×
Спасибо, я уже с вами
Игорь Добровольский: "Сбежал от Лобановского"

Игорь Добровольский: "Сбежал от Лобановского"

8 марта 2011, вторник. 14:322011-03-08T14:32:20+02:00

В 1990 году его признали лучшим футболистом СССР. А двумя годами ранее он наряду с Алексеем Михайличенко стал главным творцом последней большой победы советского футбола, когда сборная СССР завоевала золотые медали на Олимпийских играх в Сеуле. Его зарубежную карьеру можно расценивать по-разному. Действительно, сполна распорядиться своим футбольным талантом Игорь Добровольский по целому ряду причин не сумел. Но покажите мне хотя бы одного российского футболиста, который выигрывал Лигу чемпионов и первенство Франции, выступал в чемпионатах Италии, Испании, Франции, Германии и Швейцарии. А в московском «Динамо» Добрика, как называли Игоря партнеры по команде, болельщики просто боготворили.

Его карьера наставника пока что не столь богата яркими событиями и искрометными достижениями. Игорь Иванович дебютировал в роли играющего тренера в тираспольском «Тилигуле», затем три года проработал со сборной Молдовы, а сейчас трудится на посту наставника лидера молдавской дивизии – кишиневской «Дачии». Трудно сказать, доволен ли сам Добровольский своим нынешним положением. Удивительно другое: как получилось, что один из самых талантливых игроков российского футбола в России не востребован? С выяснения этого факта мы и начали разговор с Игорем.

«Динамо» играло отвратительно

Игорь Иванович, вам не скучно в Кишиневе?

Не скучно – потому что я занимаюсь своим любимым делом. За последние три-четыре года у меня было около 15 предложений – из России, Украины, бывших советских республик Средней Азии и Кавказа. Но я не вижу смысла менять шило на мыло.

До «Дачии» вы работали президентом и главным тренером команды высшей молдавской дивизии «Академия», в которую вкладывали личные средства. Что это за проект такой?

Проект был создан в 2006 году. Его цель – помогать молодым футболистам выйти на новый, более качественный уровень. Не всех ребят в 15–16 лет берут в профессиональные команды. А парням нужно где-то оттачивать свое мастерство. Вот для таких талантливых ребят и была создана «Академия», которая сейчас уверенно идет в середине турнирной таблицы молдавской дивизии.

С: А какие задачи в нынешнем сезоне стоят перед «Дачией»?

Стать чемпионами Молдовы. И это вполне реально – лидер последних лет тираспольский «Шериф» неплохо себя показал в групповом турнире Лиги Европы, а вот в национальном первенстве команду лихорадило, она теряла очки. В итоге на зимнюю паузу «Дачия» ушла лидером – за 21 тур команда набрала 48 очков. На три очка мы опережаем «Милсами», а «Шериф» с 44 очками расположился на третьем месте.

«Шериф» в Молдове можно смело сравнивать со «Спартаком» в России и киевским «Динамо» на Украине в 90-х – тирас­польцы год за годом являются бессменными чемпионами страны. Сейчас на вершине турнирной таблицы находится «Дачия». Время «Шерифа» проходит?

«Шериф» не стал слабее. Скорее, дело в том, что в последнее время подтянулись другие ­команды – «Дачия» и «Милсами». И, несмотря на четырехочковое отставание от нас, «Шериф» без боя золотые медали первенства нам не отдаст – это я знаю точно.

Двукратный чемпион СССР в составе московского «Спартака» Виктор Пасулько, который до вас возглавлял сборную Молдовы, не преминул заметить, что чемпионат страны в Молдове – вообще убитый, значительно уступает первенству Азербайджана и Узбекистана, где Пасулько тренировал местные клубы. Согласитесь с оценкой Виктора?

Каждый имеет право на свое мнение. Я думаю, что азербай­джанский и узбекский футбол превосходят молдавский только по деньгам – по бюджетам команд и соответственно зарплате футболистов и тренеров. Но никак не по уровню футбола. Свои выводы делаю на основании результатов игр молдавских команд с азербайджанскими и узбекскими коллективами. Факт, что молдаване выигрывали чаще.

Готовясь к интервью, обратил внимание на возраст руководителей вашего клуба. Почетному президенту Габриелу Стати и спортивному директору Мухажиру Полонкоеву по 34 года, президенту Рустаму Полонкоеву – 36 лет, владелец команды Адлан Шишканов на год старше Рустама. Молодым всегда у нас дорога?

Ну, я их молодыми не могу назвать – потому что они мои руководители. Почему Шишканов и Полонкоевы имеют российское гражданство? Потому что они россияне. Шишканов, после того как стал владельцем клуба, привел свою команду.

А у вас остался российский пас­порт?

Конечно. Я гражданин России. И больше паспортов у меня нет. В Молдове у меня просто вид на жительство.

У выступавшего за «Дачию» в первом круге Роана Риккетса тоже только английский паспорт. Почему британец не пришелся ко двору в вашей команде? Когда-то ведь за «Тоттенхэм» бегал...

Многие легионеры приезжают в Молдову с таким настроением, что будут обыгрывать всех и вся на одной ноге. И только потом люди осознают, что за ум нужно браться с самого начала. Пользуясь случаем, хочу дать совет российским футболистам, которые собираются приехать поиграть в Молдове: не думайте, что вам здесь будет легко и что вы будете на голову выше всех остальных.

Лучший бомбардир «Дачии» и молдавской дивизии Геннадий Орбу случайно не родственник Гены Орбу, который бегал в донецком «Шахтере» и волгоградском «Роторе», а также выступал за сборную Украины?

Я генеалогическое древо «своего» Орбу пристально не изучал. Но если бы они были родственниками, о факте родства мне было бы известно.

Пару лет назад в целях повышения квалификации вы проходили стажировку в ФК «Москва». Почему не в «Динамо»?

Каждый человек выбирает то, что он хочет. Я спокойно мог пройти стажировку в мадридском «Атлетико» или «Реале». Но для себя решил, что на этот момент «Москва» является для меня самым оптимальным вариантом. Тем более что у нас было соглашение между «Академией» и «Москвой» о сотрудничестве.

Читал, что вы часто бываете в Москве. У вас в столице маленький бизнес?

Бизнеса нет. Да и не так часто я там бываю.

За выступлениями «Динамо» следите?

Конечно. Это единственный клуб российской премьер-лиги, за которым слежу. Могу сказать одно: в минувшем сезоне «Динамо» играло отвратительно. Смотрю на место «Динамо», зная бюджет клуба, – и мне становится стыдно за команду, в которой я провел свои лучшие годы.

Четыре года назад вас действительно приглашали на пост спортивного директора «Динамо»?

Разговор на эту тему был – я даже специально прилетел в Москву. Но подробностями беседы делиться не хочу.

«Дженоа» выложила за меня $7 000 000

При прочтении ваших прошлых интервью создается впечатление, что в биографии Добровольского есть несколько историй, ставших легендами. Давайте попробуем эти легенды развеять?

Давайте попытаемся. С чего начнем?

С рассказа, как тренер «Днепра» Владимир Емец после игры с «Нистру» взял вас за руку и отвел в раздевалку своей команды. И выставив вас вперед, сказал своим подопечным: «Посмотрите, кто вас обыграл. Сорок килограммов, из них тридцать пять – в голове». Как-то не верится, что Емец мог беспрепятственно зай­ти в раздевалку «Нистру» и забрать вас оттуда…

А вы думаете, я мог как-то возразить? Тогда «Днепр» гремел на весь Советский Союз – ­команда становилась чемпионом СССР. Я же тогда вообще мальцом был. Мне самому было интересно, куда это Емец меня ведет. Так что здесь ничего развенчать не получится.

Также вы говорили, что Емец предлагал вам при переходе в «Днепр» четыре (!) квартиры в Днепропетровске. В «Днепре» столько никому не давали. Геннадию Литовченко дали две – чтобы он родителей из Днепродзержинска в областной центр переселил, да и то не сразу.

«Днепр» обрабатывал меня очень активно. Сразу предлагали квартиру мне и родителям. А когда я сказал, что у меня три брата, заверили, что со временем и с ними вопрос решат. Не знаю, выполнил ли бы «Днепр» свои обещания, но разговор у нас такой был.

Еще одна история, которую можно подвергнуть сомнению, – приглашение от восьми испанских клубов, включая «Реал» (Мадрид), после вашего сезона в «Кастельоне». «Кастель­он» в том сезоне вылетел из Примеры, вы особой статистикой тоже не впечатлили – провели за команду 14 игр, забили три мяча. Откуда взялась история про восемь клубов, которые настойчиво приглашали Добровольского?

Поговорите на эту тему с агентом, который вел мои дела. Информацию я получал от него. Но из нескольких клубов мне звонили и напрямую. Просто я в той ситуации сам ничего не решал – у меня был подписан четырехлетний контракт с «Дженоа». И в «Кастельоне» я играл на правах аренды.

Трудно поверить в то, что мад­ридский «Реал» в случае своей заинтересованности не смог бы договориться о вашем трансфере с «Дженоа». Швейцарский «Серветт» договорился, а «Реал» не смог? Как-то неубедительно ­звучит…

Пообщайтесь с руководством «Дженоа» тех лет – они наверняка знают больше меня. Я же не знаю, что у них было на уме. Мне агент сказал, что «Дженоа» выставил за меня очень высокую трансферную сумму. В принципе, клуб имел на это право. Ведь у московского «Динамо» генуэзцы выкупили мой трансфер за семь миллионов долларов. Плюс я был самым высокооплачиваемым игроком «Дженоа» – по условиям контакта получал около 60 тысяч долларов в месяц. Это только зарплата. Учтите, что это было 20 лет назад, когда квартиры в Москве стоили по несколько тысяч долларов.

Правда, что вместо «Дженоа» вы могли оказаться в «Олимпиакосе» у Олега Блохина?

Был такой момент. Честно говоря, я бы с удовольствием поехал в Афины к Блохину. По-моему, кандидатура Литовченко у греков всплыла уже после того, как переговоры по моему трансферу в «Олимпиакос» сорвались. Но тогда все решалось сверху – от меня мало что зависело. С другой стороны, с «Дженоа» я подписал отличный в финансовом плане контракт.

А вот отличные сезоны вы проводили, только когда «Дженоа» отдавала Добровольского в аренду. После «Кастельона» итальянцы командировали вас на сезон в «Серветт». В Швейцарии вы словно летали на крыльях – забили 15 голов в 23 матчах и получили прекрасную прессу.

Руководство «Серветта» окончательно покорил мой поступок в последнем туре чемпионата. Наша команда заработала пенальти. Если бы я его реализовал, стал бы лучшим бомбардиром первенства. Но уступил право пробить одиннадцатиметровый юному местному воспитаннику. Он сильно нервничал и не забил. После чего этот пацаненок чуть не заплакал. Я его обнял, сказал: «Не переживай, у тебя еще все впереди». В итоге перед отъездом из Женевы мне устроили шикарные проводы. Накрыли стол, подарили очень дорогие швейцарские часы.

Сергей Алейников как-то рассказывал мне о методах тренера Джиджи Майфреди, с которым он столкнулся в «Ювентусе». Сергей утверждал, что Майфреди русских на дух терпеть почему-то не мог, а белоруса Алейникова и украинца Заварова считал русскими. В итоге оба игрока были вынуждены покинуть «Ювентус». Вы в «Дженоа» от Майфреди тоже натерпелись?

Он мне сразу сказал, что я у него не буду играть. Совсем странный персонаж – до сих пор не пойму, как его в «Ювентус» пригласили. Правда, там он не задержался, – как, впрочем, и в «Дженоа». С другой стороны, у каждого свои причуды – теперь уже я зла на Майфреди не держу.

Вы отыграли в чемпионатах пяти стран Западной Европы. Почему решили остаться жить в Испании?

Мне там больше всего понравилось. Теплый климат, своеобразная кухня. Немаловажным фактором было и то, что в 1992 году я купил себе в Испании дом.

Футбольная карьера помогла вам освоить несколько иностранных языков. Какие не забыли?

Без проблем объяснюсь с испанцем, итальянцем и немцем – на их родных языках. Русский и украинский я никогда не забывал. Естественно, могу говорить и на молдавском языке.

Вы были одним из первых российских футболистов, снявшихся в телевизионной рекламе. Мостовой уже после вас снялся в рекламе пива. Когда Александр приезжал в расположение сборной России, партнеры подшучивали над ним, дескать, привез ли нам пивка. Вас по поводу рекламы шоколадных батончиков не травили?

Как же без этого. Говорили: «Добрик, дай “сникерс”». Но, что интересно, мне за рекламные съемки по тем временам вполне прилично заплатили – помню, что сумма была больше 10 тысяч долларов.

Какой слух про себя посчитали самым обидным?

Я на больных людей не обижаюсь. Поэтому и многочисленные слухи близко к сердцу не принимал. Хотя сплетни вокруг меня напоминали известный анекдот, про священника, которому звонят и говорят, что у него дочь – проститутка. А священнослужитель пребывает в полнейшем недоумении – потому что у него из детей только два сына. Так вот и про меня говорили, что я открыл колбасный цех, страусов развожу. Причем я понятия не имел, откуда такие слухи появились, – наверное, ваши коллеги постарались.

Вы по характеру добрый? Оправдываете фамилию?

Не мне судить. Спросите об этом моих подопечных или моих ­друзей.

Хотели бы посмотреть футбол в формате 3D?

Пока что смотреть футбол мне лучше вживую – на стадионе.

Пять тестов Купера подряд

Экс-игрок киевского «Динамо» и сборной СССР Владимир Бессонов как-то сказал журналистам, что выпил водки больше, чем они съели борща. А кто в московском «Динамо» вообще не пил?

Да не было таких у нас. Разве что Сергея Стукашова могу назвать – по-моему, за те шесть лет, что я выступал за «Динамо», при мне он ни разу капли в рот не взял. Но могу и ошибаться – в рот я ему постоянно не заглядывал. Оговорюсь, что при этом мы знали, когда и где можно выпить. Если «на карантине» лежали до игры, понимали, что не имеем права злоупотребить. Я вам могу откровенно сказать, что меня за всю карьеру ни один тренер пьяным не застукал.

Что была за история с киевским «Динамо», когда, согласно договоренности с Валерием Лобановским, тогдашний наставник «Нистру» Анатолий Полосин вас привез на базу команды в Кончу-Заспу?

За давностью лет я всех подробностей не помню – все-таки четверть века минуло с тех пор. В Конче-Заспе я даже не тренировался – в тот же день тайком махнул обратно в Кишинев. Сейчас уже даже причины не вспомню, почему фактически сбежал от Лобановского. Но о том поступке не жалею, ведь буквально через три или четыре месяца перебрался в московское «Ди­намо».

Лобановский вам быстро простил побег из Кончи-Заспы?

Ну, раз вскоре начал регулярно вызывать в сборную, значит, простил. Валерий Васильевич еще дважды заводил разговоры о моем переезде из Москвы в Киев, но я на том этапе уже ничего менять в своей карьере не хотел. Лобановский же, нужно отдать ему должное, после моих отказов продолжал меня регулярно привлекать в ряды на­цио­нальной команды. Кто-то говорил, что в сборной Лобановского, если игрок не представлял столицу Украины, он мог выступать только в том случае, если был на голову сильнее своего коллеги по амплуа в киевском «Динамо». Так вот, я выступал в сборной Лобановского четыре года и подобного отношения ни разу не почувствовал.

Накануне перехода в московское «Динамо» в ЦСКА вас призвать не пытались? Юрий Никифоров рассказывал мне, как его руководство киевского «Динамо» прятало на конспиративной квартире.

Если не ошибаюсь, на меня уже был выписан персональный наряд. Но отсиживаться на конспиративных квартирах мне не пришлось – я ведь не шпион, явок у меня не было. Просто пришлось некоторое время безвыездно жить на базе «Нистру», а затем, когда все коллеги ушли в отпуск, полтора месяца куковать на базе московского «Динамо». Затем угроза отошла – все-таки «Динамо» являлось таким ведомством, что на бобики, присланные учредителями ЦСКА, могло ответить какой-то своей фишкой.

В какой команде вас больше всего истязали тренировками?

Меня в этом плане кишиневский спортинтернат закалил. После него мне было ничто не страшно. Потому что нас там гоняли – будь здоров! Помню бег с отягощениями – надевали жилеты, «корки» по 10 килограммов. Думаю, именно благодаря такой подготовке я и заиграл очень рано. Еще в спортинтернате меня на всю жизнь приучили к тому, что указания тренера не обсуждаются. Помню, как-то в московском «Динамо» пришлось во время одной тренировки пять раз сдавать тест Купера. А в сборной СССР по указанию Лобановского вся команда бежала два теста Купера подряд. Ничего, выжили.

Не только выжили, но и стали одним из героев матча с Бразилией в финале Олимпиады-1988. Когда пересматривали этот матч в последний раз?

Вообще ни разу не пересматривал. Диск с игрой у меня есть. Но его никто не смотрит – нет у меня такой духовной потребности. Я живу настоящим, а не прошлым.

Где лежат ваша золотая олимпийская медаль и орден «Знак почета», которым вас наградили за ту историческую победу?

У мамы в Раздельной Одесской области. Бываю там регулярно – последний раз наведывался пару недель назад. Благо: расстояние позволяет: от Кишинева до Раздельной – 70 километров.

После Сеула-1988 никогда слу­чайно с Ромарио, Бебето или Тафарелом не пересекались? Может быть, вспоминали олимпийский финал?

С бразильцами на эту тему не разговаривал. Но в «Дженоа» делил номер с итальянским голкипером Таккони. Ему я забил в полуфинале Олимпиады – сравнял счет за 12 минут до конца игры. А в дополнительное время отличились Нарбековас и Михайличенко, на что итальянцы ответили лишь голом Карневале. В итоге мы вышли в финал. Вот с Таккони мы Сеул вспоминали. Для меня это были приятные воспоминания, для него – не очень.

С: В олимпийском финале вы тоже сравняли счет, спокойно и уверенно реализовав пенальти. Как справлялись с предыгровым мандражом?

У меня его никогда не было – сам не могу понять почему. Сейчас, став тренером, накануне матча волнуюсь гораздо больше.

Свою карьеру наставника вы начинали в качестве играющего тренера в тираспольском «Тилигуле». В 38 лет в «Тилигуле» были в порядке? Трудно было решиться после шестилетнего перерыва вновь выходить на поле?

Конечно, было тяжело. Я ехал в Тирасполь тренировать, а не играть. Но иногда складывалась такая ситуация, что играть было некому. Вот и приходилось пере­одеваться и выходить на поле. Сейчас уже вместе с ребятами кроссы не бегаю. Могу раз в ­неделю или в пару недель в квад­рат поиграть или еще во что-то.

Юрий Никифоров после завершения активной карьеры два года вообще не мог смотреть футбол – так он ему приелся. А вы сколько отдыхали от футбола?

Смотреть я его не переставал. Но вернулся в футбол через четыре года после того как, казалось, окончательно повесил бутсы на гвоздь. А вообще перенасыщение у меня прошло очень быстро. Оно у меня не очень яркий характер носило. Знаете, во время сезона некоторые тренеры думают про себя, быстрее бы отпуск наступил. Но начался отпуск, прошло три-четыре дня, и тебе он уже надоедает. Уже хочешь вернуться на работу. По крайней мере у меня именно такие ощущения.

Давайте продолжим разговор об ощущениях. Удивились, когда у Валерия Газзаева не пошло в киевском «Динамо»?

У каждого тренера где-то идет, а где-то – нет. Точно так же и у игроков. Андрей Шевченко великолепно играл в «Милане», «Золотой мяч» выигрывал. Перешел в «Челси», но в Лондоне у него не заладилось. Или Роналдо возьмите. В «Эйндховене» в 17 лет стал лучшим бомбардиром чемпионата Голландии, потом в «Барселоне» поразил всех своей результативностью. Перешел в «Интер» – в Италии поблек. Вернулся в Испанию – вновь ярко заиграл в «Реале».

Последним матчем для Газзаева в киевском «Динамо» стал выездной поединок против тирас­польского «Шерифа». Были на этой игре?

Нет, у меня тренировка была с «Дачией» в это время. Послушайте, на Газзаева не стоит вешать всех собак. Помню, как под его началом играл в московском «Динамо». В рамках Кубка УЕФА мы в Москве уступили франкфуртскому «Айнтрахту» 0:6. Но если посмотреть не на счет на табло, а на игру, то видно, что «Динамо» играло неплохо. Атаковали, имели 20 моментов для взятия ворот. А немцы контратаковали и забивали. Из шести голевых возможностей реализовали все шесть. Это просто фактор везения. Без него в футболе – никак.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Спорт день за днем


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев