×
Спасибо, я уже с вами
Любош Михел: "Однажды с трибуны в меня даже метнули мобильник"

Любош Михел: "Однажды с трибуны в меня даже метнули мобильник"

21 марта 2009, суббота. 17:302009-03-21T17:30:08+02:00

Только сам Михел без запинки способен выговорить собственную новую должность

После московского матча ЦСКА с «Шахтером» Любош Михел выглядел потерянным. Если прежде его водили по лужниковским коридорам как почетного гостя, знаменитого на весь свет рефери, то нынче – все иначе. Достав из кармана несколько листочков, Михел неуверенно выбирал пропуск. Охрана ждала, смотрела равнодушно.

В дверях они столкнулись с Евгением Гинером. Заметно обрадовавшись друг другу. Поговорили минуту-другую – и разошлись в разные стороны. У каждого своя дорога.

Куда держал путь Евгений Леннорович – большой секрет. Не наше с вами дело. А бывший арбитр ФИФА шагал в сторону донецкой раздевалки. Осваиваться в новой жизни. Только сам Михел без запинки способен выговорить собственную новую должность: «директор отдела международных соревнований «Шахтера». Кстати, по-русски словак изъясняется довольно ловко.

Днем раньше мы сидели в одном из московских отелей и два часа говорили о жизни. Наше желание пообщаться Любош воспринял без восторга – но смиренно: «Да-да, давайте поработаем».

Судьи, даже бывшие, – народ немногословный. Не склонный к откровениям. Но Михел, судивший московский финал Лиги чемпионов, – совсем другой.

НА УКОЛАХ

– Вы наверняка прежде себе представляли, каким будет последний день в судействе. Таким и получился?

– Я смотрел, как заканчивали некоторые коллеги. Говорили: «Ах, как это грустно…» Готовились к этому моменту. У меня вышло иначе. 1 октября прошлого года судил матч «Интер» – «Вердер» в Лиге чемпионов, через четыре дня снова вышел на поле. Пригласили поработать в чемпионате Украины на игре запорожского «Металлурга» с «Металлистом». Она превратилась в мучение.

– Почему?

– Сумасшедшая боль в ахиллах. Я уже был назначен на матч Бельгия – Испания. Пришлось отправлять отказ. Сам решил – украинская игра станет последней. Но сегодня вспоминаю те дни и думаю: какое счастье, что все так получилось!

– Интересно.

– Один коллега в Словакии отработал двадцать лет судьей. Перед последним матчем диктор объявил на весь стадион: «Арбитр прощается с нами, давайте его пожалеем». И все глядели на него с сочувствием – игроки, зрители… Зачем мне такие сцены? Я закончил на взлете – и очень рад. У меня ведь давно беда с ахиллами. С 2007 года судил на уколах, после каждой игры обкладывал ноги льдом.

– Ни один журналист об этом не знал?

– Такие вещи не принято афишировать. На меня сразу стали бы смотреть другими глазами. Очень скоро в УЕФА сказали бы: «Любош, ты не тянешь». Этого я допустить не мог. У меня была большая цель.

– Какая?

– Мечтал попасть на чемпионат мира в ЮАР. Еще пару лет назад решил, что после него завершу карьеру. Но врач объявил: чтобы судить дальше, надо делать две подряд операции на ахиллах.

– Ну и сделали бы.

– А что потом? Восемь месяцев в ауте! Меня бы тут же выбросили из программы, по которой готовят судей к чемпионату мира. Никто Михела не ждал бы.

– Хоть в одном матче болело настолько, что готовы были в перерыве просить замену?

– Вот этот матч в Запорожье. На 30-й минуте мне стало плохо. Левая нога ныла так, что казалось: сейчас ахилл взорвется. Но в голове сидела мысль: меня пригласили работать из-за границы. Неужели в перерыве скажу: «Простите, больше не могу»? Весь второй тайм боролся с собой – и сразу после матча принял решение.

– Оставив профессию судьи, какие приятные стороны жизни обнаружили?

– За весом можно больше не следить. В бассейн и тренажерный зал хожу теперь, когда хочется. Прежде надо было выполнять программу, которая приходила из УЕФА. Там есть специалист по физподготовке, по e-mail отправляет каждому арбитру расписание тренировок. Нынче могу летать чартером с командой. Очень удобно.

– Раньше было запрещено?

– Да, с этим в УЕФА строго. Даже представить невозможно, чтобы кто-то предложил судье лететь с командой, а тот – согласился. Клуб выгонят из еврокубков, а на карьере судьи поставят крест.

– Прежде и с интервью вы были аккуратны. На вашей памяти судья хоть раз пострадал из-за неосторожного высказывания?

– Конечно. Англичанин Стив Беннетт в пабе разговорился по душам с каким-то пьянчужкой. Тот оказался репортером «желтой» газеты, заснял все его речи на скрытую камеру. Однажды к Грэму Поллу после игры в аэропорту подошел человек: «Я ваш фанат…» Это был журналист. Начал задавать провокационные вопросы – а в кармане припрятал диктофон. УЕФА доверяет судьям. Но каждый должен помнить о последствиях. Ведь во времена интернета все как на ладони. Сами коллеги пошлют куда следует письмо по электронной почте: «Видите, что он сказал?» Конкуренция! В той же Словакии два арбитра рядом в листе ФИФА – а друг с другом не общаются.

– Есть судья, с которым не здороваетесь?

– Только один. Фамилию называть не буду. Он испортил отношения с целой группой судей. На тестах договорились держаться вместе, не отделяться. А этот человек на финише рванул вперед.

СМЕШНЫЕ СУДЬИ

– В Европе полно талантливых арбитров. Что помогло вам пробиться наверх?

– Это любопытная история. В 1990 году на итальянском чемпионате мира не все арбитры сдали тесты по физподготовке. И Блаттер решил: надо менять имидж судьи.

– Судьи тогда были смешные. Задница шире плеч.

– Да, да! В Словакии в то время мало кто имел автомобиль. Люди знали: если на обочине ловит такси человек с черным чемоданчиком и огромным животом – это арбитр. Я сам, молодой судья, разок наблюдал, как арбитр-ветеран натягивал футболку. Дошла до живота и дальше никак. Люди не тренировались, сразу выходили на игру. В ФИФА рассудили: это не дело. Надо, чтоб судью воспринимали как атлета. Похожего на футболиста. И тут мне повезло. В 1993 году Чехословакия развалилась, моя Словакия получила пять мест в листе ФИФА. Четыре автоматически отдали опытным арбитрам, которые судили федеральную лигу. Про пятое сказали: поставьте молодого. Чтоб обязательно говорил по-английски. Так я очутился на своем первом европейском турнире в Болгарии.

– Повезло и там?

– Да. Делегатом был известный в прошлом арбитр Алексис Понне из Бельгии. Увидел меня – и взял слово на судейском комитете: «Я нашел парня, который нам нужен. Новый тип арбитра. За этим мальчиком надо смотреть».

– У вас были слабые места?

– Никакого опыта больших стадионов. Попал в лист ФИФА в 25 лет. В 1992 году судил третью лигу Словакии – ездил по деревням. А в 1993-м уже работал на матче Сан-Марино – Англия. Путь от деревень до европейского футбола проскочил за полтора года. Фантастика!

– В России до сих пор ненавидят Вацлава Крондла. В какой стране ваша фамилия вызывает такие же эмоции?

– Наверное, в Румынии. Работал на их игре с норвежцами. Был эпизод: Карью входит в штрафную, пытается перекинуть мяч через себя. За ним защитник Киву, немного поддавливает. Рядом находились две руки – и мяч коснулся одной из них. Я подумал: если футболист отдает передачу – едва ли сыграет рукой. Значит, дотронулся Киву. Пенальти.

– Ошиблись?

– Да. Подыграл Карью. Но я всегда говорил: если судья совершил ошибку – надо об этом сказать. Нельзя отпираться.

– В Румынии после этого встречают без цветов и барабанов?

– Поразительный момент! Через три года приехал в Бухарест судить матч «Рапид» – «Стяуа». Выхожу разминаться, жду свиста – а вместо этого весь сектор «Стяуа» принялся аплодировать. Люди кричали мое имя. Долго размышлял – почему? Может, потому, что признал ошибку в интервью румынской газете?

– С Пьерлуиджи Коллиной у вас какие отношения?

– Отличные. Забавный случай был на чемпионате мира-2002. Нам выдали парадные костюмы. Коллина, как увидит зеркало, сразу же к нему. И так посмотрит, и эдак – очень недоволен. На лице написано. Я наблюдаю, смеюсь про себя. Думаю: ох уж эти итальянцы… Коллина вообще икона в этом смысле – потрясающе одевается. Ему шьют на заказ.

– Что было с тем костюмом?

– Рукав коротковат. Пьерлуиджи высокий, около 190 сантиметров. Отправился он по судьям – меняться. И там ничего ему не подходит. Говорю: «Джиджи, попробуй мой». Оказалось – в самый раз. А его костюм идеально сел на меня.

– Прекрасная история.

– Это еще не все. Потом Коллина получил финальный матч. Пишу ему по электронной почте: «Костюм-то удачу принес! В нем и я бы судил финал!»

– Могли, если серьезно?

– Да никак. Я был совсем молодой, впервые приехал на чемпионат мира. Отсудил одну игру.

– Коллина – что за человек?

– Нормальный мужик. Между прочим, окончил театральные курсы. Учился выразительности. Body language, язык тела. Знаете, что еще удивляло в Коллине?

– Что?

– Он никогда не был атлетом. На кроссах держался в серединке. На тесте Купера пробегал три с небольшим километра. А были судьи, которые выжимали 3400 – 3500. Но в подготовке к игре Коллине не было равных. Из интернета доставал все, что возможно, – про каждого игрока, тренера, тактику. На чемпионате Европы в Португалии всюду появлялся с папочкой – как профессор. А в ней разлинованные листы, – и досье на футболистов. Но я не хотел бы оказаться на месте Коллины.

– Даже так?

– Постоянно под микроскопом, со всех сторон. Выглядит необычно, такой лысый – на улице не пропустишь. Куда-то приходят тридцать судей, так на них ноль внимания – только на него: «Ах, Коллина, Коллина!» Вот был он моим делегатом на Euro. Пообедали, потом думаем – до гостиницы пять минут: «Пойдем пешком, не на машине». Стоило показаться в дверях – нас обступили фанаты: «Коллина!» Так Пьерлуиджи не выдержал – прыгнул в автомобиль. А мы с лайнсменами продолжили гулять никем не замеченные.

– Кто из судей для вас – чемпион по человеческим качествам?

– Маркус Мерк.

– Выглядит он сурово.

– Знали б вы, какой у Маркуса благотворительный проект в Индии! Создал госпиталь и школу, сам вложил туда деньги, да еще по всей Германии ищет спонсоров. Воспитывает то ли 200, то ли 300 детей. Без Мерка они не получили бы никакого образования. Он стоматолог по профессии – и два раза в год прилетает в Индию, осматривает детям зубы. Однажды мне до слез было Маркуса жалко.

– Из-за чего?

– Он был первый кандидат на финал чемпионата мира в 2006-м. Затем выяснилось, что судить будет другой. Мерка это очень подломило.

– Почему немцу не доверили?

– Перед началом турнира никто не сомневался, что работать на финале будет Маркус. Но в полуфинал вышли четыре европейские команды. Одна из них – Германия. ФИФА объявила: судят нейтральные арбитры, из Латинской Америки.

– Мерк действительно отличный рефери?

– Держал всегда себя в такой форме, что и в пятьдесят лет запросто мог бы судить. Одолевал за раз 42 километра. Регулярно бегал супермарафоны. Гора Юнгфрау – одна из самых высоких в Швейцарии. Маркус начинал бег на высоте 3 тысячи метров, поднимался выше и выше. Если б не видел своими глазами – не поверил бы.

ОШИБКА ВАЛЕНТИНА

– С кем из российских судей дружите?

– С Юрием Баскаковым, Валентином Ивановым. С другим Ивановым.

– Николаем?

– Да. Алексей Николаев во время Кубка РЖД водил меня в Третьяковскую галерею и на Воробьевы горы. У славянских судей на сборах даже отдельный обеденный стол человек на восемьдесят. На последнем чемпионате мира я жил рядом с Валентином Ивановым и Николаем Левниковым.

– Говорят, у российских судей – самые мрачные лица в Европе.

– Это касается не только судей. Давно заметил – в странах бывшего Советского Союза люди мрачные, на улице не улыбаются. Такая культура. Но судьям на поле и не стоит много улыбаться. Выглядит глуповато.

– Главная беда наших арбитров – язык?

– Да. Судил юношеский чемпионат Европы, ассистентами у меня были ребята из Украины, России и Грузии. Хорошие судьи, очень хорошие! Я был доволен! Но позже выяснилось, что ни один не говорит по-английски. На семинаре окружили меня – пришлось переводить. УЕФА поступает правильно – после групповой стадии таких судей убирают.

– Жалко.

– Представьте: финал судит англичанин, помогает грузин. Что-то стряслось за спиной главного – на каком языке ему будут подсказывать? На грузинском?

– Сколько языков знаете вы?

– Английский, русский, немецкий, чешский, польский – я жил в десяти километрах от польской границы. Понимаю хорватский. Но два основных – английский и русский. Поэтому я как дома и на Западе, и на Востоке.

– На чемпионате мира в матче Португалия – Голландия Валентин Иванов установил рекорд, показав 16 желтых и 4 красные карточки. Думали: «Слава богу, эта игра досталась не мне»?

– Знаете, а я ведь очень хотел работать на том матче! Европейские команды, ни с одной прежде у меня не возникало проблем. Голландцев вообще приятно судить. Беспрерывно атакуют, ни грубости, ни провокаций. Но видите, как получилось… В нашем деле такое бывает: когда считаешь, что матч пройдет легко, обязательно что-нибудь случится. И наоборот. Меня, например, назначили на игру Германия – Аргентина. Я был уверен, что для судейства это тяжелейший матч, не рвался на нем работать. Но, как ни странно, отсудил совершенно спокойно. А Валентина сгубили две вещи.

– Какие?

– До этого на турнире он безупречно провел пару игр, и матч Португалия – Голландия для Иванова становился решающим. Если б справился, не исключено, ему доверили бы финал. Точно знаю, что Иванов был одним из главных кандидатов. Мне кажется, он слишком много об этом думал. Вот и оказался не готов к тому, что матч с первых же секунд превратится в битву. Когда на 7-й минуте Булахруз чуть не сломал Криштиану Роналду, голландца надо было удалять. Иванов ограничился желтой карточкой, после чего игра вышла из-под контроля. Футболисты уже не сдерживали эмоций, сколько бы карточек Иванов ни раздавал. Да о чем говорить, если сорвался даже такой спокойный парень, как Деку. Футболисты и судья в том матче не понимали друг друга. Для арбитра это катастрофа.

– После игры с Ивановым общались?

– Виделись. Не могу рассказывать, о чем мы говорили. Конечно, Валентин был ужасно расстроен. А как огорчился Левников! Первый тайм мы смотрели вместе – в глазах Николая стояли слезы!

– Вы когда-нибудь плакали из-за собственного матча?

– Нет. Из-за футбола плакал один-единственный раз – когда в 19 лет узнал, что травма колена больше не позволит играть. Наверное, кто-то сверху за меня все решил: получил травму – стал судить. Сейчас ситуация повторилась: получил травму – стал работать в «Шахтере». Как будто организм подсказывает, когда начинать новую жизнь.

– Как переживали ошибки?

– В трудные минуты говорил: «Это – жизнь. Надо двигаться дальше». Все судьи по-разному воспринимают ошибки. Один арбитр на чемпионате мира после неудачного матча два дня не выходил из комнаты! Даже в столовой не появлялся, не отвечал на звонки. Начальство всполошилось: жив ли?! Выяснилось, жив. Но в такой депрессии не хотел никого видеть. Если судья ошибся – ему никто не поможет. Взять хотя бы случай со мной в матче Россия – Голландия.

– Вы о Колодине, которому показали вторую желтую карточку, а потом ее отменили? Все-таки это была ошибка?

– Да. Я не имел права менять решение. И не важно, что сфолил игрок уже после того, как мяч вылетел в аут. На судейском комитете долго разбирали этот момент. Поначалу многие были на моей стороне. Затем кто-то отыскал в правилах пункт: решение арбитра обратной силы не имеет. После этого моя судьба была предрешена. Больше на Euro не судил. Но все равно я был прав.

– Полагаете?

– Есть буква закона, а есть – дух. Так вот, по-человечески я поступил верно. Там, на поле, за несколько секунд успел прокрутить в голове целый фильм. Вот показываю Колодину вторую желтую. Внезапно ассистент начинает махать флажком. Подбегаю к нему. «Мяч уже был за линией», – говорит. Я думаю: «Почему в таком важном матче футболист должен страдать из-за моей невнимательности? Он-то ни в чем не виноват!»

– От Хиддинка услышали «спасибо»?

– После игры мы не разговаривали. Но через два дня, когда возвращался домой, в самолете попалась в руки газета с интервью Хиддинка. Гус сказал: «Это решение мог принять только большой судья». Приятно. Мне Хиддинк тоже симпатичен. Он тренер-джентльмен. Такой же, как Липпи. А есть тренеры, которые не стесняются втолковывать игрокам: «Давите на судью, падайте в штрафной, выпрашивайте пенальти…»

– После истории с Колодиным узнали, сколько у вас в судейском комитете недоброжелателей?

– Это особенность нашей профессии: отработал без ошибок – идешь дальше. Нет – извини. Ничего личного. Вот вам еще пример, насколько в работе судьи все непредсказуемо. Когда узнал, какие игры мне достались на Euro, бросил сгоряча: «Лучше сразу уехать домой, чем работать на таких матчах».

– Что за матчи?

– Турция – Швейцария и Италия – Франция. Самые жуткие игры на групповом этапе. Никто не хотел их судить. За два года до этого турки со швейцарцами устроили побоище в стыковом матче чемпионата мира. Дрались прямо в тоннеле. А Италия – Франция – это повторение финала, конфликт Зидан – Матерацци. Когда перед Euro обсуждали с коллегами календарь, все твердили: «Лишь бы не назначили на эти матчи». Что ж, нашли дурака, на которого их повесили. Я очень боялся этих игр. Но все прошло поразительно легко. После этого мне шепнули: «Ты один из претендентов на финал». Я, правда, не верил, что его получу.

– Почему?

– В мае судил финал Лиги чемпионов, а в июле получу финал Euro? Так не бывает. Хотя это – вопрос судейского счастья. Может, маленький шанс был. Но сперва меня ждал матч Голландия – Россия. Из всех четвертьфиналов я мечтал судить именно этот.

– Чем он был вам так дорог?

– Я часто обслуживал матчи российских команд. Никогда не было претензий – ни от игроков, ни от тренеров. То же самое – с голландцами. Знал, что это будет игра, а не битва. Так и получилось. 90 минут пролетели спокойно. Но на первой добавленной минуте произошел эпизод с Колодиным. И все забыли, что до этого на турнире Михел судил безупречно.

ГОЛЫЙ ЧУДАК

– Был матч, о котором вспоминаете со смехом?

– Финал Кубка УЕФА «Селтик» – «Порту». Перед началом второго тайма на поле выскочил голый болельщик. Этот чудак своими выходками прославился на весь мир. Когда-то он поспорил с приятелем на 500 фунтов, что выбежит в чем мать родила на поле во время матча «Ливерпуль» – «Эвертон». С той поры для него это любимая забава. Как-то на чемпионате мира по водным видам спорта забрался на бортик и сиганул в воду. Из одежды на нем была разве что шапочка. А в финале Кубка УЕФА облачился в судейскую форму. Потому секьюрити и не обратили на него внимания. Приняли за резервного судью.

– А вы когда его заметили?

– Иду с ассистентами к полю, вдруг вижу – метрах в десяти странный тип в форме арбитра. Зеленая майка, черные трусы, гетры. Когда он стал приближаться, меня пробрал холод: «Что делать?» Я вглядывался в его лицо. Пытался понять, чего ждать.

– И что он вытворял?

– Сперва показал мне красную карточку. Потом сорвал с себя одежду, которая держалась на липучках, остался в одних гетрах. Схватил мяч и под хохот игроков помчался навстречу Витору Баие. Португалец попытался поймать этого малого, но тот увернулся и загнал мяч в ворота. Там его, наконец, перехватили секьюрити. На спине у парня красовалась реклама интернет-казино. На следующий день во всех газетах были снимки. Видно, от казино он получил неплохие деньги.

– А вам предлагали поучаствовать в рекламе?

– После чемпионата мира были предложения, но я уже стал членом парламента Словакии. Депутатам запрещено заниматься рекламой.

– Вы самый популярный в Словакии депутат?

– Бывший тренер сборной Душан Галис популярнее. Тоже член парламента.

– В Донецке вы уже почти полгода. Пока человек живет в гостинице – он никогда не почувствует себя в городе своим?

– Именно поэтому я перебрался в квартиру. Мне нравится Донецк. Не хватает одного – гор. Никакие терриконы их не заменят. Я люблю кататься на лыжах, но в окрестностях города нет трассы. Конечно, скучаю по семье. Жена в Словакии, потому что скоро сын должен поступать в университет. В моем контракте с «Шахтером» есть пункт: три недели провожу в Донецке, неделю – дома.

– К чему так и не привыкли?

– В Словакии давным-давно перестали справлять 8 марта. А на Украине празднуют до сих пор. Но особенно поразило, что то же самое увидел на День святого Валентина. У нас 14 февраля подарки делают только своим любимым. А здесь – всем подряд. Друзьям, коллегам…

– О каком из своих поступков можете сказать: «Ошибка молодости»?

– В 17 лет я захотел иметь такую же прическу, как у одного словацкого рокера. В парикмахерской сделали «химию», волосы стояли дыбом. Хорошо, что ни одной фотографии не сохранилось той поры. Ребятки, это был кошмар! Девчата от меня шарахались. Целый месяц ждал, когда мои волосы примут нормальный вид.

АВТОМАТ КАЛАШНИКОВА

– Вы, кажется, коллекционировали майки знаменитых футболистов?

– Точно.

– Свою кому-то дарили?

– В Милане судил игру «Интер» – «Вердер». Попросили майку для магазина «Интера» – я подарил. Однажды кто-то из игроков явился прямо в судейскую после матча. Ткнул пальцем на футболку: «Поменяемся?» Я не отказал, конечно. Еще один человек мечтает получить мою форму.

– Кто?

– Срна, капитан «Шахтера». Очень хороший мальчик, большой шутник. Уже вручил мне свою футболку, расписался. Потом говорит: «Твоя очередь». На следующий день дарю ему майку, Дарио спрашивает: «С какой игры?» Отвечаю – Голландия против России.

– Обрадовался?

– Наоборот. «Принеси другую, с финала Лиги чемпионов…»

– Где храните коллекцию?

– Штук восемь висят на стене моего кафе в Словакии. Время от времени обновляю эту стенку.

– Наш известный судья Тарас Безубяк тоже собирал футболки. Так злые люди не поленились, ради них взломали квартиру...

– Я очень боялся, что и с моими такое случится. Казалось, нашел выход – все футболки спрятал под стекло. Но людям не понравилось: «Зачем ты это сделал, Любош? Теперь нет контакта, их не чувствуешь…»

– Убрали стекло?

– Убрал. Ладно, говорю, давайте попробуем доверять друг другу. Пока ни одной не стащили. Наверное, потому, что установил несколько камер. И повесил объявление при входе: все снимается.

– И какие майки у вас есть?

– Футболку Недведа я чуть-чуть простирнул, но след от травы остался. Видно, что человек в ней падал. Мальчишки приходят, трогают. А рядом висят майки Шевченко, Рауля, Кака...

– Самый разговорчивый из звездных игроков?

– Фигу – очень коммуникабельный парень. И прекрасно владеет английским. А есть, допустим, Рауль. Отличный человек, одно удовольствие с ним работать. Но английского не знает вовсе.

– Как общались?

– Body language. По глазам видно, когда игрок доволен. Рауль излучает позитив, добрую энергию. Всегда судье поможет.

– А Зидан?

– Зидан весь в себе, на поле вообще не говорил. Даже со своими игроками. Я на него смотрел во время матча – игру Зидан понимал, как шахматы. Разговаривал глазами.

– С кем-то намучились?

– С датчанином Гравесеном. Ему все равно, получит карточку или нет. Ощущение, что 90 минут не думает на поле, – просто борется, борется, борется. Сложновато было с греком Карагунисом. Славный мальчик, но постоянно падает. При любом контакте. Как домашняя игра – начинается…

– Где ваш свисток?

– Дома.

– Не повесили на стенку в кафе?

– Собираюсь. Вот он точно будет в специальной витрине. Рядом разложу желтые и красные карточки.

– Свисток у вас был особенный?

– Нет, обыкновенный. Фирма Fox. Почти все судьи работают с такими. Некоторые подбирали свисток к цвету футболки, но я всегда брал черный. Когда начинал, тяжело было купить нормальный свисток. Так один словацкий арбитр занялся их изготовлением. Получалось здорово, слава пошла по Европе. Из-за рубежа люди за ними приезжали. Но потом появились эти, Fox без шарика.

– Без шарика удобнее?

– Гораздо. В мороз тот шарик примерзал. Как-то в декабре я не стал мочить шарик перед игрой, и он замерз. Свистнул – а звук тоненький-тоненький. Никто, кроме меня, его не услышал.

– Как снимаете стресс после матчей? Судьи старшего поколения говорили, что обязательно надо махнуть.

– Это правда. Раньше в Словакии арбитры могли и перед игрой выпить грамм сто. Чтоб успокоить нервы. А среди нынешних судей сплошь трезвенники. Но я после матча выпиваю две бутылки пива. Или немножко коньяка. Зато не курю.

– Среди судей высочайшего уровня встречали курящих?

– Из арбитров ФИФА курят процентов двадцать. Но они не такие уж большие куряки. С австрийцем Гюнтером Бенке не сравнить. Вот тот дымил как паровоз. По две пачки в день. Как ни странно, это не мешало ему хорошо судить.

– В России арбитрам платят три тысячи долларов за игру. А в Словакии?

– 500 евро.

– В какой стране у судей самые большие гонорары?

– В Англии. На втором месте – Италия, где арбитрам платят за матч пять тысяч евро. А в Англии новое правило ввели. Любому судье, допущенному до работы в премьер-лиге, полагается фиксированный оклад. Около 70 тысяч фунтов в год. Плюс бонусы за каждую игру.

– В курсе, как отзывался Валерий Газзаев о зарубежных арбитрах, которых приглашали судить матчи российского чемпионата? Француза Лорана Дюамеля назвал «клоуном», итальянца Массимо Де Сантиса – «судьей второй лиги». Все ждали, что Газзаев скажет, когда в Россию приехал судить Михел. Однако для вас у него нашлись добрые слова.

– Газзаев эмоциональный человек, но мы всегда ладили. Помню, судил в Москве игру ЦСКА – «Динамо». В начале матча Дуду получил желтую карточку. Но продолжал комментировать чуть ли не каждый свисток. И минуте на двадцатой Газзаев его заменил. От греха подальше. Знал, что моя рука не дрогнет.

– Один российский арбитр брал с собой на матчи пистолет. У вас – есть пистолет?

– Оружие в руках держал раз в жизни – в армии. Служба длилась пять месяцев, из которых три прожил дома, судил матчи. К тому времени я уже был в листе ФИФА, мне давали поблажки. Но как-то приехал в часть и попал на теоретическое занятие. Всем бойцам велели разобрать и собрать автомат Калашникова.

– Справились?

– Разобрать автомат у меня еще получилось, но вот собрать было выше моих сил. Очень много лишних деталей.

– Вам когда-нибудь угрожали?

– Раза два по электронной почте получал анонимные письма, в которых меня проклинали. Но я над этими посланиями лишь посмеялся. Мне повезло больше, чем шведу Андерсу Фриску и швейцарцу Урсу Майеру.

– Фриск из-за угроз завязал с судейством.

– Майеру тоже крепко досталось. На Evro-2004 он судил четвертьфинал Португалия – Англия. На последней минуте основного времени отменил гол англичан, которые в итоге уступили по пенальти. Что после этого началось! Какой-то британский таблоид опубликовал адрес электронной почты Майера. На следующий день английские фанаты прислали ему по e-mail шестнадцать тысяч писем! А журналисты не поленились приехать в Швейцарию, чтобы перед его домом расстелить огромный британский флаг. Нагрянули к его сыну, предлагали деньги за интервью. Изводили звонками бывшую жену. Но закончилось все тем, что английская федерация пригласила Урса на матч сборной в качестве почетного гостя.

– Когда-то фанаты «Днепра» закидали яблоками бывшего игрока «Шахтера» Белика. Что болельщики бросали в вас?

– Камни, монеты, зажигалки. Однажды с трибуны в меня даже метнули мобильник. Слава богу, ни разу не попали.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ, «СЭ»


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев