×
Спасибо, я уже с вами
Андрей Ещенко: "У Яковенко тренировались по четыре раза в день, иногда по пять"

Андрей Ещенко: "У Яковенко тренировались по четыре раза в день, иногда по пять"

25 марта 2012, воскресенье. 10:002012-03-25T10:00:48+03:00

28-летний сибиряк Андрей Ещенко тренировался четыре раза в день у Яковенко, попадал под обстрел яйцами у Протасова, а в субботу дебютировал у Коусейру.

В середине нулевых Андрей Ещенко вполне обоснованно котировался самым многообещающим русским крайним защитником – его автографа хотела вся Москва, а получил Киев. Первый большой контракт, испытание дружбой с Милевским и Алиевым, ссылка в Днепропетровск, фотосессия с киевскими моделями для L’Officiel и зарплатные перебои в Нижнем Новгороде – по истечении пятилетки мытарств, томлений и ошибок Андрея наконец позвали в клуб, которому он симпатизировал с юности.

В середине нулевых он смело критиковал тренера молодежки Чернышова и вообще был остр на язык. Сегодня он говорит, что граничащая с эпатажем публичность – это не про него.

В середине нулевых Ещенко вместе с партнерами по «Химкам» застенчиво смешивался с болельщицкими массами, маршируя от клубного автобуса к стадиону «Лужники» на финальный матч Кубка России против ЦСКА. Сегодня Андрею было бы сложно затеряться в толпе. Природная скромность никуда не делась, но имидж Ещенко приобрел несколько отличительных черт.

– На ноге у меня инициалы – А и Е, – рассказывает Ещенко про свои татуировки. – На плече – апостол Андрей. А еще есть ангел и дева Мария. Первое тату сделал в Киеве – друзья показали один салон.

В середине нулевых карьерной судьбой Ещенко распоряжался Андрей Червиченко. Сегодня игрок признается, что обменивается с бывшим патроном «Химок» разве что поздравлениями с Новым годом и днем рождения.

Человек с такой, как у Ещенко, судьбой просто не мог не получить еще один шанс.

Андрею было девять, когда его родители погибли в автокатастрофе. Попав в иркутский детдом, Ещенко осознанно сосредоточился на футболе – сбегал с уроков на тренировки, драил школьные полы в качестве наказания, но потом снова сбегал.

– Поначалу я занимался баскетболом, но лет в 10 переключился на футбол – пацан знакомый предложил попробовать, я и втянулся, – вспоминает Ещенко. – Я гонял мяч с утра до вечера, но по телевизору футбол почти не смотрел. Зато теперь интересно пересматривать старые матчи – видеть людей, которых сейчас знаешь как тренеров, в молодом возрасте и на поле. Прически такие смешные, трусы короткие.

На просмотр в иркутскую «Звезду» Андрей попал после юношеского первенства России. Сборная города проиграла в отборочном раунде Новокузнецку, но ее капитану повезло больше: званный в «Звезду», Ещенко в одной из первых контрольных игр забил головой, а менее чем через год сыграл в 1/16 Кубка России против романцевского «Сатурна».

– Так-то на «Труд» по несколько тысяч ходило, а тут стадион битком – 15 000!

Ещенко вышел на замену за четверть часа до конца матча и уже в добавленные минуты упустил возможность забить, выйдя один на один. Встреча обернулась пристойной для «Звезды» нулевой ничьей, и Андрей впервые в своей жизни отогрелся в лучах болельщицкой любви. Среди выводка поклонниц нашлась даже такая, которая попросила написать пожелание для армейской части. В ответной встрече сатурновец Алексей Медведев разразился хет-триком уже в первом тайме, и появление после перерыва Ещенко не очень-то переломило игру – «Звезда» пропустила еще трижды и покинула на щите и Подмосковье, и Кубок России.

Спустя год Ещенко вернулся и в Подмосковье, и в Кубок России. Сбросив с себя вериги спартаковского президентства, Андрей Червиченко взялся финансировать «Химки» в обмен на строительные преференции от городских властей и первым делом распорядился насобирать по стране толковую молодежь. В одну из скаутских сетей угодил и правый хавбек иркутской «Звезды».

– Отыграли первый матч на турнире «Надежда», меня признали лучшим игроком встречи, – рассказывает Ещенко. – Подошли селекционеры – один из «Химок», другой уже не помню откуда. Зашла речь о контракте. Прикинул: первый дивизион, Подмосковье, хорошие по тем временем деньги – конечно, я сразу согласился на переход в «Химки».

Пройдет еще год – Андрей превратится из хавбека в защитника, съест в финале Кубка России Вагнера Лава, дебютирует в молодежке и получит предложения от большинства московских клубов. Но прежде Ещенко отведал предсезонной подготовки по рецепту Павла Яковенко.

– Вставали в шесть утра, – ворошит былое Ещенко. – То есть тренировок было… Сейчас посчитаю… По четыре в день, иногда по пять. Предсезонная подготовка длилась с декабря по март – сезон-то в первой лиге позже начинается. Но высокими нагрузками меня не удивишь. Всегда любил физические упражнения, бегал много. С Яковенко много оттачивали технику, работу с мячом – зато польза потом какая была: научился к резвым ногам подключать голову. Думаю, еще годик-другой можно было бы с ним поработать – прибавил бы и в технике, и в тактике.

Контингент у Яковенко подобрался и впрямь перспективный – трое (Янбаев, Иванов и Савин) получили потом от Хиддинка вызовы в сборную, не говоря уж о том, что почти все нашли работу в премьер-лиге. Сами «Химки» в тот год из первого дивизиона так и не выбрались.

– Может, и сами виноваты, – признает Андрей, – должны были выходить по всем показателям, но в конце сезона проиграли две игры в Сибири и пропустили вперед себя «Спартак» из Нальчика. Ну и еще в газетах много писали, что «Луч» покупал игры и все такое. Хотя потом они достойно выступали в премьер-лиге.

На излете года «Химки» покинул Андрей Червиченко – а с ним и все его ставленники: от тренера Яковенко до защитника Ещенко. Всего порядка 20 человек, которых Андрей Владимирович за одну зиму ловко расфасовал по клубам премьер- и первой лиги: Гогуа, Калачева, Данишевского, всех.

– В «Химках» я попал в хорошую компанию, поэтому переезд из Иркутска в Москву дался легко. Да, поначалу я жил в Москве, а потом перебрался в Химки. У нас был дружный коллектив, все ребята молодые плюс Тихонов – раньше только по телевизору его видел, а тут стал играть с ним в одной команде. В первый же год дошли до финала Кубка – просто незабываемое ощущение. Со многими парнями из той команды дружен и сейчас – с Перовым, Смирным, Данишевским, с Янбаевым вот вместе играем.

Андрей страшно не хотел уезжать из России и до последнего надеялся перейти в один из 
московских клубов – хотели его ЦСКА, московское «Динамо» и «Спартак», но утолить финансовый аппетит Андрея Червиченко (?2–3 млн) не отважился никто. В итоге Червиченко убедил тезку отправиться в полугодовую аренду в киевское «Динамо», которое уже третий сезон мучительно перебирало кандидатов на позицию правого защитника: Алессандро, Иримию, Марковича.

После сезона под крылом Яковенко Андрей ожидаемо не испытал неудобств и с Демьяненко. Ещенко убедительно вжился в образ основного правого защитника легендарного клуба и в мае заключил пятилетний контракт с «Динамо», а Андрей Червиченко стал богаче не то на полтора, не то на все три миллиона евро. Однако вместо дебюта в Лиге чемпионов или чего-нибудь столь же приятного Андрей внезапно уселся на скамейку и уже в августе покинул Киев. Тревожные симптомы проступили в финале Кубка Украины. Отлично отыгравший пару-тройку предыдущих месяцев Ещенко не увидел себя в стартовом составе – Демьяненко объяснил это тем, что хотел дать ветеранам клуба шанс завоевать престижный трофей на финише карьеры. Ещенко отсидел в запасе еще несколько игр и в итоге согласился на аренду в московском «Динамо». Его позвал Юрий Семин – тренер, в чей «Локомотив» Ещенко был влюблен с юности.

Но карьерная синусоида игрока поползла вниз еще энергичнее. Не успел он приехать в Москву, как Юрий Семин простился с «Динамо», Кобелев дал понять, что не видит Андрея в основе, а в Киеве его уже сочли человеком, отлынивающим от суровой конкуренции. По возвращении из Москвы Ещенко спровадили в «Днепр».

– В Днепропетровске начиналось очень неплохо – шли на первом месте, но второй круг провели гораздо слабее и скатились на четвертое. Мне кажется, пауза между кругами оказалась слишком длинной и вообще ненужной. Сбились с победного ритма, потеряли уверенность, что можем обыграть любого.

Архитектор того краткосрочного успеха «Днепра» Олег Протасов пополнил галерею великих динамовских восьмидесятников, потренировавших Андрея Ещенко.

– Жаль, что у Протасова в России не получилось, – забегает вперед Андрей. – Думаю, доверили бы ему клуб посолиднее – ЦСКА, например, – все могло сложиться гораздо лучше.

В Днепропетровске Ещенко довелось попасть под обстрел. В августе 2008 года, после ошеломительного поражения в квалификации Кубка УЕФА от швейцарской «Беллинцоны», болельщики «Днепра» арендовали три микроавтобуса и, перегородив команде въезд на базу в Приднепровске, закидали ее помидорами и яйцами, а затем развернули баннер «Играйте голыми – не позорьте формы» и призвали к ответу шестерых самых опытных футболистов. Олег Протасов подал в отставку, а новый тренер Владимир Бессонов выдворил из основы 10 человек – в том числе и Ещенко. Поиграв несколько месяцев за дубль, Андрей с тремя партнерами по «Днепру» – Роланом Гусевым, Сергеем Самодиным и Богданом Шершуном – устроился в киевском «Арсенале». У Александра Заварова.

– Заваров, как и Протасов, поиграл за рубежом – у них европейский подход к тренировкам, – замечает Ещенко. – Когда я приходил в «Арсенал», команда шла 14-й. После того как подтянулась наша четверка из «Днепра», «Арсенал» поднялся на 10-е место. На следующий год мы уже стали седьмыми, остановившись в одном очке от Лиги Европы. На «Арсенал» ходило по паре тысяч человек – все-таки «Динамо» в Киеве популярнее всех плюс еще «Оболонь» есть, но понемногу популярность клуба все же увеличивалась.

С возвращением в «Динамо» было туго. Даже человек, звавший Андрея в Россию, не горел желанием снова сотрудничать.

– Семин мне сказал: «Ты легионер. Тебе тяжело будет в состав пробиться. Ты еще молодой, практика нужна, поэтому, если есть вариант с постоянным местом в составе, лучше иди туда». Вот я и пошел в «Арсенал».

Полгода назад Ещенко наконец освободился от киевской кабалы и из четырех российских вариантов выбрал нижегородскую «Волгу».

– Нижний – хороший город. Всего четыре часа от Москвы, – калькулирует Ещенко. – Болельщиков много приходило – они, по-моему, в пятерку вошли по посещаемости. Расстраивало, что базы нет, но новое руководство вроде обещало построить – они же чемпионат мира принимать собираются.

Осенью «Волгу» заштормило – новое руководство обвинило старое в «финансовых разрывах», а игроки, имевшие денежные вопросы, по словам председателя правления Дмитрия Сватковского, из команды отчислялись.

– Предложение от «Локомотива» поступило, еще когда сезон шел – то ли в конце октября, то ли в ноябре уже, – вспоминает Ещенко. – Я всегда хотел играть именно в нем, поэтому согласился не мешкая. По молодежной сборной я знал Шишкина и Торбинского, с Сычевым просто так общались, с Янбаевым вместе играли за «Химки». Смородская за то время, что мы общались, произвела впечатление требовательной, властной и умной женщиной. Президенты клубов не часто приезжают на сборы, но она вот приезжала. Заодно с днем рождения меня поздравила.

В прощальной речи Дмитрий Черышев подчеркнул: «Ещенко быстро адаптировался в «Волге» и стал настоящим мотором команды».

– По тренировкам Черышева чувствовалось, что он долгое время провел в Испании, – отмечает Ещенко, – Больше занятий с мячом, больше интенсивности. Ему помогали два испанских тренера, но потом они уехали. А вот Коусейру – первый нерусскоязычный главный тренер в моей карьере. Он говорил, что планирует использовать меня на обоих флангах. Мне это не в новинку – я и у Заварова, и у Черышева играл то справа, то слева. Для меня эталоном служит Роберто Карлос. Таким и должен быть крайний защитник – быстрый, с ударом. Даниэл Алвес тоже неплох, но он чересчур техничный – для защитника-то.

Нет, человек с такой судьбой просто обязан был получить еще один шанс.

← Нажми «Нравится» и читай нас в Фейсбуке

Источник: sports.ru


Подождите, пожалуйста, идет загрузка комментариев