Россия
Россия

Россия - результаты и расписание матчей, турнирная таблица, новости.

Миодраг Божович. Граф Монтенегро


Интереснейшее и большое интервью наставника "Амкара"

Миодраг Божович. Граф Монтенегро


Главный тренер "Амкара" Миодраг Божович произвел на нас большое впечатление. Совершенно очаровал - хоть очаровываться корреспондентам и не рекомендуется.

Мы приехали к Божовичу в отель при Даниловском монастыре за день до главного матча в его тренерской карьере - финала Кубка России. Любой тренер советской школы послал бы нас куда подальше, - а человек по прозвищу Граф Монтенегро согласился легко. Интервью так интервью.

Параллели напрашивались. Мы драму не искали - она сама нас нашла: Божович, в божьем месте...

Наш герой параллели эти не одобрил. Пожал плечами, посмотрел в окно на золоченые купола и сообщил, что Бога нет. Ласково, но твердо. В вопросе отношения к Всевышнему элегантный черногорец давно определился.

- В России я лишь однажды зашел в церковь. Перед игрой с "Рубином" в Кубани, - сказал Божович.

- В Казани, - поправили мы.

- Ах, да... Купил икону Кубанской... нет, Казанской Божьей Матери. Поставил свечку, попросил о победе. Чем все закончилось, помните?

- "Амкар" проиграл 0:1.

- Правильно. И я лишний раз убедился: если футболисты играют как надо, они победят и без помощи небес.

- В гостинице Даниловского монастыря накануне финала Кубка России "Амкар" остановился не по вашей инициативе?

- Так решили руководители клуба. Наверное, считают, что Бог помогает. А я думаю, что нам помогают Белоруков, Попов, Кушев, Дринчич, Дуймович и далее по списку - все, кто завтра выйдет на поле. Я атеист.

- Зачем же в Казани ходили в церковь?

- Хоть не верю в Бога, православные обычаи соблюдаю. А вера... У меня есть хорошая история на этот счет. Когда играл в Индонезии, был в гостях у местного парня, капитана команды. Его отец, узнав, что я атеист, спросил: "Почему не веришь?" Я ответил так: "Вы, мусульмане, верите, что есть только ваш Бог". Он кивнул. "Но и христиане верят, что есть только их Бог". Он снова кивнул. "Иудеи тоже верят, что есть только их Бог. А еще есть буддисты, индусы - и у каждого свой Бог. Кто же ошибается?"

- Что услышали в ответ?

- Старик долго молчал, потом протянул рюмку: "На здоровье!" Не подумайте, что я против церкви. Наоборот, мне там уютно. Да и жить было бы легче, если б веровал. Но считаю, что у каждого человека Бог в душе. Если работаешь честно и не делаешь плохо другим - тебе воздастся.

- Мы как-то видели кружку, на которой были написаны "Десять заповедей черногорца": "Если захочешь поработать - сядь и подожди. Увидишь: пройдет", "Человек рождается усталым и рожден, чтобы отдыхать", "Когда видишь, что едят и пьют, - присоединяйся. Когда видишь, что работают - старайся не мешать..."

- Все правильно. Такой у нас народ.

- Какой?

- Нам не нравится работать. У нас красивая страна - солнце, море, горы. Как в таких условиях трудиться? Мы очень ленивая нация! Даже наши соседи сербы не столь избалованные. Честно вам скажу: мне тоже не нравится работать.

- Ничего себе.

- Шучу, расслабьтесь. Я - исключение.

- Тренер Слуцкий нам рассказывал, как однажды на даче разгружал самосвал навоза - тяжелее работы в его жизни не было. В вашей жизни - момент самого тяжелого физического труда?

- Я и холодильник таскал на какой-то высокий этаж, и чем только не занимался. Особенно часто вспоминаю, как трудился в детстве. Хватался за любую работу. Если кто-то поблизости строил хлев - я бежал на помощь. Это повторялось каждый день. С тринадцати лет зарабатывал сам.

- Настолько любили деньги?

- Угнетала мысль, что трачу деньги родителей. Когда развлекаешься на собственные, совсем другие ощущения.

- На что копили?

- С семнадцати лет мы с приятелями мотались в Италию, покупали там одежду. От Черногории рукой подать, шесть часов по морю. Тогда, до 92-го года и президента Милошевича, у нас никаких виз не просили.

- Надо же. Ваш предшественник по "Амкару" Рахимов тоже время от времени заезжает в Милан покупать костюмы.

- Мы до Милана не доезжали, вполне хватало крошечного Бари. Но сейчас никуда ездить не надо, на каждом углу шикарные костюмы.

- Костюмы - отличная тема. Говорят, в Пермь вы приехали с одним чемоданом?

- Так и есть. У меня почти не было багажа. Мы, тренеры, как кочевники. Зачем тащить кучу вещей, если через несколько туров с тобой могут попрощаться? А я, отправляясь в "Амкар", вовсе не исключал такого развития событий. У нас ведь был жуткий календарь: два матча на выезде, затем дома с "Динамо" и в Москве со "Спартаком". Ноль очков - и до свидания, Божович.

- После перерыва в чемпионате вещей привезете больше?

- Наверное. Теперь появилась уверенность, что до конца сезона с "Амкаром" доработаю. Дальше будет видно.

- А сколько всего у вас костюмов?

- Кажется, тринадцать. В Пермь пока привез два.

- А галстуков?

- Полно. До Перми доехало штук пятнадцать.

- Вы элегантно одеваетесь. Вкус от природы?

- В юности обожал смотреть итальянский чемпионат. Специально поставил дома "тарелку". Наблюдал и поражался: там игрок после матча одет с иголочки. Без костюма и галстука к репортерам не выйдет. Мне так это нравилось, что сам стал следить за модой.

- Потому вас и прозвали Графом Монтенегро?

- Не исключено.

- Что-то вы пришли на встречу с нами без очков.

- Вот они, в кармане. Показать?

- Не обязательно. Знавали мы тренера, который носил очки с простыми стеклами. Для солидности.

- У меня "минус один". Ерунда, но без очков не обойтись. На расстоянии фигуру вижу, лицо нет. Я еще игроком пользовался контактными линзами. А линзы в те годы были ужасные - страшно мучился. Сестра замужем в Праге, она присылала приличного качества.

- На поле линзы теряли?

- Один раз. Но виду не показал, продолжил играть, зажмурив глаз. Довольно гадкое ощущение. Хорошо, что у меня не "минус шесть".

- Знаете что-то про тренера Петржелу, который работал когда-то в "Зените"?

- Слышал. В "Спорт-Экспрессе" читал, что он выиграл два матча подряд, едва приехав в Россию. После чего сказал: "Я самый лучший..."

- Петржела говорил и другое: "Машину люблю больше, чем жену". Не ваш случай?

- Никогда не любил автомобили. Всегда предпочитал простые модели. Начинал ездить на крошечной машинке югославского производства, "Юго", а недавно продал "Опель".

- В Перми за руль садитесь?

- Недавно начал. Поначалу меня возил Алексеич (тренер Владимир Соловьев. - Прим. "СЭ"). А квартиру клуб снял замечательную, минут пятнадцать езды от стадиона. Самый центр города.

- Почему Божович не стал великим футболистом?

- Я был великим футболистом! Метр девяносто шесть!

- А серьезно?

- Игроком был неплохим. К сожалению, в Югославии тогда сложилась тяжелая ситуация. Война, президент Милошевич, эмбарго... Я играл в "Црвене Звезде", но мы не провели ни одной международной встречи. Сборную отстранили от чемпионата Европы. А в 94-м мои лучшие друзья ушли из "Црвены Звезды". И я поддался настроению - решил, что в Югославии делать нечего. Уехал по первому же приглашению. Чудовищная ошибка!

- Куда отправились?

- В Индонезию. В "Црвене Звезде" получал 25 тысяч долларов в год. А там контракт был на 300 тысяч. Мне очень нужны были деньги, вот и согласился. Это сгубило карьеру. День, когда сказал "да" индонезийцам, самый глупый в жизни. Страна, правда, необычайной красоты, я там замечательно устроился на одном из 13 тысяч островов. А футбол своеобразный.

- В чем это заключалось?

- Вспоминаю случай. На выезде вели 2:1. Время истекло, судья показывает: добавлено пять минут. Ладно, играем. Он добавляет, добавляет, добавляет... Прошло минут двенадцать. У судьи в глазах был такой страх - не дай бог, местные проиграют.

- Поставил бы пенальти.

- Он в итоге и поставил. Тут уж я не выдержал - подбежал к судье и схватил его за горло. Едва не удушил. Тот насилу вырвался, достал красную карточку. Но это было только начало приключений. Наши соперники не попали в ворота, судье пришлось заканчивать матч.

- И что?

- Мы не могли уйти с поля четыре часа! Что было у зрителей под рукой, то и кидали. А мы сидели на траве и смотрели, как индонезийцы бьются с полицией. В конце концов нас вывели черным ходом. Автобус мы оставили у стадиона, а сами тихонько разъезжались на маленьких машинах. С выключенными фарами.

- Судя по тому, что судью схватили за горло, человек вы эмоциональный.

- О да! Я эмоциональный! Но к судьям с того дня не прикасался. Вывести из себя может очень большая неправда. В серьезной лиге не может быть того, что творил тот арбитр.

- В России выходили из себя?

- Мы играли со "Спартаком", сравняли счет - и на последних секундах едва не получили еще один гол. Я стоял на бровке, в руках бутылка с водой. От ярости эту бутылку жахнул себе под ноги.

- Тот же Петржела мог в стену и мобильный телефон запустить, и собственные очки. Вы ничего не бросаете?

- Нет-нет. В раздевалке я самый спокойный человек. Вообще не кричу. Нахожу какие-то слова для самого себя: "Давай-давай, ты должен держать себя в руках..."

- Еще есть тренерские заповеди, которые не нарушаете?

- Первая - вот эта: не кричать в раздевалке. Лучше вообще молчать. Еще я никогда никого не штрафую. За девять лет - ни одного случая.

- Почему?

- После первого штрафа игрок начинает тебя бояться. Исчезает респект. Как это по-русски?

- Уважение.

- Вот именно. Меня, кстати, тоже не штрафовали, я был дисциплинированным парнем. Прощу своему футболисту что угодно, если скажет правду. В Перми еще не сталкивался с нарушениями режима, но в предыдущих моих командах такое случалось. Был один футболист, который крепко пил.

- Что с ним сделали?

- А что я мог? Он играл настолько здорово, что я делал вид, будто ничего не замечаю. Этот парень был мне нужен.

- Когда Славолюб Муслин тренировал "Локомотив", начальство попрекало его излишней мягкостью. Говорило, что русскому футболисту нужен кнут. Пять месяцев в России вас в этом не убедили?

- Ни в коем случае. Это сказки из коммунистического прошлого. У игроков нынче совершенно другой менталитет. Честно говоря, и я в Перми порой слышу: мол, пожестче с командой надо. Но своих принципов не меняю. Это раньше тренеры много кричали - и были похожи на полицейских.

- Однажды вы сказали: "Во главе со мной "Амкар" выиграл бы чемпионат Сербии".

- Говорил. Скорее всего, так и было бы.

- Самоуверенный вы человек.

- Я уверен в команде.

- Читали, что о вас писали газеты, когда заключили контракт с "Амкаром"?

- Читали другие люди. Мне пересказывали.

- Пресса недоумевала: что за тренера выбрал "Амкар"?

- Меня это не задевало. Девятый год работаю тренером. Может, у меня не самое громкое имя, но повидал многое. Могу отличить хорошую команду от средней. Я посмотрел на "Амкар" и понял, что здесь с игроками порядок. Вы знаете, кого можно назвать хорошим тренером?

- Кого?

- Того, кто с хорошими игроками сделает результат. С плохими результат не сделает никто.

- Была установка на матч, которой как тренер гордитесь?

- Да. Я возглавлял "Борац". Нам предстояло дома принимать "Црвену Звезду". Я пришел в комнату теоретических занятий раньше команды и повесил плакат. Это была расстановка "Црвены" той поры, когда она выиграла Кубок чемпионов. С фотографиями прежних знаменитых игроков. А под этим плакатом был наклеен другой, с реальной "Црвеной".

- Смешно.

- Футболисты пришли, расселись - и я начал говорить: так и так, играем против Стойковича, Панчева, Юговича, Михайловича... Глаза игроков расширились. Они думали, тренер сошел с ума. Потом я внезапно сменил тон: "Нам повезло, сегодня играем с другой "Црвеной Звездой". Сорвал этот плакат, под ним оказался другой: "Вот с этой!"

- Как сыграли?

- Победили - 2:1.

- Андрей Аршавин обмолвился перед финалом Кубка УЕФА: "Мы в "Зените" не смотрим матчи соперника. Думаем о собственной игре". Ваша команда тоже не смотрит?

- Изучаем, так было заведено в "Амкаре" до меня. Привыкли. В других моих командах таких просмотров не было. Адвокаат молодец, прекрасно его понимаю. Открою тайну: игроки терпеть не могут эти просмотры. Никто не любит долгих теоретических занятий.

- И вы не любили?

- Ненавидел. Через десять минут тренера уже не слушают. Самое долгое теоретическое занятие, какое было в моей жизни, длилось полтора часа. В Подгорице, я был молодым футболистом. Я сидел и косился на тренера: как ты работаешь? Если я дам в "Амкаре" теорию на полтора часа - футболисты будут точно так же думать про меня.

- Тогда вы полтора часа дремали?

- Нет. Я думал о своей девчонке. И о том, чтобы в перерыве уехать на пляж.

- Сколько длится ваша теория?

- Пятнадцать минут - максимум.

- Вы не стали в "Амкаре" менять традицию - просматривать соперников. Еще что-то хотелось бы скорректировать?

- Да. Но никогда не надо менять все сразу.

- Ввели свои правила?

- Отныне мы работаем исключительно с мячом.

- "Амкар" не пробежал ни единого кросса?

- Только поначалу, когда сидели на сборах. Сейчас мы без мяча не бегаем.

- Не любите тест Купера?

- Как его можно любить? Тест Купера никому не нужен! Ни одну свою команду я не заставлял его выполнять! Зачем футболисту бегать по кругу?

- Понимаете тренеров, которые дают тест Купера регулярно?

- Нет, не понимаю. Это все должно остаться в прошлом. Последний раз я бежал этот проклятый тест, когда играл в Японии. В 96-м году.

- С Рахимовым встречались?

- Виделись в декабре, когда "Амкар" искал тренера. Я прилетел в Москву, разговаривал с Рашидом и президентом Чупраковым. Они общались не только со мной, еще рассматривали двух-трех претендентов.

- Рахимов давал вам какие-то советы?

- Тренеру трудно давать советы.

- Почему?

- Потому что каждый тренер уверен, что его методика - самая лучшая.

- На каком языке общались с Рахимовым?

- Он говорит по-сербски.

- Рахимов - по-сербски?! Вот так новость!

- Рашид - опасный человек... (Смеется.) Думаю, он знает языков пять, не меньше.

- Вы прошли через десяток клубов из разных стран. Какую из съемных квартир вспоминаете?

- Та, что была на Кипре. Играл там и чувствовал себя как в сказке. Фантастическая погода и люди. Сейчас на финал Кубка России специально приехал мой друг-киприот. Он был директором того клуба, в котором я играл. Будет болеть за "Амкар".

- Один наш тренер прикупил себе виллу на Кипре.

- Я ничего не купил. У меня тогда не было денег. Тех, что заработал в Индонезии, еле хватило на покупку квартиры в Белграде. А недавно и ее продал. Вложил деньги в покупку павильона в новом торговом центре. Тридцать квадратных метров. Буду сдавать в аренду. Так что пока никакого дохода нет, но, надеюсь, будет.

- Дорого обошлось?

- Очень. Пять тысяч евро за квадратный метр.

- Другого бизнеса у вас нет?

- Давно мечтаю открыть в Черногории, на берегу моря, таверну. Точно такую, какую видел на Кипре. Чтоб можно было долго сидеть, разговаривать, смотреть на волны...

- Сколько стоит ваша мечта?

- Недешево. После того как русские стали скупать землю в Черногории, все дико подорожало. Цены растут с каждым годом. А вторая моя мечта - возглавить когда-нибудь "Црвену Звезду".

- Славная мечта.

- Я играл за "Црвену Звезду", и это навсегда. Эта команда - моя любовь. Если бы вы оказались в моем доме, я отвел бы вас прежде всего туда, где у меня что-то вроде музея. Две самые любимые комнаты. На стенах фотографии, посвященные дерби, которые мы играли против "Партизана".

- Много в вашей жизни было таких матчей?

- Одиннадцать. И столько же фотографий. Каждый матч помню. Последнюю медаль с "Црвеной Звездой" я выиграл в 94-м - взяли Кубок Югославии. Встречались с "Партизаном". Сумасшедший был матч. За полчаса до конца у нас удалили Антона Дробняка. Полный стадион, невозможно услышать человека, который стоит рядом. Первый матч "Партизан" выиграл 1:0, второй выиграли уже мы с тем же счетом. А пенальти пробили лучше.

- Вы били?

- Нет. Когда играл еще за "Будучность", дважды подряд махнул выше перекладины. Пенальти для меня - трагедия. Я дал зарок.

- Кого-то из звездного состава "Црвены Звезды", завоевавшего в 91-м Кубок чемпионов, там застали?

- Не только застал, но и сдружился - с Миятовичем и Савичевичем. С Миятовичем давно не общались, до него, спортивного директора "Реала", невозможно дозвониться, а Савичевич живет в Черногории. Как приезжаю в отпуск, обязательно видимся. Он президент федерации футбола. Знаю, что Савичевич хотел назначить меня одним из тренеров сборной Черногории. Если нужно будет помочь - я готов.

- Лучший на данный момент тренер Черногории?

- Желько Петрович, он работает в голландском РКС.

- Мы думали, скажете: "Божович".

- Ха-ха. Может быть, может быть...

- Возглавить сборную Черногории - мечта?

- Не сейчас. Я хочу каждый день быть на поле. А тренер сборной чаще просиживает в кабинете.

- Правда, что вы тренировали "Будучность", 17 матчей подряд не проигрывали, шли на первом месте - и вас уволили?

- Я сам ушел. "Будучность" работала с судьями, но я, приняв команду, сказал: "Заканчивайте с этим. Мне помощь арбитров не нужна". Президент клуба согласился. Однако возникли другие проблемы. Основное поле "Будучности" долго не могли отремонтировать, и нам пришлось играть на кошмарном газоне. Хуже не видел нигде и никогда.

- Даже в России?

- Да. Натуральный "огород", как говорят у вас. Тем не менее мы шли без поражений. А президент был недоволен. Требовал запредельного - чтобы играла одна молодежь и при этом команда стала чемпионом. Но так не бывает. В конце концов мне надоело с ним препираться. Не пожелал работать с людьми, которые говорят гадости за спиной. Не понимают, что такое футбол, а пытаются меня учить. Я ушел, сидел без дела недели две. После чего пригласили в "Борац". Вылетающую команду. Позвонили: "Спасай".

- Спасли?

- Да. А на следующий год мы были уже четвертыми. Вот тут-то меня и пригласил "Амкар". Как видите, после расставания с "Будучностью" я сделал не самую скверную карьеру.

- Каждый получает то, что заслуживает?

- Конечно. Вот пример. В детстве я не был хулиганом. Но иногда с друзьями воровал у соседей в саду виноград. А сейчас у меня самого в Подгорице чудесный садик. В прошлом году выдался невероятный урожай мандаринов. Килограммов сто можно было собрать. Приезжаю как-то домой - все деревья оборваны. Ни одного мандарина не оставили. Сначала расстроился, а потом вспомнил, как сам виноград таскал, - и успокоился. Заслужил!

- Есть личная иллюстрация к словам "спорт жесток"?

- Еще бы! Я перенес шесть операций! Три - по поводу мениска, а еще паховые кольца, лучевая кость, ключица. Вы можете посмотреть, как она у меня срослась. Был сложный перелом руки - от него тоже остался шрам. Прооперировали, через полтора месяца вернулся на поле, но вскоре выяснилось, что эта же кость сломана и в другом месте - чуть выше. Пожалуйста, семь месяцев в гипсе.

Спорт жесток не только тем, что отдаешь здоровье. Когда ты популярен, тебя окружают тысячи людей. Все мечтают прикоснуться к твоей славе. Но едва заканчиваешь карьеру или уходишь в тень, ты никому не нужен. Людям со слабым характером тяжело. Многие спиваются.

- Про какую профессию думаете: "Какое счастье, что я этим не занимаюсь"?

- Я никогда не смог бы работать хирургом. Не представляю, как можно резать человека.

- Вашей жизни хоть раз что-то угрожало?

- В той же Индонезии как-то ехал на машине в аэропорт - внезапно поднялась буря. Машину едва не понесло по воздуху. Жуткий ветер, а дождь такой, словно на тебя обвалилась река!

- Прежде вы не знали, что такое подлинный страх?

- Я узнал страх в 94-м, когда умер отец. Аневризма аорты. Я был в Белграде, играл за "Црвену Звезду". Отцу в Подгорице сделали операцию, вроде прошло нормально - и вдруг кровоизлияние в мозг. Это был черный день. Никогда не думал, что с родителями может что-то произойти. Отец боялся идти на операцию. Позвонил: "Мне очень страшно, сынок". Я не мог понять: почему он боится? Даже врач похлопал меня по плечу: "Операция не самая сложная".

- Это единственный случай, когда столкнулись со смертью?

- В Черногории есть традиция, которая мне не слишком нравится: если человек умирает, на дерево во дворе прикрепляют его фотографию и некролог. Ты постоянно рядом с умершими, соприкасаешься с этим ежедневно. Ни в одной другой стране такого обычая не знаю.

- Кем работал отец?

- Занимался статистикой на заводе. А мама там же трудилась секретарем.

- Чему вы научились у отца?

- Говорить правду, пусть это кому-то и не по душе. Любой футболист сам знает, как отыграл, - и не стоит ему говорить, что он все равно лучший. Меня это раздражало. Просто подойди и скажи: "У тебя не получилось".

- Последние слезы в вашей жизни?

- Когда разводился с женой.

- Для кого-то развод - трагедия, для кого-то - облегчение.

- Мне было очень жалко детей. Они остались в Голландии с мамой, а я сегодня в Перми, завтра, может быть, еще где-то. У меня больше не будет жены-иностранки. Менталитет абсолютно другой. У жены был западный, у меня - славянский.

- Теперь вы лучше всех знаете, в чем разница.

- Славяне могут помочь друг другу. Мы открытые. Если попросите у меня рубашку - сниму и отдам. А они думают цифрами. Хочу вам сказать: жениться на девушке из другой страны можно, только если у вас огромная и искренняя любовь.

- У вас наверняка были десятки девиц. Почему вы женились на той голландской девушке?

- Она слишком сильно на меня давила. Совсем придавила...

- Большой русский актер Лев Дуров пятьдесят лет прожил с одной женщиной. Объяснил так: "Я никогда не предъявлял ей серьезных претензий".

- Отношения мужчины и женщины - сложный вопрос. Самый сложный для меня. Я люблю женщин, но с ними очень трудно.

- А без них?

- И без них трудно. Пока я не выяснил для себя, как сделать, чтобы было хорошо. Любая женщина хочет быть боссом в доме. Можете со мной не соглашаться, но я точно знаю, что это так.

- На вас нельзя давить?

- Наконец вы меня поняли! Когда на меня давят, я не могу жить!

- Подруг меняли часто?

- Рекорд - три месяца. Дольше ни с кем встречался. А вот с женой прожил семь лет.

- В какой момент ваш брак превратился в мучение?

- На седьмой год. Говорят, это кризисный период. Любая семья начинается с любви. У кого-то любовь проходит через семь месяцев, у кого-то - через девять. Никто не может любить тридцать лет.

- Вы полагаете?

- Я знаю. Сто процентов.

- У вас в Голландии ведь был хороший дом, садик...

- Не очень большой садик, но был. И что?

- Скучаете по этому дому?

- Нет. Никогда не чувствовал, что это мой дом. Мой дом в Черногории.

- Кто вам собирает чемодан в дорогу?

- Сам.

- Подружки у вас нет?

- Сейчас нет. Но я не переживаю. Жизнь богата сюрпризами. Может, вечером поедем с командой из этой гостиницы, и из окна автобуса увижу красивую девушку.

- И вы остановите автобус?

- Почему нет? В Перми, между прочим, удивительно красивые девушки!

- Успели оценить?

- Успел.

- Ухаживаете красиво?

- Люблю удивлять женщин. Лет десять назад, помню, устроил для подруги романтический ужин. Договорился с приятелем, у которого был ресторанчик на берегу моря. Ночью прямо на пляже накрыли стол. Пока мы до него шли, вдоль дорожки горели свечи.

- Сегодня на такое способны?

- Если полюблю - конечно!

- Сколько раз по-настоящему влюблялись?

- Три. Хотя нет, по-настоящему - два...

- Когда возвращаетесь вечером в пустую пермскую квартиру - не одиноко?

- Нет. На старте чемпионата был очень плотный календарь. Сплошные тренировки, матчи, перелеты. А ведь еще и записи игр соперника надо изучать. За последние месяцы посмотрел лишь один фильм. Зато самый любимый - "Неприкасаемые" с Кевином Костнером и Шоном Коннери.

- Что хотели бы поменять в себе?

- Все принимаю близко к сердцу. Это плохо. Для тренера - особенно.

- В вашем ящике стола есть таблетки от стресса?

- Лучше всяких таблеток успокаивает сигара. К сигаретам равнодушен, а вот от хорошей сигары после ужина не откажусь.

- Какие предпочитаете?

- Кубинские "Ромео и Джульетта-Черчилль".

- Дорогие?

- 500 рублей штука. Но курю не каждый день.

- Когда затягивались последний раз?

- Три дня назад. Смотрел матч с участием ЦСКА - готовился к финалу Кубка.

- Наш известный футболист сказал: "У всякого защитника был нападающий, который сделал из него клоуна".

- Однажды форвард, которого я опекал, забил три гола. Но никто не мог сказать, что этот парень "возил" меня всю игру. Помню, в матчах "Црвена Звезда" - "Партизан" мне несколько раз выпадало держать Саво Милошевича. Это было испытание. Он здорово укрывает мяч корпусом, великолепно двигается. Главное, не боится жесткой игры. Но из-под меня Саво забил только один мяч.

- В "Рубине" Милошевич заиграет?

- Должен. Не так просто Бердыев на одной пресс-конференции признал, что допустил ошибку, не выпустив Милошевича пораньше.

- Если бы вы могли купить трех любых российских футболистов, кого бы выбрали?

- Первым - понятно, Аршавина. Потом из "Локомотива" молодой человек. Забыл фамилию...

- Билялетдинов?

- Нет.

- Сычев?

- Нет. Вспомнил - Торбинский! И третий - Быстров из "Спартака".

- Почему?

- Про Аршавина вообще говорить не буду. Чего стоит его голевая передача в финале Кубка УЕФА! Гениальный пас! Быстров полностью соответствует своей фамилии. Постоянно обостряет игру. Если этих ребят я видел прежде в матчах за сборную, то о Торбинском до приезда в Россию ничего не знал. Изумительный игрок. Резкий и техничный.

- Книги в Пермь привезли?

- Одну знаменитого сербского писателя Йована Дучича. Философская книга о жизни, дружбе и любви. Раньше я много читал. Может, поэтому и со зрением проблемы. Особенно люблю Германа Гecce. Но став тренером, о книжках забыл - трудно сконцентрироваться. Бывает, пролистаешь пару страниц и сознаешь, что ничего не понял. Все мысли о следующей игре. Изучаю много футбольной литературы. Недавно прочитал книгу Ринуса Михелса "Как построить команду". Голландской тренерской школе в футболе равных нет.

- Из русской литературы вам что-нибудь знакомо?

- Читал "Преступление и наказание" Достоевского, "Войну и мир" Толстого. Но больше всего понравилась "Анна Каренина".

- Почему?

- Она - единственная, на мой взгляд, женщина, которая пожертвовала жизнью из-за мужчины.

- Что вам сегодня мешает назвать себя полностью счастливым?

- Редко вижу сыновей. У меня их двое. Деяну 8 лет, Милану - 4. Сильно скучаю. В этом возрасте дети настолько быстро меняются!

- На каком языке разговариваете?

- На голландском.

- Еще какие языки знаете?

- Английский и русский. Я и в Индонезии язык освоил, но уже все позабыл. Вот японский мне не давался. Жил там как на другой планете. В Европе нигде не чувствуешь себя иностранцем. Японцы же сразу дают понять: ты - чужой. Хотя люди там славные, работящие. Раздражала, правда, их педантичность. Скажут, что игра начинается в 19.04 - и будьте уверены, она в это время и начнется. Ни секундой позже.

- В России вас тоже что-то раздражает?

- Русские задают очень много вопросов. А еще постоянно вижу, как по телевидению выступают какие-то эксперты. Учат: "Это плохо, и это плохо..." Я хочу спросить: если все так ужасно, почему русские команды за четыре года выиграли два Кубка УЕФА?


Оцените этот материал:
Поделиться с друзьями:
Источник:
Спорт-Экспресс

Загрузка...
Авторизуйтесь на сайте, для того чтобы голосовать.
Комментарии (1)
Войдите, чтобы оставлять комментарии. Войти
Нанто (Харьков)
На удивление прочитал всё. Хотя текста очень много. Интересный человек, открытый. Приятно читать интервью с такими людьми.
Ответить
0
0


Новости Футбола

Лучшие букмекеры

Букмекер
Бонус

загрузка...