×
Спасибо, я уже с вами
Олег Кузнецов: "Засуживали за флаг"

Олег Кузнецов: "Засуживали за флаг"

26 февраля 2011, суббота. 11:592011-02-26T11:59:35+02:00

Олег Кузнецов – это не просто имя, а целая эпоха в истории советского футбола. Достаточно напомнить, как на чемпионате Европы 1988 год его связка с Вагизом Хидиятуллиным стала одной из лучших на континенте. Не случайно говорят, что во многом из-за дисквалификации Кузнецова наши проиграли голландцам в финале. Помните, как Гуллит забивал первый мяч?

Головой из центральной зоны после ошибки обороны при создании искусственного офсайда…

Олег Кузнецов – единственный из советских футболистов, кто сыграл на последних четырех форумах в истории советского футбола на фоне мирового – ЧМ-86, ЧЕ-88, ЧМ-90, ЧЕ-92. В один ряд с ним мог встать Алексей Михайличенко, если бы не пропустил чемпионат мира 1990 года из-за травмы плеча. Место Кузнецова в сборной не подвергалось сомнению с 1986 года по 1992-й, когда уже Союз распался, а на футбольной карте значилось СНГ.

В списке 33-х лучших игроков СССР Кузнецов в своем амплуа занимал первое место на протяжении пяти лет с 1986-го по 1990-й. Разумеется, с киевским «Динамо» он стал обладателем Кубка Кубков. Без этого никак. Вдобавок еще три звания чемпиона СССР, три звания обладателя Кубка СССР и… еще три чемпионства с «Рейнджерс». Впечатляет, согласитесь!

Сегодня мы с Олегом поговорим исключительно о его футбольной карьере, не затрагивая тренерского этапа его и без этого богатой жизни. Оставим это на потом, чтобы еще раз встретиться с легендарной личностью. Сейчас, кто не знает, Олег Кузнецов – старший тренер юниорской сборной Украины (U-18).

«УТРЕХТ» ПОПИЛ КРОВУШКИ

– С киевским «Динамо» вы выиграли множество трофеев. Стали обладателем Кубка Кубков-1986, трижды побеждали в чемпионате СССР, столько же в Кубке. Есть что-то, что не выиграли и о чем жалеете?

– Есть такие моменты, например, Суперкубок УЕФА-1986. Мы уступили трофей «Стяуа». Отдельно стоит отметить розыгрыш КЕЧ-1986/87. «Динамо» вышло в полуфинал, обыграв в предыдущих раундах «Селтик» и «Бешикташ». За выход в финал мы боролись с «Порту». Первый матч проводили в Португалии и добились более-менее приемлемого результата 1:2. Думали, что в Киеве при ста тысяч своих болельщиков обыграем «Порту». Достаточно ведь было забить один мяч, победить 1:0 и – мы в финале! Мяч-то мы забили, правда, в ответ пропустили два.

– В поражении от «Порту» Лобановский обвинил защитников, в частности – вас: «Две грубейшие, непостижимые ошибки защиты свели на нет все наши планы». Это в киевском матче, а в Португалии вы еще и пенальти привезли…

– Такое тоже бывает. Вышли на игры с выпученными глазами, ажиотаж неимоверный, на кону путевка в финал. Напряжение сказалось. Киевский матч для нас начался с шока – 0:2 к 11-й минуте. Один гол португальцы благодаря рикошету забили, второй – из-за моей ошибки. Михайличенко быстро отыграл один мяч, но дальше игра не пошла. Результат первого матча повторился. Хотя «Порту» потом доказало, обыграв в финале «Баварию», что у них неплохая команда была. А первый матч в Португалии мог сложиться для нас удачнее. Играли мы на контратаках, проигрывали 0:2, отквитали один мяч, причем в меньшинстве. Затем Блохин забил чистый гол, но судья свистнул «вне игры». Могли, конечно, и пропустить, поэтому счет первого матча казался приемлемым. В Киеве, если бы не ошибки в начале игры, приведшие к пропущенным голам, все сложилось бы иначе. Думаю, мы бы дожали «Порту».

– О Кубке Кубков-1986 уже столько сказано, что повторяться излишне. И все же… Когда поверили в то, что Кубок ваш?

– Сложно ответить. Первый соперник на пути к финалу, коим был голландский «Утрехт», попил кровушки больше всех. В первой встрече на выезде мы горели 0:2. Демьяненко сумел отквитать один мяч лишь под занавес встречи. А останься счет 0:2, кто знает, стали бы динамовцы впоследствии обладателями Кубка Кубков… Пройдя с проблемами «Утрехт», мы выдали серию феерических игр. Громили всех и вся! В первых таймах домашних поединков забивали по три мяча, а потом уверенно доводили дело до победного конца. Легко, легко мы тогда шли по турнирной сетке… Венский «Рапид» по сумме 9:2 сделали. «Университатю» и «Дуклу» (Прага) дома по 3:0 обыгрывали. Перед финалом с «Атлетико» мы хотя и не числились в фаворитах, но в своих силах были уверены. Что и подтвердили в Лионе, переиграв «Атлетико» легко и непринужденно – 3:0.

– Авторитетный журнал «World Soccer» по итогам сезона 1986 года на первое место в своей классификации поставил чемпионов мира – сборную Аргентины, на второе – киевское «Динамо». Если бы «Динамо» сыграло с чемпионом мира Аргентиной, шанс победить был бы?

– Хе-х… Да кто его знает! Во всяком случае, думаю, шансы были бы. Киевское «Динамо» и сборная СССР 1986 года это слова-синонимы. Фактически сборной Аргентины во главе с Марадоной противостояло бы переодетое в цвета сборной «Динамо».

– 24 февраля 1987 года. Монако. Матч на Суперкубок УЕФА «Стяуа» – «Динамо». Скучная игра без моментов. Исход поединка решил не то чтобы точный, но удачный удар молодого Георге Хаджи со штрафного. «Динамо» уже находилось в психологиеской яме?

– Я бы не сказал. Проиграли мы не из-за какого-то наступившего спада. «Стяуа» представляла собой вязкую, неудобную команду с хорошими исполнителями впереди, с тем же Хаджи. Исход поединка по игре мог быть как в одну, так и в другую сторону. А гол был забит румынами в какой-то мере случайно, благодаря рикошету. Как говорят, финалы очень редко бывают интересными, в основном – скучноватыми, тактическими. Эта игра как раз из этого числа.

«ФИОРЕНТИНЕ» ПРОИГРАЛИ ИЗ-ЗА РАБОТНИКОВ СТАДИОНА

– Ярким событием в 1987 году для «Динамо» стал финал Кубка СССР, когда команда восстала из пепла, проигрывая по ходу игры 1:3 минскому «Динамо». Что послужило толчком к победе?

– Этот матч, наверное, и отложился в памяти только потому, что, проигрывая два мяча минчанам, мы сумели в итоге вырвать победу. Кстати, первые два минчане забили из-за моих ошибок. А затем я положил невероятный гол издали. Мне кажется, дай мне 10 тысяч раз пробить на тренировке с той позиции, я бы ни разу не забил! Собраться и победить удалось благодаря накопленному опыту, не было упаднического настроения при 1:3. Если раньше пропускали гол-другой и складывали руки, то здесь отыгрались и победили в серии пенальти.

– Спустя полгода «Динамо» взяло очередной старт в КЕЧ, но в 1/16 уступило «Рейнджерс». Что послужило причиной неудачи?

– Какой-то нефарт… В первом матче в Киеве шотландцы играли на отбой. Играли в такой же манере, в какой играют и сейчас. Вспомните недавнюю игру с «Манчестер Юнайтед», когда «Рейнджерс» всей командой встал в защиту и отстоял 0:0. Так и против нас – девять человек сзади! Тем не менее, мы даже вырвали минимальную победу 1:0. Поехали в Глазго. Обыкновенная игра, но опять допускаем нелепую ошибку. Чанов выбивает мяч, попадает в спину Балтаче, и Маккойст забивает в пустые ворота (если быть уж совсем точными, то Маккойст подхватил отскочивший мяч и передал его Фалко, который направил его в пустые ворота. Впрочем, какая разница… – В. П.). Во втором тайме Блохин дважды выходит один в один, но не забивает. А шотландцы отличились в присущей им манере – навесная подача с фланга, и Маккойст забивает второй мяч.

– Грэм Сунесс говорил, что он еще в тех играх вас заприметил. было за что?

– Вполне допускаю. На что рассчитывал «Рейнджерс» в игре с нами? На длинные передачи, забросы, навесы и борьба, борьба, борьба. А я головой играл неплохо, в тех играх постоянно выигрывал верховые дуэли у шотландцев. Грэм Сунесс подбирал таких игроков в свою команду. В те времена финансовые условия у «Рейнджерс» были несравнимы с сегодняшними. «Рейнджерс» мог приобрести любого игрока, которого хотел.

– В 1989 году поход киевского «Динамо» в КУЕФА закончился на стадии 1/8 финала. «Фиорентина» с Дунгой и Роберто Баджо заслуженно прошла дальше?

– Тоже неординарные матчи… Сказать, что «фиалки» заслуживали выхода в четвертьфинал больше, чем мы, не могу. Первая встреча в Италии получилась непонятной. «Фиорентина» забила единственный гол с «левого» пенальти, плюс удаление Яремчука в первом тайме, нереализованный момент Саленко. Ну и собственно игра в Киеве… Накануне грянул мороз, на дворе декабрь месяц. Проиграли мы из-за ошибки работников стадиона. Они сняли защитную пленку не перед самим матчем, а за день до игры. Получилось не футбольное поле, а ледовый каток. Итальянцы-профессионалы приехали в Киев с разной обувкой. А что имели мы? У нас не было широкого выбора. Наточили шипы и пошли в бой против итальянцев, которые играли в специальных несильно скользящих футбольных кроссовках. В итоге – 0:0, вполне устраивающие «Фиорентину».

– Один из худших матчей за «Динамо» в чемпионате СССР вы провели против «Спартака» на заполненном «Республиканском» в 1989-м. Как киевляне умудрились проиграть 1:4?

– Давайте будем плясать от того, что «Спартак» тогда был тоже не подарок. Москвичи входили в элиту советского футбола, в 1987 и 1989 году становились чемпионами СССР. Бывают такие игры, что с самого начала не идет. Вот тогда у «Динамо» не пошло (по ходу встречи было и вовсе 0:4, но Литовченко в конце встречи подсластил горькую пилюлю. – В. П.)… Дело житейское! Ты можешь перегореть – народа-то по 100 тысяч собиралось! Помню, как билеты приходилось доставать друзьям и знакомым. В то же время мы могли и «Спартак» красиво обыграть в «Лужниках». Были и у нас победы вроде 3:1.

– Что было приятнее в 1990 году: выиграть чемпионат или победить в Кубке, где в финале был разгромлен «Локомотив» 6:1?

– По счету ясно, что Кубок мы довольно-таки легко взяли. Чемпионство – дело более стоящее. Я свой последний динамовский сезон проводил именно в 1990-м. И стали мы чемпионами СССР, обыграв в решающем поединке московский ЦСКА со счетом 4:1. Это был мой как бы прощальный матч. Из состава образца 1986 года, кроме меня, оставался только Паша Яковенко. В команду уже вливались Сергей Юран, Олег Саленко, другие способные ребята.

ДОГОВОРНЯКИ ИГРАЛИ ВСЕ!

– Рассказывали, что в Советском Союзе честных команд, не играющих в договорняки, не существовало.

– Все же думаю, они были. Хотя… В этом контексте надо уточнить, что такое договорной матч. Есть разные мнения на сей счет. Кто-то мог деньги предлагать, как закавказские команды. Иные команды договаривались по-другому, к примеру, через устраивающую ничью, еще одни – через бери-отдай дома и на выезде. Футболисты – народ лукавый. Думаю, не найдется ни одного игрока, который хоть раз в жизни да не поучаствовал в договорном матче.

– Говорят, меньше других этим баловались минское «Динамо» и «Жальгирис»…

– Может быть. Надо учитывать менталитет народов. У литовцев совершенно другое воспитание, более продвинутое к Западу. У них в принципе не принято отдавать матч или просить об очках. А вот кавказцы… Эти – да! Их хлебом не корми, дай только о чем-то договориться!

– Ошеломляющую серию по закупке остро необходимых им для выживания в высшей лиге очков осуществили в 1985 году кутаисские торпедовцы. В числе поверженных оказались даже досрочные чемпионы-85 – киевские динамовцы. Помните ту встречу?

– В общих чертах. Помню, что разговоры об этом ходили. Лобановский даже вызывал к себе на ковер костяк команды – мол, не вздумайте… «Не дай Бог, что-то случится», – говорил он. В случае победы над нами кутаисцы гарантировали себе прописку на следующий год, а понизиться в классе могли московские динамовцы. Лобановский предупреждал игроков насчет денежной мзды, говорил, что телефоны прослушиваются кагэбистами из Москвы. Пугали какими-то санкциями – мы же входили в одно общество с «Динамо»!

– Известный советский арбитр Марк Рафалов рассказывает: «Выполнив в чемпионате-85 программу-максимум, киевское «Динамо» проиграло две заключительные встречи в Тбилиси и в Кутаиси с одинаковым счетом 1:2. Задолго до начала матчей их исход и в болельщицких, и в журналистских кругах сомнений не вызывал. Вскоре мне довелось побывать в Кутаиси в качестве инспектора. очень влиятельный в городе человек ознакомил меня с подробностями тайных переговоров заговорщиков. Когда в 1985 году киевлянам назвали цену за два очка, они возмутились: «Мы же чемпионы!» Пришлось кутаисцам повысить ставки на 30 процентов».

– Этого я не знаю. Мне тогда было 22 года. Я не входил в расширенный список игроков, кому могли дать деньги. Во всяком случае, я ни в чем не участвовал.

– Опять-таки пишут, что в течение многих лет нарабатывались и утверждались порочные связи между определенными клубами, именовавшимися «сладкими парочками». В подобных «любовных связях» неоднократно уличались киевские динамовцы при проведении встреч (не считая украинских команд) с «Араратом», алма-атинским «Кайратом» и «Зенитом». Почему все скрывают правду?

– А кто скрывает? Всем известно, и это не секрет, что договорные матчи игрались, и игрались не единожды. Просто доказать факт договорного матча очень непросто. Тогда же не было такой аппаратуры, всяких жучков прослушки, камер скрытого наблюдения, как сейчас. За руку поймать и уличить в договорняке, естественно, было нереально. Что и говорить, если уж сейчас договорные матчи остаются «нерассекреченными», то тогда и подавно. Задним же числом можно говорить что угодно.

– Олег Блохин в интервью, опубликованном «Комсомольской правдой» 24 ноября 1987 года, признался, что неоднократно участвовал в договорных играх. «А сколько их было?» – спросил интервьюер. «Не подсчитывал», – ответил один из сильнейших форвардов Европы. Интересно, чаще соперники «Динамо» засылали в команду «инкассаторов» для закупки очков или наоборот?

– Ответ на поверхности. Не будет же «Динамо», бесспорный фаворит многих чемпионатов, просить кого-то о победе! Нет смысла, если команда идет в лидерах. Обычно просили те команды, которые могли вылететь.

– Арбитр из Москвы Юрий Савченко рассказывал: «Сужу я в 1986 году в Донецке игру «Шахтера» с киевским «Динамо». Идет нормальная игра. К 80-й минуте киевляне ведут 3:1. И вдруг в последние 10 минут стало происходить что-то непонятное. Киевская защита просто остановилась, и «Шахтер» делал в их штрафной что хотел. Вот счет уже 2:3. Чувствую, будет еще гол. Но мяч никак не идет в ворота, хоть возможностей предостаточно. И вот минуты за полторы до конца кто-то из киевлян «дрогнул» и подрубил соперника в своей штрафной. Пенальти – гол – ничья. Иду в судейскую комнату, обуреваемый сомнениями. Развеял их… Лобановский, от которого мне часто доставалось. Радостный, улыбающийся, жмет мне руку со словами: «Вот так и надо судить». А ведь я только что на исходе матча лишил его команду победы, назначив пенальти. у меня создалось впечатление, что именно за этот пенальти он меня и благодарил. Парадокс, да и только». По-видимому, игры с украинскими командами у вас никогда не вызывали интереса?

– Ну почему же? На моей памяти с украинскими командами были как раз интересные игры. Не знаю, как в предыдущие десятилетия, но в мои годы встречи «Динамо» и «Шахтера» по накалу мало чем уступали сегодняшним. Отчетливо помню финал Кубка СССР-1985, когда «Динамо» с «Шахтером» рубились в Москве. В тяжелейшем поединке мы победили 2:1. Непросто игралось нам с Донецком и в чемпионате, в Киеве очки мы теряли неоднократно. Аналогично трудно давались нам игры с «Металлистом», я не говорю уже о «Днепре». Это опять-таки спустя время, исходя из результатов и нанизывая на них ход матча, делают такие выводы!

ДЕЛО НЕ ТОЛЬКО В ФРЕДРИКССОНЕ

– ЧМ-1986. Это был первый турнир такого рода для вас. Мексиканский чемпионат стал разочарованием?

– Нет. Возможно, потому что это и был первый большой форум в моей жизни. Журналисты и специалисты выступления сборной расценили неоднозначно. Результат вроде и не совсем удачный, но по качеству игры претензий к нам не возникало. Сильного расстройства от вылета в 1/8 у меня не было. Я надеялся, что у меня будет еще возможность выступить на чемпионате мира.

– Какие воспоминания остались о турнире, если не принимать во внимание поражение от Бельгии?

– Для меня все в диковинку было. В первую очередь поразила сама Мексика. Вы же помните, что проведение чемпионата мира было под угрозой срыва из-за крупнейшего землетрясения, случившегося менее чем за год до начала первенства. Естественно, в самой Мексике была разруха. Нельзя не упомянуть условия, в которых приходилось играть – высокогорье, жара, духота. Касательно футбола, запомнилась игра не только с Бельгией, но и с чемпионами Европы-1984 французами. Перед нашей сборной стоял важнейший вопрос нейтрализации Платини, ведущего всю игру сборной Франции, и с этим заданием мы справились.

– Все ли дело в Фредрикссоне в игре с Бельгией?

– Не думаю. Пусть и говорят, что нам забили мячи из «вне игры», но дело не только в этом. Во-первых, мы не тренировали перед матчем этот элемент игры. Перед игрой говорили, что именно бельгийцы – мастера искусственно ловить соперника в офсайдную ловушку. Но главное другое: в таких поединках ключевую роль играют индивидуальные погрешности игроков. И мы допускали ошибки. Некоторые склоняются даже к тому, что в нас закралась самоуверенность, дескать, мы в уме держали четвертьфинальную игру с испанцами. На тот момент именно сборные СССР и Испании, по оценкам многих, показывали самую яркую, результативную и комбинационную игру. Мировые СМИ тоже ждали дуэли СССР – Испания, но… Случилось то, что случилось.

(В недавнем интервью экс-форвард бельгийцев Ян Кулеманс признался: «Скажу честно, при получении мяча у меня также проскользнула мысль: а не нахожусь ли я в положении «вне игры»? Но я решил сначала пробить, а там будь что будет. Арбитр мяч засчитал. Гол есть гол, пускай и забитый из офсайда… Но сыграй в полную силу советские футболисты, никакой судья не помешал бы им добиться результата. В общем, основная причина проигрыша сборной СССР – в недооценке соперника». Как забивал Кулеманс? Из глубины поля последовала передача по воздуху в сторону ворот сборной СССР. Наши игроки попытались сделать искусственное положение «вне игры». Мячом тем временем овладел Кулеманс. Было полное впечатление, что он находился в явном офсайде, хотя телекартинка из-за длины передачи не дает возможности установить доподлинно. Но мнение – «вне игры» было – подтвердил и судья на линии испанец Санчес, подняв флаг. Наши игроки, заметив это, остановились. Однако арбитр в поле швед Фредрикссон не дал свистка на остановку игры, и Кулеманс забил. Так счет стал 2:2. – В. П.).

– ЧЕ-1988. Что для вас значит этот турнир? Первенство, где вы не сыграли в самом главном поединке…

– За два года сборная СССР еще больше пообтерлась, игроки провели много матчей вместе, состав хотя и обновился, но незначительно. Мы показывали хороший футбол и, думаю, по праву стали серебряными призерами. Все игроки были в футбольном возрасте, показывали едва ли не лучший свой футбол. Для меня это тоже был лучший турнир, я попал во вторую символическую сборную первенства. Разочарование от того, что не сыграл в финальном поединке с голландцами, естественно, присутствует. Меня не раз спрашивали в сослагательном наклонении, как бы я сыграл в финале. Ну что я могу ответить? Я ж не специально пропустил этот матч! Нам надо было в полуфинале обыгрывать Италию, я висел на карточке, получил еще одну… Условно говоря, могли же и Литовченко с Протасовым оказаться на моем месте, получи предупреждения в матче с итальянцами. И что тогда?

– Самый выдающийся поединок на том чемпионате – полуфинальный против итальянцев или все-таки против англичан в группе?

– Считается, что против итальянцев. Причем не только на турнире, а за десятилетний период, начиная с 1980 года и заканчивая распадом Союза. Это матч-классика!

ДОГОВОРНЯКА С КАМЕРУНОМ НЕ БЫЛО

– ЧМ-1990. Какие задачи ставились перед советской командой после успешного выступления на ЧЕ-1988?

– У Лобановского процесс достижения результата сводился к простому принципу: все должно идти по нарастающей, а не так чтобы – бац! – и обязательно выйти в финал. Сначала ставилась задача выхода из группы, затем по ситуации. Глобальных задач не было. Самой первой нашей задачей на ЧМ в Италии был как раз выход из группы.

– С румынами в стартовом матче выглядели отвратительно. Говорят, команда играет так, как позволяет ей соперник. Это СССР был не готов или Румыния настолько хороша, даже без Хаджи?

– В то время с Румынией тоже считались в Европе. Очень приличный состав по именам у них поехал в Италию – Попеску, Лупеску, Радучою, Балинт с Думитреску, Лэкэтуш с Хаджи… Противная по-футбольному команда, организованная, слаженная во всех линиях. Вспоминаю тот же Суперкубок со «Стяуа», где костяк составляли сборники, мы им тоже уступили 0:1. Затем мы играли товарищеский матч с ними, поединок, ставший 100-м в составе СССР для Олега Блохина, – и тоже проиграли (1:2). Накалу игре прибавляло противостояние стран бывшего соцлагеря. А по сути сам матч на ЧМ-1990 проходил в равной борьбе. Больше повезло румынам, они снова победили (2:0). Это поражение, как показало время, стало фатальным для СССР на всем турнире.

– Матч с Аргентиной – отдельная песня. Марадона вынес мяч рукой из собственных ворот, оставленных голкипером. Похоже, дон Диего обладал даром гипнотизировать судей!

– Неоднозначный эпизод приключился. Добровольский подавал с левого фланга угловой, Протасов пробивал, а Марадона стоял у штанги и рукой отбил мяч в поле. Да – фол последней надежды, но судья в динамике мог и не заметить, каким образом Марадона выносил мяч, отводя угрозу от своих ворот.

(Эпизод случился в самом начале поединка, и кто знает, как бы повернулась судьба всего турнира, удали Фредрикссон Марадону с поля за фол последней надежды и укажи на «точку». Кстати, Кузнецов и Марадона были капитанами команд в той встрече. – В. П.).

– Шведский арбитр Фредрикссон снова стал злым гением для СССР. В 1986 году он засудил СССР в 1/8 финале в игре с бельгийцами. За что он так не любил СССР?

– А кто нас любил вообще? Нам всегда говорили – пока у вас красный флаг горит, вас так всю жизнь судить будут!

– У многих из тех, кто смотрел матч СССР – Камерун, осталось какое-то двойственное ощущение. Сама игра, не сочтите за обиду, смахивала на договорную. уж больно высокой оказалась, в противоположность предыдущим встречам, результативность подопечных Лобановского, да и соперник сопротивлялся, как могло показаться, только для вида… тяжело было добиться счета 4:0 в игре с Камеруном, ведь если бы в игре Аргентины и Румынии победила какая-либо из этих команд, этот результат выводил нашу сборную на третье место в групповом турнире, что давало шанс на выход в 1/8 финала?

– Я не думаю, что на таком уровне играются договорные матчи. Даже принимая во внимания то, что тренировал камерунцев наш человек Валерий Непомнящий. Как он мог донести своим игрокам эту информацию? Просто сказать – мол, ребята, надо проиграть 0:4? Бред! Я вот что хочу сказать. Лобановский готовил команду на пик формы к последнему матчу в группе, к плей-офф. Наверняка Лобановский планировал, что СССР выйдет из группы и, начиная с 1/8 финала, команда понесется. Если раньше, на том же мундиале в Мексике, сборная СССР была на пике формы с первого матча, выигранного у венгров 6:0, то здесь все планировалось по нарастающей. С Аргентиной СССР гораздо лучше сыграл, чем с Румынией, и Камерун уже обыгрывали на одном дыхании.

ШОТЛАНДЦЫ С НАМИ ОТБЫВАЛИ НОМЕР

– ЧЕ-1992. В Швеции наша сборная выступала без флага и гимна. Вместо них развевалось белое полотнище с латинскими буквами «C. I.S» и звучала «ода к радости» Бетховена. Как на это реагировали в команде?

– Соответственно и реагировали – с недоумением. Мы, украинцы, Михайличенко, Лютый и я, понимали, что это последний турнир такого рода для нас. С Украиной мы навряд бы куда-то попадали. Я не хочу этим сказать, что был разлад в команде по причине раскола Союза. Но настроение было упадническое. Условно говоря, мы понимали, что играем в последний раз вместе с российскими ребятами. К слову, Бышовец взял на чемпионат Европы много молодых, перспективных. Это Канчельскис, Кирьяков, Колыванов, Шалимов, Юран, Онопко.

– Отстояв ничьи в матчах с немцами и голландцами, попали на похмельных шотландцев, накануне успевших отпраздновать собственный отъезд домой. И тем не менее – 0:3 …Как же вы умудрились?

– Оказывается, и так можно готовиться к матчам. Шотландцы вышли на игру отбывать номер. Мы с Лешей Михайличенко до игры с ними пообщались. Шотландцы утверждали – мол, нам ничего не надо и вы нас обыграете на одной ноге! Они говорили, что полночи в ночном клубе гудели, поспали с утра немного… А когда команда расслаблена и все до лампочки, при благополучном стечении обстоятельств можно сделать результат. В той игре шотландцам в начале встречи удались два сумасшедших удара, заставших Харина врасплох. У нас вроде и тотальное преимущество, шотландцы с мячом практически не встречались, мы моменты создавали, а забить не получалось.

– Дмитрий Кузнецов рассказывал: «Незадолго до стартового свистка Олег Кузнецов и Алексей Михайличенко стояли в центральном круге с четырьмя шотландцами. А в раздевалке позже Михайличенко и Кузнецов о чем-то тихо переговорили с Бышовцем. Подробностей не знаю. С уверенностью могу сказать одно: на поле шотландцы делали то, что позволяли им делать мы»…

– Мы разговаривали с одноклубниками по «Рейнджерс» Алли Маккойстом, Стюартом Макколлом, Ричардом Гафом и Энди Горамом. Слухи, разумеется, появились, что мы с ними договаривались насчет исхода поединка. Но поверьте, ничего такого и в помине не могло быть! Шотландцы – гордая, свободолюбивая нация, которая никогда ни под кого не ляжет. Всем известный шотландский дух – не пустые слова. Вся их история пропитана борьбой за независимость, у них в крови стойкость и «упертость»! Мы всего-то пошутили: «Help us»! Они посмеялись. Ответили: «Ой да ладно, вы нас и без нашей помощи дернете». Все!

– Триумфу сборной Дании есть логическое объяснение? Или ей просто сказочно повезло?

– На самом деле у них была очень приличная сборная. Некоторые из игроков потом в великих клубах играли, карьеру хорошую сделали. Шмайхель, например, Брайан Лаудруп. Были у них хорошие, опытные бойцы, представлявшие европейские клубы (Йон Сивебак, «Монако», Хенрик Андерсен, «Кельн», Флеминг Поульсен, «Боруссия» Дортмунд, Бент Кристенсен, «Шальке». – В. П.). Некоторые полагают, что датчане выиграли исключительно благодаря фарту. Эта версия тоже имеет право на жизнь. Собрали датчане команду за две недели до старта. Все готовились месяц, а они – в ускоренном режиме. К тому же от них никто не требовал результата. В Швецию они ехали, как вы помните, вместо Югославии. В роли сменщика, так сказать. Что им могли говорить? Сыграйте как можете, по возможности не ударьте лицом в грязь…

– За сборную Украины вы провели три игры. Помните, какие поединки?

– Первый матч был товарищеский. Сыграли вничью 1:1 с белорусами в Минске в 1992-м. И два отборочных поединка к ЧЕ-1996. Со Словенией на «Республиканском» по нулям сыграли и кого-то еще обыграли. (Эстонию 3:0. – В. П.)

– Вы поиграли в составах трех разных сборных – СССР, СНГ и Украины. Какая для вас роднее?

– Понятно, что СССР! За эту сборную я провел почти 60 матчей без пауз и замен на протяжении шести лет. Все мои заслуги связаны именно с советской командой. А что Украина? Агония! В своем клубе я уже не играл после травмы, из-за чего и сыграл так мало. СНГ? Это промежуточный этап.

– Суммарно вы провели на национальном уровне 66 матчей. Сколько матчей хотелось бы переиграть?

– Ни одного абсолютно. Были обидные поражения? Я бы не сказал…

– А Бельгия на ЧМ-1986, а Шотландия на ЧЕ-1992?

– Вот разве что против бельгийцев. Советская команда образца 86-го была не хуже той команды, которая добыла серебро континентального первенства в 88-м. Мы были на ходу, много забивали, демонстрировали яркий хороший футбол. По-видимому, нам с бельгийцами не хватило пресловутого опыта таких турниров. Возьмите наш состав. Фактически все динамовцы начинали свой путь в сборной – Яремчук, Яковенко, Михайличенко, Литовченко, Протасов.

– Какой из матчей в футболке сборной СССР вам особенно памятен?

– Юбилейный 50-й. Сборная СССР проводила в «Лужниках» отборочный поединок ЧЕ-1992 с норвежцами и победила 2:0. Волею судьбы в этом поединке я забил свой единственный мяч за сборную.

– Вы противостояли легендарным игрокам – Платини, Марадоне, ван Бастену… Кто показался самым-самым?

– Наверное, ван Бастен! Может, потому что с Марадоной и Платини я меньше пересекался во время игры? Они играли оттянутого форварда, подключавшегося из глубины.

«РЕЙНДЖЕРС» ПОСОВЕТОВАЛ ЛОБАНОВЫМИ

– Благодаря чему стал возможен переход в «Рейнджерс»?

– Я уехал в 1990 году в ноябре. В августе в Глазго был сыгран специальный матч-презентация Кузнецова между «Рейнджерс» и «Динамо», закончившийся победой киевлян 3:1. (Символично, что Олег забил первый гол в матче. – В. П.) Но мог оказаться в шотландском клубе гораздо раньше. Грэм Сунесс хотел купить меня еще в 88-м, говорит, что с того момента шотландцы вели меня. Я знаю, что в 88-м «Бавария» приезжала в Киев за мной, ряд ведущих итальянских клубов. Но тогда нереально было уехать из «Динамо». Возможность поиграть за границей предоставлялась игрокам, которым исполнилось двадцать восемь. Из «Динамо» поначалу уезжали по одному. Заваров уехал, Блохин, Евтушенко… А в 1990-м разъехались остальные – Протасов, Литовченко, Баль, Михайличенко. Когда я покидал «Динамо», в Киеве осталась одна молодежь.

– За сколько вас продали «Рейнджерс»?

– Честно говоря, я не знаю. Сумму никто не знал. Все шло через «Совинтерспорт». Я пришел к Лобановскому с просьбой отпустить меня в европейский клуб. Он сказал, что есть хорошее предложение из «Рейнджерс». Я фыркнул, мол, не хочу играть в шотландском чемпионате, во многом из-за климата – там же одни дожди, туманы, сырость.

– Чем же он вас переубедил? Переехав в Британию, вы, несомненно, существенно выигрывали в финансовом плане?

– Именно. Лобановский сказал, что я буду первым футболистом, кому «Рейнджерс» предложит долгосрочный пятилетний контракт на выгодных условиях, добавив, что клуб давно хочет видеть Кузнецова у себя. Я послушался Васильича. В любом случае, я не пожалел.

– Когда вас звали в «Рейнджерс», не спрашивали, какого вы вероисповедания?

– Ерунда все это! Это у них между собой считается, что если ты протестант – дорога тебе в «Рейнджерс», если католик – в «Селтик». Легионеров это касалось в меньшей степени. К тому же передо мной в «Рейнджерс» перешел Морис Джонстон, в недавнем прошлом игрок «Селтика» – так что грани понемногу стирались. По крайней мере, нас меньше всего интересовало, кто какой религии придерживается.

– Рассказывали, что слово «атеист» на местном жаргоне означает человека, не болеющего ни за один из двух этих клубов. В «Рейнджерс» таких случайно не было?

– Да это все на уровне шуток-прибауток. Знаю, что супругам футболистов «Рейнджерс» нельзя было надевать зеленое – платье, кофточки, платочки… Это – да. А все, что рассказывают о враждебном настроении дерби, во многом приукрашено. Нет распределения по районам, что одни болеют за тех, а другие за тех. У меня все соседи болели за «Селтик». Дочка ходила в садик с сыном главного тренера «Селтика». Они дружили, ходили в гости друг к другу. Поэтому я был знаком с Лиамом Брэйди (коуч «Селтика», легендарный футболист «Арсенала», «Ювентуса», «Сампдории», «Интера» и сборной Ирландии, сейчас помощник Трапаттони в сборной. – В. П.). Противостояние «Селтика» и «Рейнджерса» это не противостояние «Спартака» и ЦСКА. В Шотландии выплеснули эмоции на стадионе и разбрелись по пабам. Это в России драки постоянно, а в Шотландии на стадионах битва кричалок, речевок, баннеров идет. Я не помню никаких конфликтов, столкновений.

– Если речь идет о Шотландии, сразу вспоминаются мужики в юбках и с волынками, виски, лохнесское чудовище. Ваши представления о стране совпали с реальностью?

– Сразу замечу, что на озеро Лох-Несс я даже не ездил. Что там делать?! Давно известно, что обитательница шотландского озера Несси – это выдумка. Само Лох-Несс – обычное озеро, как мне рассказали. Просто ехать туда и два часа пялиться вдаль в надежде увидеть чудовище – бессмысленно. Другое дело – их юбки! Даже я их надевал. Перед Новым Годом игроки «Рейнджерса» собираются вместе, чтобы проехаться на открытом автобусе и поприветствовать своих фанов. Игроки разодеваются в смешные наряды. Я последовал их примеру и надел юбку. Виски? Футболисты его не очень любят. Пиво пьют!

– За что вас шотландцы прозвали «Максмит», то бишь «Маккузнец» или сын кузнеца?

– За то, что я рыжий и похож на шотландца. (Вообще-то, прямой перевод фамилии Кузнецов, которая по своему изначальному смыслу тоже сын Кузнеца:-) – Ред.)

– Если представить «Рейнджерс» в чемпионате СССР, за какие места боролась бы команда из Глазго?

– За высокие. Мы с Лешей Михайличенко в удачное время пришли в «Рейнджерс», когда команда на ходу была. Если раньше английские клубы покупали шотландцев, то на стыке 90-х в «Рейнджерс» приехало много английских сборников. Тот же Тревор Стивен, Гари Стивенс, Крис Вудс, Терри Батчер. Ну и конечно, основа сборной Шотландии играла. Я думаю, за пятерку «Рейнджерс» в советском чемпионате боролся бы сто процентов.

– А вам было интересно играть в далеко не самом сильном чемпионате?

– На самом деле это внешнее впечатление, что шотландский чемпионат неинтересный, что там идет борьба только между «Рейнджерс» и «Селтиком» и что на международной арене шотландские клубы ничего выиграть не могут. Когда ты окунаешься в их футбол, быстро понимаешь, какая это прелесть и насколько там сложно. Проходных игр не бывает. «Рейнджерс» может вести в счете в два-три мяча, а противник все равно бьется, несется на тебя. Ты должен отработать 90 минут «от» и «до», иначе зритель тебя не поймет. Это не Испания и Италия – там, если счет 2:0, игра теряет интерес. Расслабиться можно разве что в концовке, когда судьба первого места уже решена. Обычно последний круг чемпионата превращался для «Рейнджерс» в символический.

ГОРАМА НАЗЫВАЛИ «ЖИРНОЙ ЗАДНИЦЕЙ»

– Вне поля с кем-то из шотландских игроков общались?

– Сказать, что был с кем-то близок, я не могу. Пересекались, потому что жил с партнерами рядом в деревне. Неплохо общался с голландцем Питером Хюйстра. А когда получил травму, выбыв на восемь месяцев, я сдружился с физиотерапевтом, к которому каждый день ходил на восстановление. Он оказался австралийцем. Он с радостью помогал мне осваивать нормальный английский, купил себе англорусский словарь и терпеливо втолковывал, что мне надо знать. Подружились и наши жены, и дети.

– Каким в памяти остался легендарный «рейнджер» Алли Маккойст?

– Человек-гол, сумасшедший нападающий! Маккойст не обладал выдающимися антропометрическими данными, со стороны казался не то чтобы полноватым, но каким-то плотненьким. Однако забивал в каждом матче. Маккойст – игрок штрафной площадки. С Гердом Мюллером его сравнить, конечно, нельзя, но форвардом был забивным. Маккойст хорошо сыгрался с англичанином Марком Хейтли, здоровенным центрфорвардом под два метра ростом (по прозвищу «Аттила». – Ред.). Тот ему постоянно сбрасывал, а Маккойст уже разбирался с вратарем.

– Необузданным нравом выделялся на протяжении всей карьеры вратарь Энди Горам. Вы помните какие-нибудь его выходки? Страсть к алкоголю у него явно была не только в крови…

– Мы поражались с Михайличенко другому: как вратарь ростом 175 см (181 все-таки. – В. П.) и 85 кг живого веса может стоять в воротах! Оказалось, что может. В рамке он чудеса творил. Между собой в команде его называли «Жирная задница». Горам к прозвищу нормально относился, не обижался. Алкоголь он любил. Пива пил много. Как и все жители Глазго. Понять их можно. Что делать в промышленном городе, да еще когда в пять часов темнеет? Люди просто собирались в пабах после окончания рабочего дня и глушили пинты. Одна пинта – почти 600 грамм (пинта – 0,56826125 литра в британском варианте. Штатовская почти меньше на сотку. – В. П.). Футболисты тоже позволяют себе хорошенько выпить, но в определенные дни, за три-четыре дня до игр.

– Никогда шотландские футболисты не выходили на игры в нетрезвом состоянии?

– Нет. Там тоже есть люди – врачи, тренеры, которые следят за состоянием футболистов. Когда мы только приехали в «Рейнджерс», в заявке было не восемнадцать человек, а тринадцать. Одиннадцать играло и двое на замене. А в расположении клуба – двадцать пять человек, которые реально могут усилить команду. Поставь на матч тех людей, которые не попали в заявку – не оплошают! Я веду к тому, что нельзя было давать слабину, ибо если вылетишь из обоймы – можешь не вернуться. Опять же, премиальные получали только тринадцать игроков. Политика очень простая.

– Какой была сумма премиальных?

– Точно не вспомню, но была не распределительная система. Хотели давать надбавку за победу над «Селтиком», в три-четыре раза больше, а меньше платить за победы над командами вроде «Данди Юнайтед» или «Килмарнока». Но планируемое новшество не прижилось. Никто не стал делить игры на важные и проходные. А сумма премиальных оговаривалась президентом, тренерским советом и капитаном команды перед стартом сезона. И была неизменной по ходу чемпионата вне зависимости от силы соперника.

– Что представлял собой Грэм Сунесс?

– Сунесс считается легендой шотландского футбола. (Атакующий полузащитник великого «Ливерпуля» конца 70-х – начала 80-х, впоследствии тренер, в основном крайне неудачливый. – Ред.) В «Рейнджерс» у него все получалось, он выигрывал чемпионство за чемпионством. Его стали приглашать английские клубы, думая, что он тренер-победитель. Но там у него не пошло. Он тренировал «Ливерпуль», «Саутгемптон», «Блэкберн», «Ньюкасл», но толком ничего не добился.

– Слышали, что Гораму, всегда отличавшемуся неадекватным поведением, врачами-психиатрами был поставлен диагноз «шизофрения»? болельщики «Селтика», испытывавшие особую неприязнь к бывшему голкиперу «Рейнджерс», быстро среагировали на эту новость и сочинили язвительную песню «Two Andy Gorams, there’s only two Andy Gorams» (в переводе – «Два Энди Горама, есть только два Энди Горама»)?

– Я не слышал. Не верю в то, что он был шизофреником в бытность футболистом. Вряд ли такой игрок защищал бы цвета сборной!

– Кстати, о вас с Михайличенко никакие песни не сочиняли шотландские болельщики?

– Ничего такого не было.

– Энди Горам рассказывал: «Забудьте Старую Фирму. Если говорить о чистой ненависти, ничто не сравнится с матчами между «Абердином» и «Рейнджерс». Я видел это собственным глазами много раз. Игроки «Абердина» – вены вздуты, кулаки сжаты, ярость в глазах. Это игра, которую они не могут проиграть». Преувеличивает Горам?

– Это Шотландия! Я говорил уже, что с каждой командой играть непросто. После «Селтика» именно матчи с «Абердином» для «Рейнджерс» являлись самыми трудными.

– Рассказывали, что в Абердине есть один паб, в котором можно пойти помочиться на изображение «Айброкса»

– Это я в первый раз слышу (смеется).

СУББОТА В ШОТЛАНДИИ – МУЖСКОЙ ДЕНЬ!

– Дерби «Селтик» – «Рейнджерс» проходит исключительно днем. Это чтобы фанаты не успели напиться?

– На самом деле не только дерби игрались в дневное время. Даже если игровой день был посреди недели, матчи тоже не назначались поздно. Три часа дня по местному времени – святое время для начала поединков. Суббота, в частности, считалась мужским днем. Днем, когда жены не трогают мужей и те спокойно напиваются. Сначала встречаются перед матчем в пабе – выпивают, затем идут поорать на стадион, а после игры продолжают начатое в пабе. Футбол у них культ, смысл жизни.

– Какое вам дерби запомнилось больше прочих?

– Когда мы играли 1 января на стадионе «Селтик Парк» и выиграли 4:2. Михайличенко забил два гола и я один. (Смачным дальним ударом с ходу. Четвертый мяч. – Ред.)

– Михайличенко рассказывал, что руководство «Рейнджерс» после той игры дало вам вольную на целую неделю, мол, хоть идите и нажритесь в зюзю…

– Не помню.

– В «Рейнджерс» футболисты тоже в карты перекидываются?

– Да. Но у них совсем другая система подготовки. Если в «Динамо» мы заезжали за два-три дня до игры на базу, то в Шотландии такое не принято. Если в три часа игра, в двенадцать – заезд на стадион. Размялись, чай попили, послушали установку и в бой! Только перед игрой с «Селтиком» был заезд. Футболисты сами просились. Игроки собирались в пятизвездочной гостинице за день до игры и проводили вместе время. А самый длинный выезд у нас был в Абердин. Ехали три с половиной часа автобусом. Вот в это время игроки и рубились в карты.

– Вы играли?

– Нет. Леша резался. Они в какую-то замысловатую игру играли, я так до конца и не понял смысл.

– Саленко говорил, что в Шотландии футболисты ярко Рождество отмечают. Все переодеваются и идут по барам. Двадцать мест за ночь обходят, пьют, с болельщиками общаются. Что вам запомнилось?

– К этому маскараду они нешуточно готовятся! Для них это настоящее веселье, а не отбытие номера. Там в таких костюмах-шедеврах игроки приходили, что словами не описать, это надо видеть! У них традиция следующая. Приходишь на Рождество, немного тренируешься, садишься в автобус с открытым верхом, и вся команда едет по району возле «Айброкс». Фанаты многотысячной толпой собираются на улицах и приветствуют любимцев. Пару часов автобус покружит, и все направляются в ресторан, где отмечается Рождество в компании жен, детей.

– Вы рассказывали, как за шиворот вам вылили ведро воды, разбавленной фантой. Кто это сделал?

– Не помню… Но подобное баловство и веселье там приветствовалось. И никто никогда не обижался, если ему шнурки на пять узлов завяжут, бутсы приклеят к полу, одежду спрячут или костюм заберут. Но это детский лепет по сравнению с тем, что вытворял Гаскойн – по рассказам Михайличенко. Однажды большую рыбину положил в багажник партнеру (Гордону Дьюри. – В. П.), так машина так «пропахла» за три дня, что пришлось на переплавку отгонять! В «Рейнджерс» каждая тренировка чем-то веселым заканчивалась.

– Покидали Шотландию с грустью?

– Да. К сожалению, из-за травм в спортивном плане вояж в Шотландию у меня не получился удачным. Отыграв почти полностью сезон после повреждения, следующие два я выходил гораздо реже. И когда перед началом сезона-1993/94 «Рейнджерс» купил Боли и Петрича, я попросил руководство, несмотря на остававшийся год контракта, найти мне клуб. Мне нашли – «Маккаби» из Хайфы.

– О непродолжительном израильском периоде неприятные воспоминания?

– Да. Во-первых, Израиль не футбольная страна. Мне больше вспоминается солнце, пляж, а не футбол. А во-вторых, как выяснилось, брал меня «Маккаби» под Лигу чемпионов. А туда в матчах с «Казино» еще надо было попасть! Дома вели 1:0, но за десять оставшихся минут получили два гола. Ни в какую Лигу не вышли, и сразу изменилось отношение. Обещали дом, а мы как месяц, так и еще два жили в гостинице. Сама команда «Маккаби» была приличная тогда. Играл Ревиво, который потом в Испании долго бегал, Беркович, поколесивший по клубам английской Премьер-лиги. Чемпионат «Маккаби» тогда без проблем выиграл.

– «ЦСКА-Борисфен» – крик души?

– Ну почему же? У «ЦСКА-Борисфена» тогда были приличные финансовые условия, и подбор исполнителей соответствующий, и тренер хороший – Михаил Иванович Фоменко. Команда показала прекрасный результат в чемпионате, заняла четвертое место, опередив в таблице донецкий «Шахтер». К сожалению, меня травмы замучили. Пришлось завершить карьеру.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Валерий Пригорницкий, «Футбол», pressing.net.ua


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев