×
Спасибо, я уже с вами
Василий Рац: "Сделал ошибку, надолго уйдя из футбола"

Василий Рац: "Сделал ошибку, надолго уйдя из футбола"

25 марта 2011, пятница. 09:282011-03-25T09:28:23+02:00

Легендарный футболист «Динамо» и сборной СССР, которому сегодня исполняется пятьдесят, ответил накануне на полсотни вопросов корреспондента «СЭ».

- Василий Карлович, пожалуй, самый переломный момент вашей жизни случился 20 лет назад, когда новый 1991 год вы встретили парализованным. Что случилось в ту злополучную ночь?

- 31 декабря после вечерней тренировки долго ловил такси, чтобы уехать домой. Стояли сильные морозы, а я вышел на улицу с мокрой, да еще и непокрытой головой. Слава Богу, все давно позади.

- Кто помог не потерять веру в свои силы?

- Семья. Благодарен жене, которая очень меня поддерживала. Заставляли не падать духом и мысли о будущем детей.

- Прожив полвека, вы наверняка оглядываетесь назад. Что хотели бы, будь такая возможность, изменить в своей жизни?

- Наверное, после завершения карьеры игрока стал бы тренером. Да что толку сейчас об этом говорить?

- Юбилей отпразднуете с таким же размахом, что и ваш бывший партнер по «Динамо» Игорь Беланов?

- День рождения буду отмечать в кругу семьи в родном Закарпатье. Я в юном возрасте покинул родительский дом, и с тех пор ни разу не праздновал в родных стенах. Соберемся с родителями, женой, детьми. Позову родственников, живущих на Закарпатье. Мне всегда было дорого отношение ко мне родных и близких.

МАТЬ РАБОТАЛА В СЕЛЬСОВЕТЕ, ОТЕЦ - ВОДИТЕЛЕМ ГРУЗОВИКА

- О детских годах осталось больше ярких воспоминаний?

- В детстве играл за сельскую команду, в каждом матче забивал. Радость от тех голов и побед остались в памяти навсегда. Идешь в школу через стадион, домой - той же дорогой... О чем я мог думать, кроме футбола?

- Что ваша семья могла себе позволить, а что - нет?

- Мать работала секретарем сельсовета, отец - водителем грузовика. Кстати, недавно мама отпраздновала 70-летие, папе сейчас 73 года. Жили как все, большого достатка не имели, но родители старались изо всех сил, чтобы у меня было все необходимое. Дед купил мне, десятилетнему, первые бутсы. Я часто любовался ими в витрине виноградовского магазина спорттоваров и был убежден, что таких у меня никогда не будет. А тут такой подарок! Я их каждый день вытирал, полировал черные пластмассовые шипы. Даже надевать бутсы боялся, чтобы не поцарапать. А когда надел, они оказались уже малы…

- Как попали в футбольную школу, которых на Закарпатье не так много?

- Тренер сельской команды порекомендовал меня в виноградовскую детско-юношескую спортивную школу. Родители не возражали. Так, кажется, с двенадцати лет я начал тренироваться в ДЮСШ, а по выходным продолжал играть за односельчан.

- Успеваемость в обычной школе хромала?

- Нет, у меня она была средней. Учился легко, но выделить какой-то один предмет не могу. Голова была забита тем, что переживал на футбольном поле.

- Как часто приходилось выяснять отношения на кулаках?

- Ни на поле, ни за его пределами этого не случалось. Ни повода, ни желания драться у меня никогда не было.

- Футбол был единственным вашим увлечением?

- До львовского интерната я выступал во всех соревнованиях, проводившихся в школе и в районе. Часто выигрывал, но футбол оставался единственным, чем я мог заниматься сутками.

- Кто был вашим кумиром?

- Мишель Платини. Восхищала его техника и игровое мышление. А помимо футбола я, как и вся молодежь в округе, увлекался венгерской эстрадой.

- Вредные привычки обошли вас стороной?

- Соблазнов хватало, особенно в интернате. Старшие ребята могли и выпить, и закурить, но меня это не интересовало. После игр многие старались таким образом расслабиться. Но, к счастью, всех этих глупостей мне удавалось избежать без особого труда.

БЕСКОВ ПРЕДЛАГАЛ ПОДПИСАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ

- Первой вашей серьезной командой стали «Карпаты». Какие воспоминания остались об этом периоде?

- Помню, часть первой зарплаты отправил родителям… Ну, а «Карпаты» были лучшей командой западной Украины. В ней играли Броварский, Дубровный, Юрчишин, Баль, Суслопаров... Так что в футбольном отношении ярких воспоминаний много. Поражала огромная пропасть между юношеским и взрослым футболом. Никогда не страдал пессимизмом, но тогда мне слабо верилось, что смогу сыграть так, как те мастера. На первых порах выступал в дубле, а к концу 1979 года выходил несколько раз на замену в основе. Несомненно, я прогрессировал, иначе бы к основе не подпускали, однако особых надежд закрепиться в первой команде у меня не было.

- Следующим этапом вашей карьеры стал винницкий «Локомотив».

- Летом 1980 года я перебрался в Винницу. «Карпаты» оказались как бы трамплином. Здесь я по-другому увидел и понял игру, но настоящий игровой опыт получил в «Локомотиве».

- В «Динамо» переходили по своей воле? Никто не отговаривал?

- Когда на горизонте появилось «Динамо», нужно ли говорить, что творилось у меня на душе... Киевский клуб являлся для меня заветной мечтой. Отговаривать не отговаривали, но переманить в другой клуб пытались и - очень даже настойчиво.

- После двух лет, проведенных в дубле «Динамо», вы могли оказаться в «Спартаке». Почему сорвался переход?

- Я действительно мог перейти в «Спартак». Весь 1983 год тренером киевлян был Юрий Морозов. Ни одной игры за основу я не провел и, естественно, меня это не устраивало. Но в межсезонье в Киев вернулся Валерий Лобановский, узнал, что я собираюсь в «Спартак» - и убедил остаться. Его аргументы были просты: «Ты в «Динамо» провел уже два сезона, соответствующим образом подготовлен к игре в основе, мы на тебя рассчитываем. А в «Спартаке» придется доказывать все сначала».

- В Москве предлагали лучшие условия?

- О материальных вопросах как таковых речь не шла. Константин Иванович Бесков говорил, что за мной давно наблюдает, что я полностью подхожу под стиль «Спартака» и что он видит во мне потенциального игрока основного состава. Прямо дал понять, что из «Спартака» мне легче будет попасть в сборную. Бесков сказал: «В Киеве Лобановкий тебя загонит», после чего предложил подписать заявление о переходе. Я ответил: мол, должен подумать и попросил несколько дней. Как раз после этой секретной московской встречи с Бесковым состоялась беседа с Лобановским. Я позвонил Бескову - и сказал, что остаюсь в Киеве.

- В итоге за сборную СССР вы провели 47 матчей и забили четыре мяча.

- Да, из «Динамо» попасть в союзную сборную оказалось не так сложно, как казалось. В 1985 и 1986 годах мы играли очень прилично.

- Столкнулись ли с дедовщиной в «Динамо»?

- Дедовщины в Киеве не было никогда. Но вспоминается один анекдотичный случай. Из Винницы в столицу приехал на поезде. Иван Терлецкий из рук в руки передал меня Михаилу Фоменко. Приехали в Конча-Заспу поздно вечером, мне показали комнату, где предстояло переночевать. На соседней кровати уже кто-то спал. Разделся наощупь и лег. Утром проснулся и боюсь пошевелиться. Александр Сорокалет уже одевался, когда вдруг в дверях появляется Анатолий Коньков: «Что это значит? Меня что уже отчислили?» Я узнал Конькова и еще больше перепугался: «Извините, я не знал, что это ваша кровать».

СТОТЫСЯЧНАЯ АРЕНА АПЛОДИРОВАЛА СТОЯ

- Какой матч за «Динамо» был самым памятным?

- Осенью 1986-го мы играли с московскими одноклубниками в их манеже. Если москвичи выигрывают - они за два тура до конца становятся чемпионами страны. Если ничья - у нас еще остаются шансы, так как с ними же мы проводим перенесенный матч в Киеве. В Москве сыграли вничью, я забил решающий мяч. Киевский стадион был забит до отказа. Мы победили - и я тоже забил. Стотысячная арена, усеянная факелами, аплодировала стоя. В 1986-м мы выиграли Кубок кубков, неплохо выступили в Мексике, но тот вечер забыть невозможно!

- Сохранился в памяти и финал Euro-1988?

- Из матчей за сборную вспоминаются три других матча. На «Парк де Пренс» в рамках отборочного турнира мы обыграли французов. Забили я и Игорь Беланов. Второй матч - в Мексике с теми же французами. Мы сыграли очень здорово, они нас, кажется, не на шутку боялись. Поединок закончился вничью, я там тоже забил. Третий - на чемпионате Европы-1988 с голландцами. В стартовом матче мы обыграли их - 1:0. В одной из контратак с подачи Беланова я точно пробил в касание...

- Олег Протасов недавно рассказал, что поправил материальное положение, перепродав не всем доступную по тем временам «Волгу». В «Динамо» была возможность дополнительно заработать?

- Схема, которую рассказал Протасов, тогда многих выручала. Фактически все, кому предоставлялись машины, так поступали.

- Квартиру в Киеве получили?

- Да. Сначала выделили однокомнатную, а после того, как женился - двухкомнатную.

- Кто в «Динамо» мог в любой момент одолжить деньги?

- Не знаю. Я ни у кого никогда ничего не просил.

- У вас просили взаймы?

- Тоже никто и никогда.

КЛАРЕ, КОГДА ПОЗНАКОМИЛИСЬ, БЫЛО 12

- Со второй половинкой, племянницей тренера Иштвана Секеча, встретились не случайно?

- В первый раз мы увидели друг друга, когда мне было 17, а будущей жене всего 12. Я только начинал выступать в «Карпатах», а Клара, племянница тренера, со своей мамой бывала на всех матчах основного состава. Получается, с женой мы познакомились еще детьми.

- Вы подолгу жили на базе. С супругой не устраивали тайные встречи?

- Мы с ней так серьезно относились к футболу, что без проблем переносили различные тяготы жизни. Моя вторая половинка сама из футбольной семьи и отлично знала, что ее ждет как жену футболиста.

- В футбольной жизни что было самым скучным?

- Бывало, на просмотрах матчей чемпионата Англии, которые для нас время от времени устраивал для усиления боевого духа Лобановский, я отключался.

- Кто вам больше всего помогал из партнеров, кто - мешал?

- В «Динамо» и сборной я много лет жил в одном номере с Белановым. Мы друг друга всегда поддерживали, и это, думаю, нам обоим очень помогало.

- Запомнилась ли вам какая-то шутка Лобановского?

- Васильич не был балагуром в традиционном смысле этого слова, но его шутки всегда были остроумными и добрыми. Сейчас мне сложно вспомнить что-то конкретное.

- Не злились на тренера из-за высоких нагрузок? Пытались как-то увиливать?

- Еще как злился! Но увиливать не пытался никогда. Интуитивно я чувствовал, что нагрузки необходимы и старался все выполнить, не давая волю эмоциям.

- В странных матчах доводилось участвовать?

- Ничего по этому поводу сказать не могу. Странные матчи мне никогда не нравились!

- В Испании могли остаться дольше, чем на сезон?

- Мне предлагали трехлетний контракт, но это было в советские времена, и без разрешения наших властей подписать я его не мог. К тому же после того, как «Эспаньол» вылетел из примеры, Лобановский сказал, что оставаться в этом клубе нецелесообразно: в целях качественной подготовки к чемпионату мира в Италии лучше вернуться в «Динамо».

- Жизнь в капиталистической стране сильно отличалась от советской?

- Да, и существенно.

- В Венгрии вы все-таки провели семь матчей за «Ференцварош». Успели ощутить уровень венгерского футбола?

- Даже не выходя на поле, понимал, насколько он низок. Но на тот момент, преодолев последствия паралича, мне все-таки хотелось вернуться в футбол. К сожалению, через некоторое время понял, что пора, и повесил бутсы на гвоздь.

ПРОТАСОВ ТОЖЕ НИЧЕГО НЕ ПОНЯЛ

- Помните самую оригинальную установку на матч?

- Мы готовились к матчу с румынами. Это была моя первая игра за сборную, которую тренировал Эдуард Малофеев. Установка была длинной. После нее подошел к Протасову и спросил: «Олег, что делать на поле? Я так ничего и не понял». - «А ты думаешь, я что-то понял? - ответил Протасов. - Выходи и делай то, что умеешь».

- С кем из партнеров по «Динамо» вам тяжелее всего было находить общий язык?

- С одними было просто и легко, с другими сложнее, но особых проблем у меня никогда ни с кем не было.

- Думали о том, чтобы сыграть за сборную Украины?

- Мысли такие были, но после затянувшегося на долгие месяцы восстановления в Венгрии я понял, что это не реально.

- После завершения карьеры вы занялись бизнесом. Не страшно было в лихие девяностые?

- В Венгрии рыночная модель в ту пору уже работала полным ходом. Все было спокойно и относительно легко. А в Украине и в России меня встречали дружелюбно, с уважением. Люди еще помнили игры «Динамо» и сборной и, скорее всего, меня не могли воспринимать исключительно как бизнесмена.

- С людьми из криминального мира имели проблемы?

- К счастью, с бандитами меня судьба не сводила. Всегда старался работать в правовом поле.

- Какой гол памятнее - сборной Франции на ЧМ-86 или сборной Голландии на ЧЕ-1988?

- Оба гола для меня одинаково важны. Они для меня ценны и по значимости результата команды, и по тому, что были результатом коллективных усилий.

- В финале ЧЕ-88, сыграй в воротах Виктор Чанов, а не Ринат Дасаев, могли стать чемпионами?

- У Чанова и Дасаева разные психологические и физические профили. Сравнивать этих двух выдающихся вратарей сложно.

У САБО БЫЛИ ПРОБЛЕМЫ СО МНОГИМИ ФУТБОЛИСТАМИ

- Ваш протеже Балаж Фаркаш так и не заиграл в «Динамо». Почему?

- В команде была нешуточная конкуренция. Балажу, видимо, в чем-то не повезло.

- Когда Йожеф Сабо позвал в «Динамо» помощником, какой вы увидели родную команду?

- Честно говоря, удивился, ведь застал в клубе полную анархию, чтобы не сказать бардак... Не случайно у нас ничего не получилось. Так же, как не случайно пришедший затем Семин расстался с большой группой футболистов.

- У Сабо и вас было взаимопонимание с футболистами?

- У Сабо проблемы были со многими футболистами, в том числе и потому, что некоторых из них даже на пушечный выстрел нельзя было подпускать к «Динамо». Я был одним из помощников Сабо и, естественно, его проблемы были моими проблемами. Я переживал и за Йожефа Йожефовича, и за результат, отчетливо видел фальшь и двуличие. Мог ли я в душе мириться с этим?

- Какой опыт извлекли из тренерской работы в «Динамо»?

- Понял, что я совершил ошибку, надолго уйдя из футбола.

- После этого чем занимались? Были предложения поработать тренером?

- Вернулся к бизнесу, но начал сворачивать некоторые проекты. В «Динамо», окунувшись с головой в футбол, понял, что в этой жизни заниматься надо тем, что близко уму и сердцу. Начал восстанавливать футбольные контакты, чтобы вернуться к тренерской работе. Варианты трудоустройства были, но по разным причинам ничего не получилось.

- В «Закарпатье» на вас не рассчитывают?

- Как раз с «Закарпатьем» и мог сложиться вариант - идеальный для обеих сторон. И хотя у ужгородцев есть действующий тренер, я надежд не теряю. В будущем все может быть.

- Сыновьям Ласло и Атилле помогали выбирать путь в жизни?

- Я всегда их ориентировал на независимость, на самостоятельное принятие решений, на инициативу, тем более что оба - ребята с характером.

- И напоследок: как выступит сборная Украины на Euro-2012?

- Знаю, что на чемпионате Европы перед командой будут стоять высокие задачи. Хочется верить, что они ей окажутся по плечу

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: Сергей Талимончик, Спорт-экспресс в Украине


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев