×
Спасибо, я уже с вами
Йожеф Сабо: "Ненавижу свой день рождения!"

Йожеф Сабо: "Ненавижу свой день рождения!"

20 февраля 2010, суббота. 11:452010-02-20T11:45:58+02:00

В этом году Йожеф Йожефович не сможет отметить 70-летие: в календаре нет этой даты

«Во мне два Я, два полюса планеты. Два разных человека, два врага... Когда один стремится на балеты, другой стремится прямо на бега» — лучше, чем строками из Владимира Высоцкого, про нашего героя не скажешь. Непредсказуемый, противоречивый, далеко не всегда «белый и пушистый»... Но вряд ли кто оспорит, что для украинского футбола Йожеф Сабо — личность легендарная! Даже при том, что календарь 2010 г. не предусматривает лишний день в феврале... 29 февраля Йожефу Йожефовичу исполняется 70 лет.

Любое уважающее себя издание к такому событию готовит статусное интервью с юбиляром. В принципе мы пошли по проторенной дорожке. Однако попытались «копнуть» малоизвестные факты из биографии виновника торжества. Например, кто сегодня вспомнит, что Сабо — бронзовый призер чемпионата мира или первый украинец, сыгравший в финале еврокубка? Йожеф Йожефович с удовольствием, с присущей ему экспрессией пробежался по волнам своей боевой молодости, и о настоящем, разумеется, мы не забыли поговорить.

Вино пью с детства

— Йожеф Йожефович, вы уникальный человек. Родились в високосный год, следовательно — день рождения отмечаете раз в четыре года. Получилось, что в юбилейный год «пролетаете» мимо...

— Я родился 29 февраля 1940 г. в половину девятого вечера мама показывала мне метрики, где я записан родившимся 1 марта. Мол, зачем праздновать день рождения раз в четыре года? Это уже позже я восстановил правильную дату и для себя решил: праздную только 29-го! Когда меня поздравлять? Накануне, 28-го, нельзя — примета плохая... Признаться честно, свой день рождения ненавижу!

— Простите за лесть, но, поверьте, она — не дежурная. Вы в блестящей форме. Расскажите нам, молодым, в чем секрет долголетия?

— Что такое 70 лет? Если ты ведешь правильный образ жизни, то это ничтожное число (смеется). Каждый второй день пробегаю свои пять километров. Зарядка, бассейн — это уже вошло в норму. К тому же я профессионально занимаюсь горнолыжным спортом. Каждый год выезжаю в Австрию, у меня под Зальцбургом уже насиженное место. Даже скидку предоставляют в гостинице, за использование лыж, подъемника. Это необходимость для меня. От горных лыж я получаю настоящее удовольствие!

— Кажется, в годы вашей футбольной молодости говорили: кто не пьет — тот не играет. А уж работа тренера в еще большей степени подвержена стрессам. Не злоупотребляете?

— Алкоголь принимаю умеренно. Спокойно целый месяц продержусь... Могу с вами, например, выпить 50 граммов коньяка.

— А вино?

— Вино я пью с детства. Для венгерского села, где я рос, это в порядке вещей. В погребе у бабушки стояли бутылки с натуральным вином. Оно слабенькое... Сейчас люблю выпить бокал хорошего грузинского вина. «Алазанскую долину», например.

Стрельцов, Воронин, Беккенбауэр...

— 1966 год — наивысший успех сборной СССР на чемпионатах мира. Команда заняла четвертое место, а могла бы подняться и выше, но чиновники перестраховались, отцепив от сборной невыездного Эдуарда Стрельцова. Как считаете, если бы Эдуард Анатольевич поехал-таки в Англию, команда могла бы замахнуться на большее?

— Стрельцов — это величина! Я же его видел еще молодым парнем, а потом он вернулся после срока в лагере и мы играли вместе. Пеле он смог бы затмить — это факт. У него все было — бежал, мяч с закрытыми глазами мог отдать, удар великолепный. Конечно, таких людей нельзя было уничтожать. Ну пил... Наверное, надо было работать с ним людям, которые находились рядом. Мог бы Эдик нам помочь? Сложно говорить сейчас, больше сорока лет прошло. Команда у нас классная была: Малофеев, Банишевский в атаке. Каждый четко знал свою задачу. Численко справа уже в то время играл по всей бровке, как и Хусаинов, недавно покинувший нас, слева. Мы с Валерой Ворониным составляли тандем центральных хавбеков.

— Воронин — тоже футболист трагической судьбы...

— Опять же система! Нельзя было отправлять со сборов. Понимаете, это трагическое совпадение. Валера любил гулять, ходить в самоволку. Его же тогда друзья «сдали», а начальство рубануло с плеча. Выгнали. Он уехал, выпил, а затем случилась эта трагедия (Воронин, ехавший на мотоцикле, попал в страшную аварию, поломавшую его карьеру и жизнь. — Авт.).

— «Сдали» свои, из команды?

— Понимаете, многих уже нет в живых, поэтому фамилий я называть не стану. Но друзьям такие вещи нельзя делать.

— Едва ли не на каждом топ-турнире сборной СССР мешали судьи?

— Мешали! Итальянец Белло нас просто уничтожил. В полуфинале с немцами было предвзятое судейство! Поркуян в начале игры вышел один на один, его сзади рубанули по ногам. Шнеллингер провоцировал Численко, а удалили нашего, якобы за отмашку. А тут еще Лева Яшин пропустил с 35 метров удар Беккенбауэра, как он не заметил...

— У вас осталась обида на Кайзера Франца?

— Я выполнял подкат, а Франц специально прыгнул мне на ногу. Во втором тайме вернулся на поле с переломом. В перерыве врач мне вколол новокаин с обеих сторон голеностопа, перевязали. Я, конечно, бегать не мог, но позицию на левой бровке закрывал. Там же, в Англии, сделали рентген — закрытый перелом. Наложили гипс, вернулся в Киев, а через месяц уже был в строю... Жаль, вторые 45 минут мы играли практически вдевятером.

— Где сейчас хранится ваша бронзовая медаль?

— Отдал ее в Киевский музей спортивной славы, что на «Олимпийском».

— Сейчас многие говорят о деньгах. Вас, наверное, озолотили?

— Начнем с того, что по прилету в Москву нас никто не встретил, кроме администратора. Всех иногородних посадили в ПАЗик, из Домодедово перевезли во Внуково, оттуда уже полетели в Киев. И в нашей столице... ведь ни одна «собака» не встретила. Элементарного «спасибо» не сказали.

— И все-таки о гонорарах...

— За весь чемпионат я получил 1200 фунтов стерлингов. В советском посольстве «Волга» стоила 850 тыс. Оплатил, взял сертификат. В Москве отправился во Внешпосылторг и без очереди приобрел ГАЗ-21. На тот момент — лучший автомобиль в Союзе. Я рад, конечно, что сейчас футболисты хорошо зарабатывают за свой труд. Но поднимается вопрос: «А как тренеру работать с миллионерами, как выстраивать отношения?» Хочу верить, что футбольный мир придет к адекватным зарплатам. Нельзя так дальше жить! Возьмите кумира миллионов болельщиков Дэвида Бекхэма. Играл он в «Манчестер Юнайтед», но когда ушел в «Реал» — начался бизнес в чистом виде. Бекхэм сидел на скамейке, зато хорошо продавались футболки с его номером...

«Бездельники приехали!»

— В 1968-м сборная готовилась к четвертьфинальному матчу чемпионата Европы с Венгрией. Вас — ведущего игрока — отцепили от команды по линии КГБ? Говорили, что всему виной венгерские корни.

— Красивая легенда, но не более того. Как было на самом деле? Мы готовились к игре в Вишняках (под Москвой), на учебной базе Комсомола. Там всегда собирались первые секретари областей со всего Союза. Сыграли товарищескую игру с Бельгией. Я, кстати, забил победный мяч со штрафного, москвичей отпустили по домам, а мы — к комсомольцам. Вечером они уже все пьяные, еле ползают, но гонора... Проходим по коридору, вдруг слышу вслед от «комсомольца»: «О! бездельники приехали! И за что мы им только платим!» Они платят! Так меня это задело, сцепились мы с одним «товарищем». Едва до драки не дошло. На завтра меня вызывают на ковер к начальству, я же упертый был — поймал машину и улетел в Киев.

— Могли ведь и дисквалифицировать?

— Очень хотели! Но в тот период я сдавал экзамены в университете, сидел за партой. Тут не подкопаешься. Мы же все числились студентами. Сессия закончилась — я вернулся в «Динамо». После того случая меня не приглашали в сборную в течение трех лет.

— Каким ветром вас занесло на факультет журналистики?

— Вначале, как и положено, я закончил Институт физкультуры. В «Динамо» тех лет сложилась добрая традиция встречаться с болельщиками на всех крупных предприятиях Киева. Двоих отправляли на завод «Арсенал», еще двоих — на «Красный экскаватор»... Я же был «приписан» к университету. Выступал перед студентами, рассказывал о житье-бытье футболистов. После одной из встреч декан факультета журналистики Дмитрий Михайленко говорит: «Йожеф, у вас язык хорошо подвешен — давайте к нам». Почему бы и нет? Я отучился от звонка до звонка пять лет.

— Выходит, мы с вами коллеги.

— Нам, конечно, делали поблажки, но не до такой степени, как для сегодняшних студентов-футболистов. Мы сдавали экзамены, тянули вместе со всеми билеты, готовили дипломную работу. Сегодня же игрок отдает зачетку с вложенными купюрами администратору. Я не понимаю, зачем нужен этот диплом, если у тебя в голове нет ничего?!

— Тему дипломной работы помните?

— Точно затрудняюсь сказать. Но тема связана с фотографией. Я же был настоящим фанатом этого дела. Очень много уникальных снимков у меня сгорели во время пожара на даче в Карпатах. И черновики сгорели. Я ведь хотел выпустить книгу мемуаров перед тем, как уйду в другой мир...

— Давайте не будем о грустном... Интересно, что много лет спустя вы вернулись в журналистскую профессию. Образование помогает в работе на канале «Футбол»?

— Чтобы комментировать футбольный матч, в первую очередь не нужно спать у микрофона. Я не делаю пауз и перерывов. Это очень интересная работа. Единственная проблема... украинский язык, который я не очень хорошо знаю. Комментирую на русском. Сейчас, когда Виктор Янукович выиграл президентские выборы, надеюсь, на телевидении русскоязычному человеку пробиться будет полегче.

Вместо Кубка кубков — бутылкой по голове

— Отдав 11 лет жизни киевскому «Динамо», вы покидали столицу, образно говоря, с битьем посуды. Что же не поделили с великим Виктором Масловым?

— Я был уже достаточно взрослым человеком, но оставался во многих вопросах упрямым мальчишкой. Решил показать характер, собственное «я». Сейчас уже понимаю: Маслов был прав. Он, как и Лобановский, опередил свое время, ушел в будущее. Именно Маслов первым в советском футболе внедрил позицию опорного полузащитника. Я же был категорически не согласен играть «опорника», возник конфликт, который и привел к расставанию с киевлянами.

— «Динамо» находилось под ведомством МВД. Пришлось «сдавать» погоны?

— Да, уволиться было делом не таким уж и простым (улыбается). Думал заканчивать карьеру, но тренер Герман Зонин уговорил меня уехать в Луганск. Восемь месяцев отыграл в «Заре», а потом еще один зигзаг судьбы: из Москвы за мной приехал Лев Иванович Яшин — начальник команды московского «Динамо». Пришлось вновь оформляться на службу в динамовское общество.

— Надеюсь, сейчас вы сугубо гражданский человек? В каком звании окончательно уволились из МВД?

— В Киеве заканчивал в звании капитана, в Москве присвоили майора.

— Киев и Москва — футбольные антагонисты. Рисковали, переехав в Белокаменную?

— Я — профессионал, и не думал ни о каком антагонизме. Другое дело, мои венгерские корни вызывали опасение, иногда боязнь. Время такое было...

— Вы могли стать первым украинским футболистом, побеждавшим в европейских кубках, но в скандальном финале Кубка кубков-1972 московскому «Динамо» чуть-чуть не хватило времени, чтобы дожать шотландский «Глазго Рейнджерс».

— Очень обидно мы проиграли. Сегодня ушел из жизни человек, с которым я мог бы поспорить на эту тему.

— Речь, видимо, о тренере Константине Бескове?

— У нас в «Динамо» существовал тренерский совет. Помимо меня, в него входили Михаил Гершкович и Геннадий Еврюжихин. Мы предлагали Бескову выпустить один состав, но мэтр послушал нас, сделав замены, когда команда уже проигрывала 0:3. С начала матча же он поставил на игру своих любимчиков... Два мяча мы отыграли, сравнять счет не позволили пьяные шотландские фанаты, высыпавшие на поле. Не доиграли мы примерно семь минут.

— В советских газетах писали, что вас ударили бутылкой по голове.

— Страшно было по-настоящему! Кровища хлестала — голову мне прилично проломили. Яшин повел меня к представителю УЕФА, мы пытались опротестовать результат игры, и основания для этого были. Однако вы же понимаете, как «любили» в 1972-м Советский Союз... Кстати, Кубок кубков «Рейнджерс» вручили тайком, у них в раздевалке. Хотели замять скандал.

— Не секрет, что некоторые наши тренеры часами могут рассказывать современным футболистам о своем боевом прошлом. Молодая динамовская поросль разных лет знала, кто такой Йожеф Сабо?

— Во время индивидуальной беседы с одной из нынешних звезд (фамилию не стану называть), когда я вспомнил Стрельцова, Воронина, Блохина, услышал шокирующий ответ: «Кто они такие? Во что играли — в стоячий футбол?» После этого случая о своем футбольном прошлом ни разу не заговорил. Бесполезно! Они считают, что только они великие, а то, что было, их абсолютно не интересует.

Я виноват перед Лобановским

— Все, кто вспоминает Валерия Лобановского, твердят в один голос: «Валерий Васильевич близко к себе никого не подпускал». К вам это, как я понимаю, не относится?

— Лобановский вернулся из Кувейта в «Динамо», и на него смотрели, как на Бога. Я же по привычке обращался по имени — Валера. Мы с конца 1950-х годов дружили. Многие в клубе не понимали, почему Йожеф Йожефович обращается к мэтру на «ты». Я никогда не забуду слова Лобановского: «Сабо я доверяю, потому что это один из самых порядочных людей, кого я знаю».

— Валерий Васильевич сменил вас на капитанском мостике сборной Украины, когда команда не пробилась на Евро-2000.

— Это была моя ошибка. Я подвел Лобановского, и вряд ли когда-то себе прощу. Валерий Васильевич был консультантом. Мы общались каждый день. Даже по составу «Динамо» Лобановский советовался со мной. Такой был контакт и взаимное доверие.

«Йожеф, я тебя прошу, останься в сборной еще на один цикл», — уговаривал Валерий Васильевич. Однако после поражения от Словении у меня сдали нервы, понял, что устал и больше не хочу тренировать сборную. Пришлось ему взвалить на себя обе команды. Нагрузка колоссальная, здоровье сжигает. Я очень виноват перед Лобановским.

— Олег Блохин, Игорь Беланов, Андрей Шевченко. Три обладателя «Золотого мяча» состоялись бы без Лобановского?

— Думаю, что не состоялись бы. У него был дар! Валерий Васильевич умел поговорить с футболистом — другой тренер так никогда бы не смог. Я видел, как он разговаривал с тем же Шевченко.

— Кстати, Шевченко открыл Лобановский или все-таки Сабо?

— Не надо ставить вопрос ребром! Шевченко еще до возвращения Валерия Васильевича блистал. Если не ошибаюсь, «Бавария» предлагала за его трансфер пять миллионов долларов. Но руководство решило выдержать паузу. У Лобановского же его талант засверкал новыми красками. В «Милан» Андрей уходил уже в статусе настоящей звезды.

— Теперь ни для кого не секрет, что юного Шевченко одолевали проблемы с режимом. Курил, пиво потягивал...

— Андрея сохранили для футбола Григорий и Игорь Суркисы. Проблемы были, и довольно серьезные. Парень молодой, вокруг него рой друзей вился. Григорий Михайлович и его брат Игорь сумели наставить Шевченко на путь истинный. А на машине гонял! Еду я на базу в Конче-Заспе, мимо пролетает спортивный «Мерседес», скорость под 220 км/ч! Я даже перепугался.

— За рулем один из лучших в будущем бомбардиров итальянской Серии А?

— Именно! Забрал у Андрея ключи от машины. Вот так приходилось воспитывать.

— Без Суркиса мог бы не состояться не только Шевченко, но и киевское «Динамо». Команда просто прекратила бы существование летом 1993-го.

— Четыре месяца футболистам и тренерам не платили зарплату. Я работал тогда начальником команды. «Динамо» уже покупал президент «Борисфена» Дмитрий Злобенко, который подготовил практически все документы на переименование клуба. В сезоне-1993/1994 в чемпионате Украины должен был заявляться «Борисфен». Вот тогда-то и появились браться Суркисы.

— В лихие 1990-е множество бизнесменов с сомнительной репутацией пытались отхватить лакомый кусочек. Вы сразу поверили этим людям?

— Все-таки и Григорий Михайлович, и его брат — бизнесмены с футбольной душой. Их отец всегда болел за киевское «Динамо». Они выступили перед командой, закрыли все долги и пообещали сделать «Динамо» командой европейского уровня. А что бы произошло с клубом, если бы Суркисы вовремя не подставили плечо? Сейчас об этом мы можем только гадать...

Возможно, Шевченко со временем сменит Газзаева

— Вы верите, что из Шевченко может получиться хороший тренер?

— Андрей понимает, что тренерская работа — это нервы, каждодневные стрессы. Пойдет ли он на это? Игрок ведь потренировался, сыграл и может заниматься семьей и детьми. У тренера нет такой возможности. В команде 30 человек, и у каждого свой характер. Одного следует погладить, другого побить. Ты не поставил в состав условно Иванова — он обиделся. Сможет ли Шева перестроиться, убить в себе «я»? Он же фигура, как и Блохин. В чем ведь проблема тренеров — в прошлом великих футболистов? Они всегда хотят видеть в своем подопечном себя. Как найти золотую середину? Я знаю тренеров, у которых еще корона на голове.

— Речь, часом, не о Блохине?

— Не буду называть фамилии. Это некрасиво. Не скрою, я размышлял о будущем Шевченко. Возможно, он поиграет еще год-два, а потом заменит Газзаева.

— Здесь встанет вопрос о получении лицензии, пусть и формальной.

— Лицензия PRO — это далеко не «формальная» корочка, а очень серьезное обучение. Нужно год учиться, а когда действующему игроку сидеть за партой?

— Где собираетесь быть в дни, по-другому и не скажешь, вашего 70-летия?

— Уезжаю в родной Ужгород. Встречу юбилей в семейном кругу. Нас было семь. Ныне здравствуют лишь брат, которому 80 лет, и сестра, которой 76. Пообщаемся, сходим на кладбище к родителям. Обязательно съезжу в Карпаты — у меня там остался старенький дом, построенный еще при советской власти.

— Неужели чествования в Киеве не будет?

— Я не очень люблю самопиар. В столице мы соберемся исключительно с друзьями. Самыми близкими, оставшимися рядом со мной по сей день. Когда мне пришлось уйти из «Динамо», некоторые «друзья» сразу же перестали звонить, общаться.

Йожеф Йожефович САБО

Заслуженный мастер спорта. Заслуженный тренер Украины.

Родился 29 февраля 1940 г. в Ужгороде.

Воспитанник заводской команды (Ужгород). Первый тренер — Золтан Дерфи.

Игровая карьера: «Химик» (Калуш, 1957 г.), «Спартак» (Ужгород, 1957 — 1959), «Динамо» (Киев, 1959 — 1969), «Заря» (Луганск, 1970), «Динамо» (Москва, 1971 — 1972).

Чемпион СССР: 1961, 1966 — 1968 гг.

Обладатель Кубка СССР: 1964, 1966 гг.

Финалист Кубка обладателей кубков: 1972 г.

В первой сборной СССР провел 40 матчей, забил 8 мячей. В олимпийской — 7 (1).

Участник чемпионата мира-1966 (4-е место). Бронзовый призер Олимпийских игр-1972.

Тренерская карьера: «Заря» (Луганск, 1977), СКА (Киев, 1978), «Днепр» (Днепропетровск, 1978 — 1979), «Динамо» (Киев, 1993 — 1994, 1995 — 1996, 2004 — 2005, 2007).

Главный тренер сборной Украины: 1994 (сентябрь—ноябрь), 1996 — 1999.

Вице-президент ФК «Динамо» (Киев) — 2000 — 2007.

С 2009 г. заместитель главы комитета ФФУ по национальным сборным Украины.

Награжден орденом «За заслуги» ІІІ (1999) и ІІ (2004) степеней.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: 2000, football.sport.ua


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев