают внимания. Радует прогресс нашего Кузнецова. Нашего, потому что его отец играл в команде «Черноморец». Он побывал во многих командах и участвовал в чемпионатах разных стран, но действительно раскрылся вот в «Карпатах». Дай Бог, чтобы Сергей прогрессировал и дальше. Худобяк и Кобин давно ходят в молодых и перспективных, показывают хороший футбол. Согласно критериям отбора в сборную игрок должен не просто соответствовать моделям игры, а уметь играть в экстремальных условиях, показывать стабильную игру. А самое главное – иметь опыт выступления в международных матчах. У этих ребят есть все возможности, чтобы дорасти до уровня национальной сборной.

- Как было бы правильно провести матч с англичанами? Какой вы видите стратегию на эту игру?

- Это дело главного тренера и тренерского штаба национальной сборной. Они все детально изучают и тщательно работают с командой. Внимательно разбирается каждая игра англичан, в Англию едут заблаговременно, чтобы хорошо подготовится.





- Что вы можете сказать о главном тренере сборной Англии Фабио Капелло?

- На клубном уровне он достиг больших успехов, хотя не всем нравилась игра, которую проповедовали его команды. Этот тренер знает что делает, знает, как достичь результата. Сейчас он это подтверждает и на уровне сборной. Он, по-моему, не нуждается в рекомендациях.

- Хотел поинтересоваться, почему во время того, как Вы были тренером сборной, в команду не призывалось ни одного футболиста "Черноморца". Ведь Вы же могли убедить Блохина обратить на них внимание, или считали, что Руденко, да и тот же Косырин на пике формы не дотягивали до уровня сборной?

- Это не соответствует действительности. На первых этапах в сборную приглашались Косырин, Балабанов, Симоненко... Косырин был долгое время игроком национальной сборной. В матче с Данией он выходил в стартовом составе. Но уровень сборной гораздо выше, чем уровень клуба. Отбором кандидатов занимался весь штаб. Я не мог составлять протекцию, искусственно такие вопросы не решаются.

Что касается Руденко, то он вырос в хорошего вратаря... Был еще вопрос о том, что у нас были проблемы с Шовковским. Скажу сразу - с Шовковским у нас проблем не было. Он отлично отыграл все матчи в отборочном цикле и на чемпионате мира. Чего стоит только матч со Швейцарией. Вратари, которых мы привлекали, также были достаточно квалифицированными. Был Виталий Рева, Вячеслав Кернозенко, Богдан Шуст, Андрей Пятов... На каком-то этапе хорошо себя зарекомендовал Старцев, его мы также приглашали. Внимательно следили за Горяиновым. У нас был круг кандидатов, и я не мог в одиночку решать подобные вопросы. Виталий Руденко хороший вратарь для нашего клубного уровня. Если бы «Черноморец» систематически играли на международном уровне, и он демонстрировал хорошую игру, то вопрос бы стоял иначе. А мы тогда только стучались в Европу. Не было достаточного опыта международных встреч, чтобы играть в сборной.

- Ребята к этому относились с пониманием?

- Думаю, да. Они знали - ничто доброе не останется незамеченным. На Даниловского обратили внимание уже по ходу отбора к чемпионату Европы. Нужно стремиться к сборной, и я на это нацеливал ребят. К тому же опыт игры в сборной затем всегда полезен и на клубном уровне.

- Варто викликати до збірної такого футболіста як Андрій Шевченко? Він майже весь сезон просидів на лаві запасних.

- Я уже об этом вскользь сказал. Андрей хороший футболист и человек. Он может быть полезен в сборной в любом состоянии. Это мое субъективное мнение. Конечно, тренер обязан выпустить футболиста, когда тот полностью готов. Но ту пользу, которую Шевченко приносит даже своим присутствием, болельщику сложно оценить. И когда мы все бросали на весы, то приходили к выводу, что Андрей необходим. Матч со сборной Белоруссии также подтвердил это. Даже выйдя на замену на короткое время, он принес команде большую пользу.





- Андрей игрок основного состава. Не тяжело ли ему будет весь матч провести на скамье запасных? Не скажется ли это на его психологическом состоянии?

- Если это нужно для дела, для команды, думаю, что не скажется. Он высокоинтеллектуальный человек, его человеческие качества на самом высоком уровне. Он все эти моменты понимает и трезво оценивает. Андрей Шевченко – достояние страны. Дай Бог, чтобы он был здоров, еще долго приносил пользу сборной и имел последователей.

- Игра кого из молодых форвардов вам сейчас больше всего импонирует?

- Это прежде всего ребята, которые вызваны в сборную: Гоменюк, Селезнев, Кравец. Все они достойные кандидаты и демонстрируют хорошую игру в клубах. Жаль, что Селезнев не так много играет за свой клуб. Все эти футболисты умеют действовать на острие атаки. Мне думается, у них есть способности к совершенствованию. Если они будут и дальше прогрессировать, то мы приобретем хороших игроков. Хотя у каждого есть определенные недостатки. Резерв несомненно есть и нужно набраться терпения, что бы он принес результат.

- Объясните мне, бестолковому. Чем Вы занимались во Владивостоке? Деньги, личные амбиции, симпатии по жизни к "Лучу-Энергии", или же сострадальческое желание протянуть руку слабому? Смысл ставить "пятно", типа вылет из РПЛ, такому именитому тренеру в своей тренерской карьере? Буду признателен, если ответите честно, а то так и останусь бестолковым в этом вопросе! Заранее спасибо.

- Я не хотел уезжать из Украины. Более того, я вел переговоры с ФК «Львов» и готов был принять эту команду. Но из-за кризиса вопрос затягивался, а во Владивосток звали очень настойчиво. И учитывая то, что я до этого 8 месяцев был без дела, то я был готов, как говорят, поехать работать и на луну. Бышовец меня, кстати, предостерегал по этому поводу, но руководители меня заверили, что там все нормально, команда укомплектована, никто не собирается опускать руки и все будут работать на сохранении команды в Премьер-лиге. Когда я приехал, то увидел обратную картину, к тому же еще и главный тренер ушел вместе со своим помощником. Мне пришлось позвонить Скрипнику, с которым довелось работать ранее. Получить информацию можно было только от медицинского или административного состава. Обычно тренеры оставляют после себя всю необходимую документацию. Но отступать было некуда. Изначально ставка делалась на балканских футболистов, которые пришли с Вуличем, но они заняли такую позицию, что мне пришлось ориентироваться на тех ребят, которые могли решить задачу.

Читатели просят ответить честно, по тому же Владивостоку, зарплату я там получал не такую уж и большую. Намного ниже, чем предыдущие тренеры. Хотя я никогда не считал чужих денег. Где бы я не работал, моя совесть всегда была чиста перед руководителями. Я со всеми общаюсь и могу смотреть им в глаза.

Сейчас я понимаю, что Владивосток - это была авантюра. Но приобретенный опыт тоже пошел мне на пользу. В основном я полагался на российских ребят, и надо отдать им должное - они меня поняли и приняли мои направления работы в кратчайший срок. Когда мы сыграли хорошую игру с «Томью» (0:0), шансы еще небыли потеряны. Но в этот момент кризис добрался и до России. И руководителей вдруг не стало. Нам нужно выезжать на ответственную игру, а мы предоставлены сами себе. Это стечение обстоятельств также сыграло свою роль. Кроме того, команда в физическом плане немного отставала, поскольку дальние перелеты пагубно действовали на физическое состояние. Такое происходит если не тренироваться и жить не по местному времени. Я эти процессы изучал, но ребята уже привыкли к такой норме жизни. То есть играть без тренировок.

- До вас никто не пытался изучить этот процесс?

- Мне сложно сказать, Вулич уехал до моего приезда. Мне говорили о том, что он не понимал, как можно работать с такими перелетами. Также поговаривали, что он ждал того, чтобы уйти, но не самостоятельно. Он ориентировался на балканских футболистов потому, что считал русских «малотехничными». Но если делать ставку на легионеров, тогда нарушается тот дух, который должен быть. Я подтянул игроков «дубля», на которых вообще внимания не обращали, в основном составе появился парень, который, как оказалось, играет не хуже легионеров. Легионеров, которым мой подход, кстати, не совсем нравился, но я их вызывал и разговаривал. Объяснял, что я такой же легионер, как и они. Потом, уже анализируя работу, я видел, что осуществить все было практически невозможно. Также я ходил к губернатору края, который затем приходил к футболистам и объяснял сложившуюся ситуацию.

Будет «Луч-Энергия» в Премьер-лиге или нет, но Владивостоку нужна команда. И мы уже думали о дальнейшей работе. Хотя, конечно, там присутствуют очень большие проблемы: базы нет, стадион не принадлежит команде, поле не соответствует... Но болельщики там просто прекрасные, работа, которую мы предлагали, футболистами была принята, у меня был достаточно хороший контакт. Не приняли это только балканцы, они не приучены тренироваться с максимальной самоотдачей, они туда приехали просто зарабатывать деньги. Я составил программу дальнейшего развития, но руководители края приняли решение, что они сделают паузу. Может быть, они устали постоянно висеть на волоске от вылета из Премьер-лиги. Паузу сделать можно, но при этом необходимо думать и о дальнейшем. Нельзя, чтобы команда остановилась, а в это время строить спортсооружения или базу. Проблемы должны решаться в комплексе, а они решили, что займутся строительством инфраструктуры, а все остальное отодвинут на второй план. Поэтому я отказался с ними продлевать сотрудничество, а затем поступило предложение от Григория Михайловича. Повлияло ли это на мой имидж? Не знаю. Не мне судить об этом.





- В чем отличие российского чемпионата от украинского?

- Мне сложно сказать. Я провел шесть игр. Если брать по Владивостоку, его инфраструктуре, то наши команды не уступают в этом плане. Если брать «Зенит», ЦСКА, «Локомотив»... то, наверное, россияне превосходят. Также следует, что матчи российского чемпионата собирают намного большее количество зрителей. Ну, и «экономика» «в средних» командах там намного выше, чем у нас.

- Сколько приходило болельщиков на домашние матчи во Владивостоке?

- Стадион был заполнен, кажется, там 10 тысяч. Там очень хороший народ. Это морской, портовый город, чем-то напоминает Одессу. Кстати и одесситов много, и жителей других украинских областей и бывших союзных республик. Этот край заслуживает, чтобы там был футбол, они же не виноваты, что находятся от Москвы на таком расстоянии.

- Сколько лететь от Владивостока до Москвы?

- Девять часов. Но проблема не в этом, иногда мы столько же времени едем на автобусе. Дело в смене часовых поясов. Это сродни тому, что чувствуют космонавты, облетая вокруг Земли. Есть такая болезнь, десинхроноз. Болезнь, которую нужно избегать при смене часовых поясов, иначе она пагубно действует на работоспособность футболистов. Всеми этими вопросами управляет психика. Если нарушать эти вопросы, то можно заболеть даже на клеточном уровне. В футболе нет мелочей.

Сегодня наука располагает достаточным количеством средств, это и психическое воздействие, и фармакологическое воздействие, которое не относится к допингу. Работоспособность – первостепенна. Если у тебя не будет достаточного запаса работоспособности, то все твои умения и знания не смогут проявиться. Я изучал, как преодолевать эти процессы.

Но если в этом вопросе не поддержат футболисты, то это - пустая трата времени. Футболист должен принять это и пропустить через себя, тогда это будет работать. А если он будет капризничать и все беды сваливать на такой подход, то прогресса не будет. Ребята оказались достаточно мужественные и все поняли. Думаю, они себя еще проявят.

- Як ви ставитеся до збільшення ліміту на легіонерів в нашому чемпіонаті?

- Вопрос о легионерах поднимал еще Олег Владимирович, а сегодня эту проблему поднимает уже и ФИФА. Хотят ввести схему «шесть+пять», то есть, чтобы на поле было пять легионеров. К тому же не стоит забывать, что легионеры бывают разные. Есть такие, которые обогащают наш футбол и приносят пользу. Это касается как футболистов, так и тренеров. Посмотрите, какой толчок дали иностранные тренеры в России.

В то же время, посмотрите куда «легионеры» в прошлом увели такие команды как московское «Динамо» или «Луч-Энергия». Некоторым клубам дешевле купить низкопробного легионера, чем вырастить своего молодого футболиста или купить молодого футболиста у команды, где ведется работа над воспитанием своих кадров. «Динамо», «Шахтер», «Днепр»... С этой ситуацией также надо считаться. Если при равных условиях будет свой доморощенный воспитанник и легионер, то я отдам предпочтение своему, потому что патриотизм еще никто не отменял. Впрочем, иногда бывают и исключения, иногда легионеры обладают большим патриотизмом по отношению к той стране, где они играют. С этим я сталкивался, работая в Молдавии. Но самое основное, чтобы наши ДЮСШ работали продуктивно и растили доморощенных футболистов. Тогда количество иностранцев само собой сократится, и мы будем приобретать таких легионеров, которые будут способствовать развитию нашего футбола. Например, хорошего баланса достиг московский ЦСКА.

С одной стороны я не сторонник искусственным способом решать проблемы, но, работая со сборными, я хотел бы, чтобы количество легионеров сокращалось.





- А если бы вы работали в клубе?

- Не знаю. Сейчас я не работаю в клубе. Но ведь не считаться с клубами мы тоже не имеем права. Хотелось бы найти решение, которое устроило бы и клубы и сборные. Есть такое понятие как «сильные клубы – сильная сборная». Впрочем, при засилье легионеров это понятие может иметь двоякое значение, ведь наши доморощенные футболисты набираются опыта, только когда играют с сильными командами. С другой стороны, в этих сильных командах доморощенные футболисты сидят в запасе. На эту проблему взглянуть с одной стороны очень сложно, однако чемпионат, конечно же, должен быть сильным, тогда и игроки сборной, которые выступают в этом чемпионате будут конкурентоспособными.

- Когда Премьер-лига начнет действовать в полной мере? Сейчас это только красивая вывеска.

- Это вопрос к создателям Премьер-лиги. Наверное, должно пройти какое-то время. Одной из основных задач этой организации является привлечения зрителей на стадионы. Футбол должен быть достоянием страны и достоянием народа. А зрителей мы потеряли по следующим причинам.

Футбол – это пролетарский вид спорта. Футбол посещали в старое время люди «среднего достатка», а сегодня у нас есть богатые люди и бедные. Люди «среднего достатка» - это рабочие фабрик и заводов. Тех фабрик и заводов, которые сегодня, после развала СССР, прекратили свое существование. Помню, что в Одессе была трибуна, например, автосборочного завода, продмаша... Сейчас людям не до футбола, я всегда говорю, что футбол от жизни не оторвешь.

Как действовать в этом направлении? Все эти вопросы должна профессионально и качественно решать Премьер-лига. Сегодня нам просто не хватает кадров, которые могли бы решать эти проблемы. Наверное, все это будет происходить до тех пор, пока руководители разных уровней не поймут, что они - для футбола, а не наоборот. У нас ведь есть прекрасные примеры: братья Суркисы, Ахметов, Ярославский.

- Кто, на ваш взгляд, лучше подходит на должность президента Премьер-лиги?

- Тот, кто будет приносить пользу и продуктивно работать. А кто это будет: иностранец или свой - уже не так важно, он должен решить все наболевшие вопросы. Кандидаты - вполне компетентные люди, знают как вести хозяйство. Опять же, есть опыт России, есть опыт Англии, однако нужно учитывать и наши условия, социологию. А если этого не делать и «один к одному» копировать путь англичан, мы ничего не добьемся. Поэтому нужен тот, кто может дать результат.

Спрогнозировать, кто это может сделать, должны руководители Премьер-лиги. Футболом сегодня в основном управляют предприниматели и бизнесмены, а раньше этим занимались спортивные функционеры, которых специально готовили в институтах. По моему мнению, сегодняшний подход к нашему футболу во многих вопросах, по роду деятельности наших руководителей, «корпоративный». А на мой взгляд, подход к футболу должен быть «коллективным».

Кстати, по этим вопросам и у меня происходили некоторые разночтения с руководителями в период моей тренерской работы. Я считал, что руководители должны считаться с душевными качествами, рассматривать любого представителя команды, футболиста, тренера, помощника, врача, как личность, а не как неодушевленный предмет, который можно в любой момент заменить. Хотелось бы, чтобы Премьер-лига такие вот моменты учитывала и работала в этом направлении. Но это только мое субъективное мнение.





- Наш чемпіонат насправді прогресує, чи успіх наших клубів на міжнародній арені - збіг обставин?

- Вы понимаете, «Шахтер», «Динамо» и «Металлист» не могут существовать сами по себе. Ни они, ни «Днепр», который, если помните, одно время тоже достойно представлял Украину в Европе... Это и заслуга самих клубов, и наличие конкурентоспособных команд в чемпионате. Раньше и теперь, «Шахтёр» и «Динамо» являются проводниками, за которыми тянутся остальные. Когда «Черноморец» выиграл третье место, отрыв от второго места был громадный. Сегодня такого нет, команды постепенно подтягиваются. И вот когда мы дождёмся, что подтянется добрая половина команд – как в России – тогда можно ожидать качественный скачок.

Помимо «Динамо», «Шахтера» и «Металлиста» мы уже сегодня имеем такие сильные команды как «Днепр» и донецкий «Металлург». Осталось дождаться стабильности в их результате и дело обязательно двинется с места. С другой стороны, «Черноморец» и «Карпаты», которые когда-то были впереди, в призерах, чуть-чуть «отступили». На их место пришла «Таврия», которая была пятой, а затем тоже немного сдала после Кубка Интертото. Можно сказать, что этот процесс развивается волнообразно или спирали, но каждый виток должен быть больше предыдущего.

- Чому в Україні такі дивні контракти з футболістами? Менше ніж на пять років Динамо і Шахтар нікого не підписують, а відпускають лише тоді, коли вже профнепригодні?

- Во-первых, существуют определенные формы и правила контракта. И если соглашение заключается на пять лет, есть определенные нормы ФИФА и через три года контракт пересматривается... Это вопросы к юристами руководителям клуб.

Когда я видел, что футболист мне нужен, я просил руководителей заключать с ним контракт на три года, потому что это оптимальный срок для совершенствования футболиста на первом этапе. Футболист должен приносить пользу клубу и спрос на него должен расти. Когда дело касалось молодого футболиста, приходящего из школы, я просил, чтобы с ним заключали контракт на пять лет – он ведь перспективный. Молодому игроку нужно время, чтобы себя проявить; а то ведь заключишь краткосрочный контракт, вложишь труд, деньги, а вокруг него - агенты... И футболисты начинают прыгать из команды в команду, а это уже диссонанс в работе, и уже ты сам начинаешь убеждать агентов, родителей, что футболист должен сначала вырасти, «созреть». Это потом, если команда будет выше уровнем, то пусть прогрессирует, идёт, и этому никто не будет мешать. Я даже предлагал ввести в контракт такой пункт: «Если футболиста приглашает команда выше рангом и от этого выиграет и футболист, и наш клуб, то на это нужно идти».

- Скажіть чесно (хоча хто тут скаже) наш чемпіонат купляний, а деякі трансфери це відмивка грошей?

- Чтобы сказать честно, надо было в этом участвовать. Каждый должен заниматься своим делом. Даже если бы можно было в таком поучаствовать, у меня не хватает знаний. Если бы я приобретал знания, как вы говорите, как отмываются деньги, я бы потерял в футболе. Меня это никогда не интересовало, и я этим не занимался.

Лишний раз повторю, что многое тут зависит от руководителей. Меня тоже часто спрашивают – сталкивался ли я с подобными ситуациями. Некоторые руководители иногда могут идти на подобные соглашения, но мне думается, в нашем футболе это не слишком распространено. Как обстоит ситуация в России – не могу сказать, потому что эти вопросы нужно детально изучать. Чтобы говорить, нужно иметь факты, остальное всё голословно.





- Ви можете припустити, що колись «Шахтар» або «Динамо» опустяться нижче 2 місця? Якщо так, то коли або за яких умов це станеться?

- Мы уже имели примеры, когда «Днепр» шел на первом месте, да и тот же «Металлист»... Но чтобы рассчитывать на продолжительный высокий результат нужно, чтобы наши команды доросли до уровня «Шахтёра» и «Динамо» по всем параметрам, лишь тогда и случится то, о чем вы спрашиваете. Поэтому российский чемпионат, быть может, в какой-то степени привлекательнее. Несмотря на то, что «Зенит» обладает огромным бюджетом, он в этом году чемпионом не стал... Здесь одной экономикой вопрос не решишь, здесь - всё в комплексе.

- Расскажите правду о Вашем уходе из «Ильичёвца». Чем это было вызвано?

- Принимая команду, я знал, что взваливаю на плечи большую ответственность, ведь команда вылетела в первую лигу. Однако, та инфрастуктура и отношение президента, о котором я был наслышан, подкупало. Придя в команду, мы, засучив рукава, принялись работать на перспективу, ведь надо было не только решить вопрос повышения в классе, но и замахнуться на высшую лигу по уровню комплектации, по организации хозяйства. Чтобы мы не стали калифами на час, понимаете? Для этого в Мариуполе были все условия.

Но когда я пришёл, то столкнулся со многими негативными моментами, которые связаны и с развитием клубной инфраструктуры, и с работой ДЮСШ, и интерната. Отдачи от них нет, много спортсооружений построено, но качество полей и покрытия оставляет желать лучшего. Да и вывести команду из шока оказалось довольно сложно.

Я попытался сделать акцент на местных ребят, а уже вокруг них комплектовать команду. Основной «трансферный удар» мы хотели оставить на зиму. Мы сохранили Есина, Красноперова (который прекрасно проявил себя на месте опорного), также я ориентировался на Шуховцева, Мальцева, Мазуренко... Пригласили молодых и перспективных, вроде Каменюки, и по такому пути двигались. Уже к концу первого круга мы вышли на хороший уровень, обыграли в первом кубковом матче «Черноморец» и имели хорошие шансы выти в полуфинал. И тут на меня, как гром среди ясного неба, свалилось известие об отставки.

Причина? Здесь, наверное, целый комплекс причин. Это и контракты футболистов, которые до меня заключались на кратковременные сроки, и системные вопросы, и непрофессионализм руководителей клуба. Мне было непонятен многое: как можно каждый год комплектовать новую команду; непонятен статус клуба, который работает на общественных началах, непонятно, кто чем занимается.

Наверное, это все не понравилось некоторым руководителям клубной структуры, и они преподнесли это в негативном свете Владимиру Семёновичу Бойко. Хотя я считал, что те деньги, которые он выделяет на футбол, должны идти по назначению. Я с ним на эту тему общался, но, видимо, мои оппоненты были убедительнее. Что ж, «Благоденствие Земли наступит только тогда, когда люди вырвут из своих душ чувства злобы и зависти».

Впрочем, этот период работы я оцениваю положительно. Мы создали хорошую научную группу, ребята до сих пор звонят, почувствовали вкус, как они говорили, «настоящей работы». Мне даже предъявляли претензии, что игроки слишком много тренируются. До этого, кстати, предыдущему тренеру, говорили, что тренируются мало (смеется).

Такие вот были моменты, интриги, которые свойственны, быть может, приморскому городу (в Одессе такое тоже есть), я через них не перепрыгнул. Но опять-таки говорю: у нас всё было чисто и прозрачно. Да, может, и были ошибки в селекции в работе, но направление, в котором мы двигались, было верным. Хорошо еще, что после моего ухода смогли проявить себя в другой команде Есин и Красноперов, а вот Мазуренко мы потеряли. Он душевный парень и видимо не сумел этого пережить, так что сейчас вне футбола. Мальцеву пришлось уезжать за тридевять земель, а ведь они могли бы ещё принести пользу. Главное - это ж дух мариупольский, вокруг которого можно комплектовать команду. Были хорошие перспективы, намечалось улучшение базы, строительство нового комплекса. Построен уникальный Дворец спорта, крытый, на 5 000 мест – но сделали маленькую промашку: для того чтобы проводить там соревнования по футболу европейского уровня, нужно было увеличить высоту на несколько метров. А они не рассчитали, хотя возможность была. И так во всех деталях. Всеми подобными вопросами должны заниматься профессионалы, которыми должен быть комплектован клуб.





- Говорят, что в 90-х годах Вы могли возглавить черновицкую "Буковину". Правда ли это? Если такое предложение было, то почему ВЫ не приехали в Черновцы? Когда Вы работали в одесском "Черноморце" и московском "Динамо", то в этих командах играли Виктор Пасулько, Юрий Шелепницкий, Андрей Гузиенко, Сергей Процюк, которые разное время выступали в черновицкой "Буковине". Ваше мнение об этих футболистах? С кем из представителей буковинского футбола Вы общаетесь. Знаю, что Вы хорошо знакомы с черновицким тренером Виктором Осадчуком, котрый ещё в 50 - х годах играл в "Черноморце".

- Мне сложно вспомнить. Я действительно тесно контактировал с «Буковиной», и город этот мне нравится. Там было много хороших футболистов – и Пасулько мы взяли, и Шелепницкий, и Мглинец, которые затем проявили себя и с успехом играли на высоком уровне. Жаль, конечно, что такая самобытная команда не может выйти на прежний уровень. А там и моего поколения были хорошие футболисты, мои друзья, которых разбросало по всему свету, но с которыми я общаюсь и по сей день. Что касается Осадчука - это наш, одессит, который долгие годы живёт в Черновцах. Мы с ним держали связь, но в последнее время контакт как-то потерялся. Я, пользуясь случаем, хочу передать ему большой привет, пожелать здоровья и ещё долгих лет работы на благо черновицкого футбола, для которого он уже и так немало сделал.

Кстати, я до сих пор общаюсь с Пасулько, Шелепницким, Процюком...

- Вашим первым тренером был Корсунский. Что Вы можете сказать про этого специалиста?

- Да, я воспитанник киевского футбола и моим первым тренером был покойный Михаил Борисович Корсунский, но не только он. Тут надо говорить и о Борисе Иосифовиче Кукурикове, ныне уже покойном, и о Владимире Фёдоровиче Качанове, ныне здравствующем, дай ему Бог здоровья. Вот эти три тренера, которые возглавляли футбольную школу ГОРОНО и возглавляли сборные Киева и Украины, вложили в меня очень многое. Да и не только в меня, наша школа гордилась своими выпускниками – Виктором Каневским, Валентином Левченко, Вадимом Соснихиным, Владимиром Мунтяном, Виктором Кащеем, Александром Шпаком и многими другими. Эти люди и сейчас на слуху и в Киеве и в Украине.

Корсунский ещё приглашал на тренировки с вратарями Антона Леонардовича Идзковского, легенду нашего футбола, который очень помогал в работе и тоже оказал сильное влияние и на меня. Я очень часто вспоминаю, как работали эти тренеры и на курсах лицензирования всегда привожу их в пример. Они были тренеры от Бога, футбол чувствовали нутром, считались с психикой детей, юношей и знали, чему учить и как учить. Потому из нашей школы выходили всесторонне обученные футболисты. Это были прекрасные футболисты. Если всех перечислять, Интернета не хватит (смеётся).

Да и в Одессе можно говорить о таких специалистах, которые воспитали не одно поколение футболистов. Если говорить о себе, мне повезло с такими тренерами, спасибо читателю за вопрос. Я работал с выдающимися тренерами того поколения: Юрием Николаевичем Войновым, Сергеем Иосифовичем Шапошниковым, Николаем Петровичем Морозовым (который привёл нашу сборную в Англии к «бронзе»), Анатолием Федоровичем Зубрицким... Это - легендарные тренеры. И рядом со мной работали те, кому я помогал, у кого был ассистентом – Прокопенко, безвременно ушедший из жизни; Бышовец, с которым, как и с Прокопенко, нас связывали не только рабочие, но и дружеские отношения. Смерть Прокопенко стала для меня большой утратой, а с Бышовцем и по сей день мы встречаемся, когда есть возможность.

- День добрый, Семен Иосифович. Слышал, что Вы читаете лекции в Центре лицензирования тренеров на тему использования компьютера в учебно-тренировочном процессе. Насколько восприимчивы к такого рода информации ваши слушатели? Как-никак большинство из них, что называется прямо "от сохи", в смысле - мяча. Думается, им тяжело дается такой переход из одной ипостаси в другую.

- Действительно, я являюсь преподавателем в Центре лицензирования. У меня много накоплено разнообразного материала, я делюсь опытом своей работы. А компьютер – веление времени. Я освоил программу, которую мы создали с моим программистом на базе моих материалов. Если раньше я возил с собой на сборы по две сумки бумаг, то сегодня есть компьютер, на котором можно всё это демонстрировать и хранить. Мы были в Хорватии, в Академии лицензирования – весь мир пользуется компьютерами. В чём заключается сложность? Некоторые тренеры, особенно молодые, думают, что нажал кнопку - и компьютер тут же выдаст всю необходимую информацию. Ничего подобного, сперва туда нужно всё «заложить», а это уж творчество тренера, кропотливая работа. Я давно пришёл к мысли, что программированное обучение должно иметь место, это системный подход ко всем футбольным моментам. Ведь футбол – это тоже система и одиннадцать футболисты на поле являются регуляторами...

Я делюсь опытом, рассказываю, что положено в основу, что движет процессами, почему тот или иной фактор происходит подобным образом. Некоторые же хотят получить готовый материал, чтобы им пользоваться. Я думаю, что так будет неинтересно, потому что любая репродукция хуже продукции – это показала работа киевского «Динамо» после Валерия Васильевича Лобановского. Здесь только продуктивное мышление, продуктивная деятельность может принести успех, результат. А принимать некоторые моменты или не принимать – это уже право тренера.

Рассказывал ребятам также о социологических проблемах, с которыми мы сталкиваемся. В основном это направлено на педагогическую деятельность тренера. Это творческая работа тренера, которая заставляет футболистов думать. Это не «зомбирование», как некоторые в Одессе высказываются, мы не растим роботов. Наоборот, мы, используя принципы педагогики – наглядности и доступности, - используем этот материал, направленный на прогнозирование, предвосхищение определённых футбольных моментов.

Беда некоторых наших молодых тренеров в том, что они слепо копируют принципы работы предшественников, или ещё хуже – копаются в давно заброшенных идеях. Это пагубные дела. Если мы пойдём таким путём, то рискуем попасть в такую чёрную дыру, что выбраться с нее будет непросто.

Знаете, есть такое изречение: в футбол играют ногами, а выигрывают головой. Готовых рецептов побед не знает никто, поэтому начинающим наставникам я бы не рекомендовал гнаться за сиюминутным результатом, подражая кому-то, а накапливать собственные знания, совершенствовать их.





- Насколько поддаются обучению футболисты? Насколько они принимают это?

- Ну, если бы не принимали, я бы не работал, да? Никаких проблем, причём я требую от футболистов, чтобы они не верили мне на слово, не доверялись моему опыту, а чтобы пропускали всё это через себя. Если это им приемлемо, то пусть воплощают в жизнь. У нас очень много индивидуальных собеседований с футболистами, диалогов, да и потом, мы работаем на упреждение, чтобы предвидеть все моменты, которые могут возникнуть в игре – а потом уже вместе анализируем, что получилось, что нет. Важен поступок, то бишь результат.

Обычно я ребятам говорю: «Теория без практики – глуха. Практика без теории – слепа». Сразу отпадают вопросы – нужно это или нет.

- Хочу приобрести вашу программу из ноутбука Футбольный менеджер. Сколько это будет стоить?

- Многие тренеры уже имеют эту программу, но я не занимаюсь продажами, и даже оценить не могу (смеётся). Для тех, кто интересуется, скажу, что мы выпустили статью в журнале «Футбол» (который выпускал Антипов), в которой Валерий Александрович Трутнев, мой программист, который возглавлял научно-методический аналитический отдел в «Черноморце», «Ильичёвце», «Металлурге», подробно всё рассказал и дал все координаты. Это его область, в которую я не вмешиваюсь.

- Доброго дня, скажіть будь-ласка як ви відноситесь до команд (бомжів)?, ФК Львів, ФК Арсенал(Київ),ФК Харків. Рахуєте їм місце без стадіону в УПЛ? Якби ви привезли свою команду у Добромиль, чи вийшли б грати?

- Я ответил на этот вопрос, когда говорил о том, на чём зиждется наш футбол. Одно без другого немыслимо. Про Добромиль? Это ж не тренер решает – играть или нет. Решает делегат ФФУ, инспектор, судья... Я играл в Добромиле, когда работал в Мариуполе, в первой лиге – там прекрасный стадиончик, но уже тогда было ясно, что есть проблема с дренажом. Мы играли после ливня и вода плохо уходила с поля.

Есть регламент, который нужно чётко выполнять. Но есть и моменты, в которых нужно создавать определённые условия – чтобы игра состоялась, понимаете? Но это всё должно быть оговорено в Регламенте! В этом же плане у нас есть недоработки, сейчас идет разбирательство. Всё должно быть в комплексе.

Ещё такая ситуация эти команды – новообразованные, тоже самое я и испытывал с «Металлургом». Нельзя же сравнивать с Москвой, где одновременно в конце 20-х годов образовались ЦСКА, «Локомотив», «Спартак», «Торпедо» «Динамо»... Ну, пусть с небольшой там разницей... Поэтому к каждой из них есть свои болельщики. У нас же - «Шахтёр» опережает в развитии донецкий «Металлург» на 60 лет. Может ли «Металлург» собирать столько же болельщиков? Нет, конечно. Поэтому, на мой взгляд, им нужно либо идти вместе с «Шахтёром», либо эти болельщики должны «разъединиться» на две команды. Или, как вариант, то, что я предлагал я, когда работал в «Металлурге», нужно построить стадион в Макеевке, где у команды появятся свои зрители.





- Что бы Вы сделали, первым дело, придя в команду с традициями, но которая не показывает абсолютно никакую игру, но при этом обладает хорошим кадровыми, денежными и материально-техническими данными?

- Занялся бы постановкой игры, базируясь на предыдущем опыте этой команды, считаясь с ее стилистическими особенностями и кадровым потенциалом.

Во-первых, подход к любому делу должен быть системным (прямая и обратная связь). Во-вторых, нужно учитывать проблему понимания практических явлений (футболист-футболист, футболист-тренер, тренер-руководитель и тд.) Ну и третье - активная позиция в отражении сознания действительности (мотивы поведения).

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев